Надежды банковских слияний

Надежды банковских слияний
537

Что побуждает финансистов думать о слияниях и к чему готовиться украинцам

Хавьер Вивес,
профессор экономики и финансов Бизнес-школы IESE (Испания), автор книги “Конкуренция и стабильность в банковской деятельности: роль регулирования и политики в области конкуренции”

В банковском бизнесе настали трудные времена. Сочетание сохраняющихся уже длительное время низких процентных ставок с увеличением издержек для выполнения требований регуляторов, а также с появлением новых конкурентов, которые используют достижения финансовых технологий (сокращенно “финтех”), привело — особенно в Европе — к избытку банковских мощностей, снижению прибыльности и сильному искушению к совершению слияний.

На трудном рынке слияния имеют смысл: они помогают банкам снижать издержки, использовать общие IT-платформы, наращивать рыночную силу, уменьшая таким образом негативное давление на размер маржи и содействуя восстановлению капиталов.

Банки все это знают. Взгляните только на недавние переговоры о слиянии Deutsche Bank и Commerzbank — у обоих банков в последние годы наблюдается сильное падение рыночной капитализации.

Слияния и поглощения (M&A) не всегда вызваны проблемами. Более того, активность в сфере M&A — и по количеству этих сделок, и по их размерам — достигала пика накануне мирового финансового кризиса 2008 г., включая международные сделки внутри еврозоны и за ее пределами.

После пика 2007 г. эта активность пошла на спад, более важной стала внутренняя реструктуризация, особенно в Греции и Испании, которым пришлось реализовать трудную программу коррекции.

Кроме того, метод слияний и поглощений не всегда помогает. В октябре 2007 г. консорциум, созданный Royal Bank of Scotland (RSB), Fortis и Banco Santander, приобрел банк ABN AMRO.

Эта сделка до сих пор остается крупнейшим банковским поглощением в истории. Но вскоре спасать пришлось RBS и Fortis, которые оказались на грани банкротства.

Конкуренция не является единственным вопросом, вызывающим споры между органами власти в связи с M&A.

Существуют еще и разногласия между национальными надзорными органами, предпочитающими слияния внутри страны, и наднациональными надзорными органами, ратующими за международные сделки в рамках своей юрисдикции (например, в случае Европейского центрального банка это страны еврозоны).

Преимущества международной консолидации в том, что на более крупном рынке размывается рыночная сила и достигается больший уровень диверсификации, хотя у этих преимуществ есть своя цена — слабеет синергия издержек.

С точки зрения банков, международные слияния потенциально могут стать более привлекательным вариантом, если они происходят внутри территории с общим наднациональным надзором. В этом случае можно воспользоваться выгодами существования единых органов надзора и санации.

Последние изменения в регулировании банковского сектора в еврозоне, находящегося теперь под надзором ЕЦБ и получившего единый орган санации банков, отражают понимание выгод таких трансграничных слияний.

Однако пока Европа отстает в части подобных слияний, что вызвано дефицитом финансовой интеграции в более широком смысле.

В странах Евросоюза национальные банки, как правило, являются доминирующими игроками на внутренних рынках, как, например, BNP Paribas во Франции, UniCredit в Италии. В США, напротив, крупные банки, например Bank of America, JPMorgan Chase, Wells Fargo, доминируют во многих штатах.

У американских банков больше пространства для диверсификации. А европейские банки, осуществляя международные слияния, вынуждены действовать в условиях огромных различий в культуре, языке и законодательстве.

И это крайне трудно, особенно если учесть, что многим из этих банков нужно еще и радикально сокращать избыточные мощности. В результате в кратко­срочной перспективе европейские банки, скорее всего, займутся внутренней консолидацией или, максимум, региональной.

У Великобритании, проголосовавшей в июне за выход из ЕС, ситуация особенно сложная. Страна давно пользуется преимуществами открытой политики в отношении поглощений со стороны иностранных банков, что позволило, например, испанской группе Santander начать поглощение британского банка Abbey National в 2001 г.

Что касается банков остальной Европы, сейчас для них, похоже, пришло время подумать о вариантах слияний. Это, конечно, не серебряная пуля, но слияния способны сравнительно быстро уменьшить груз серьезных проблем.

 Впрочем, в долгосрочной перспективе банкам все же придется разбираться с устаревшими, тяжелыми и негибкими структурами, а также восстанавливать репутацию, делая акцент на качестве потребительских услуг и справедливости.

С Project Syndicate

Последние новости: