Непотопляемые

Непотопляемые
1214

“Люстрированные” банкиры как ни в чем не бывало “рулят” новыми банками в статусе серых кардиналов

Банкиры, руководившие недавно обанкротившимися финучреждениями, занимают руководящие должности в новых банках, несмотря на формальный запрет НБУ. Напомним: постановлением №357 от 04.06.15 г. регулятор запретил владельцам существенного участия или руководителям неплатежеспособных финучреждений занимать аналогичные посты в банковской системе на срок до десяти лет, если банк был выведен с рынка за отмывание “грязных” денег. В остальных случаях — до трех лет.

Главный куда пошлют
Показательной является история с известным банкиром Дмитрием Зинковым, бывшим председателем правления “Надра Банка” (а еще раньше — “ОТП Банка”), обанкротившегося в начале прошлого года. Уже через несколько месяцев (в начале июня 2015 г.) его пригласили возглавить “Платинум Банк” вместо Екатерины Рожковой, которая, кстати, перешла на работу
в НБУ.

Однако вступившие в силу ограничения регулятора помешали г-ну Зинкову занять кресло председателя правления “Платинум Банка”. Позже эту должность получил куда менее именитый банкир Константин Смольский.

Сам же Дмитрий Зинков стал главным исполнительным директором кипрского холдинга PT Platinum Public Limited, который является собственником “Платинум Банка”. Кроме того, он также занял позицию советника председателя наблюдательного совета банка.

Показательно, что новоназначенный банкир расположился в бывшем кабинете г-жи Рожковой. Закрадывается подозрение, что именно г-н Зинков может реально управлять банком, тогда как г-н Смольский — лишь “технический” председатель.

Сам Дмитрий Зинков после нового назначения долго не появлялся на публике и интервью не давал, хотя БИЗНЕС обращался к нему с таким предложением… Заговорить банкира на прошлой неделе заставил очередной скандал.

Дело в том, что 20 февраля появилась информация о задержании израильскими властями председателя наблюдательного совета “Платинум Банка” Григория Гуртового, который находился в процессе получения статуса “ключевого бенефициара” этого финучреждения. В НБУ заверили: разберутся что к чему, но пока никакой официальной информации не поступило.

Реализация подобной “обходной” схемы — отнюдь не редкость. В начале октября 2015 г. появилась новость, что небольшой Агрокомбанк назначил председателем правления Евгения Березовского.

Того самого, который трудился заместителем председателя правления по “корпоративу” официально “умершего” в начале марта 2015 г. “Дельта Банка”. В Агрокомбанке пояснили: то, что г-н Березовский работал в “Дельта Банке” до введения в него временной администрации, не означает, что его репутация теперь автоматически считается небезупречной.

 Для этого топ-менеджер должен работать в банке шесть месяцев в течение года до момента признания финучреждения неплатежеспособным. А г-н Березовский работал в “Дельта Банке” всего пять месяцев — с начала октября 2014 г.

Однако, судя по всему, с Нацбанком такой финт не сработал, и уже 30 ноября появилась информация об увольнении г-на Березовского. В последних интервью СМИ Евгения Березовского называли управляющим директором Агрокомбанка.

Временно исполняющей обязанности председателя правления этого банка значится импозантная дама с тату на плече, мало известная в банковских кругах Алена Ерошкина.

Кстати, в этом же финучреждении устроился Игорь Львов, бывший “розничный” заместитель председателя правления банка “Финансы и Кредит”, обанкротившегося осенью 2015 г.

В Агрокомбанке г-н Львов значится директором по розничному бизнесу. “Я отдал банку 16 лет, создал там бизнес, например систему “Аверс”. А всех взяли под одну гребенку только потому, что банк упал.

Значит, виноваты все, не разбираясь в причинах падения, — с горечью в голосе говорит г-н Львов. — С формальной точки зрения, может, это и правильно… Но очень несправедливо”.

Бывший “рисковик”, член правления “Надра Банка” Елена Домуз возглавила привычное для себя направление в банке “Кредит-Днепр” в должности директора по рискам.

Вполне возможно, что аналогичных “кейсов” на практике намного больше, просто, учитывая щекотливость ситуации, многие фигуранты подобных кадровых перестановок предпочитают особо не светиться.

По словам Александра Бевза, и.о. начальника отдела департамента регистрационных вопросов и лицензирования НБУ, только навскидку таких случаев наберется с полтора десятка.

В Нацбанке пообещали всячески “поджимать” банки и менеджеров, занимающих “квазидолжности”. Впрочем, какие механизмы будет на практике использовать регулятор, пока неясно…

Сатисфакция
В то же время НБУ предложил схему “отбеливания” банкиров с испорченной репутацией. “Отдельные лица, занесенные в этот список, действительно могли не иметь влияния или отношения к принятию решений, которые привели к неплатежеспособности банка”, — признает г-н Бевз.

В связи с этим Нацбанк и банковское сообщество сочли необходимым создать механизм восстановления деловой репутации “люстрированных” банкиров. По задумке регулятора, инициатива должна исходить от работодателя, который заинтересован в трудоустройстве на руководящую должность банкира из “черного списка”.

“То есть ходатайствовать о восстановлении репутации будут не сами банкиры, а те, кто захочет взять их на работу”, — отмечает Александр Бевз. Кроме того, параллельно свои ходатайства о признании репутации банкира-кандидата безупречной в Нацбанк могут подавать и банковские ассоциации.

Финальное решение останется за регулятором. В НБУ подчеркивают, что процедура восстановления деловой репутации может применяться в исключительной ситуации и только в отношении руководителей банков, но ни в коем случае не к собственникам существенного участия неплатежеспособных (ликвидированных) банков.

“Деловая репутация собственников неплатежеспособных и ликвидированных банков восстановлена не будет. Здесь не будет никаких исключений”, — уверяет г-н Бевз. Так или иначе, “люстрированные” банкиры, работающие на квазидолжностях, похоже, не торопятся воспользоваться механизмом, предложенным регулятором.

Как заявил СМИ Дмитрий Зинков, “я не занимаюсь оперативной деятельностью, как того и требует НБУ”. И добавил, что в круг его задач входят стратегические вопросы, как то: постановка целей, привлечение новых клиентов, разработка новых сервисов и продуктов.

 “Для меня репутация — это то, что о тебе думают потребители на рынке, как о тебе отзываются конкуренты, — говорит банкир. — Если по критерию “репутация” регулятор вводит ограничения, то этот критерий должен четко определяться.

Если у НБУ появится желание и готовность определять репутацию не только по формальным признакам, я буду рад”. Игорь Львов считает, что постановление НБУ №357 не работает на практике, поэтому регулятору следовало бы просто отменить его.

 “Нужно отделять мух от котлет. Если судом будет доказано, что люди воровали или выводили средства, то да. А все остальное — это бессмысленные искусственные ограничения”, — поясняет г-н Львов.



Последние новости: