Судный год

Судный год
1090

Народ Украины против НБУ. Нацбанк и ФГВФЛ проигрывают судебные процессы, инициированные клиентами и вкладчиками ликвидируемых банков

За последние два с небольшим года обанкротились уже почти 70 отечественных финучреждений — более трети банков, работавших на начало 2014 г. Отношение различных стейкхолдеров, а именно участников рынка, клиентов, регулятора, общественности к столь массовым банкротствам изначально было весьма неоднозначным.

Так, большинство заинтересованных лиц пренебрежительно называют данное явление “банкопадом”, следствием которого стали колоссальные убытки клиентов банков (как бизнеса, так и населения). Как уже писал БИЗНЕС, по предварительным оценкам, системный банковский кризис только бизнесу обошелся в 130 млрд грн.

Нацбанк, который тоже несет потери (финучреждения-банкроты часто имеют крупные долги по кредитам рефинансирования), называет этот же процесс “зачисткой” банковской системы. По версии топ-менеджеров НБУ, назрела она давно, как минимум, после кризиса 2008-2009 гг., и нынешнее руководство регулятора просто расчищает “авгиевы конюшни”, оставленные в наследство предшественниками.

Такую позицию поддерживают многие отечественные банки (в основном с западным капиталом), а также кредиторы Украины в лице международных финансовых организаций (МФО).

Тем не менее в Украине активизировались судебные процессы, которые показывают, что во многих случаях бизнес считает виновным в своих потерях непосредственно Нацбанк, который, по мнению заявителей, либо неоправданно отправлял еще жизнеспособные финансовые учреждения на ликвидацию, либо, наоборот, упорно не видел проблем в тех банках, которые уже осаждали недовольные клиенты.

 В связи с этим весьма показательными и, возможно, прецедентными стали недавние решения судов о признании противоправным бездействие НБУ в отношении ликвидируемого Укргазпромбанка.

Торг уместен
Инициатором судебного разбирательства выступила компания “Торговый дом “Санко”, которая стала клиентом Укргазпромбанка 28 августа 2014 г. (открыла в банке текущий счет).

История довольно типична: с 9 февраля по 23 февраля 2015 г. банк не провел расходные транзакции по платежным поручениям компании. 8 апреля в банк была введена временная администрация, а 15 сентября было принято решение о его ликвидации.

В результате клиент потерял свои деньги. Компания “ТД “Санко” просила суд признать противоправным бездействие НБУ в отношении Укргазпромбанка в период с ноября 2014 г. по апрель 2015 г. Истец полагает, что Нацбанк не предпринял “немедленных и решительных действий”, не принял своевременных и адекватных мер влияния к Укргазпромбанку.

Компания заявила, что НБУ не обеспечил защиту интересов вкладчиков, в частности с точки зрения безопасности хранения средств на счетах банка.

В марте текущего года Окружной административный суд г.Киева признал противоправным бездействие регулятора банковского рынка в отношении данного финучреждения по иску пострадавшей компании.

Нацбанк подал апелляцию, которая была отклонена 26 апреля. Киевский апелляционный административный суд подтвердил решение Окружного административного суда Киева о противоправности бездействия Национального банка в отношении ликвидируемого Укр­газпромбанка. Об этом говорится в определении апелляционного суда от 26 апреля.

Резонанс
Возникает закономерный вопрос: каковы практические последствия столь резонансного судебного решения? Ведь истец в данном случае не просил о компенсации в каком-либо размере.

Кстати, показательно, что в самой компании “ТД “Санко” комментировать судебное разбирательство почему-то не желают… Не исключено, что преследовалась куда более глобальная цель, нежели просто компенсировать потери по данной конкретной ситуации.

В любом случае, логика юристов примерно следующая.

Если суд признает противоправным бездействие НБУ в отношении защиты прав и интересов вкладчиков и кредиторов банка — значит, государство Украина в лице Нацбанка могло предупредить банкротство финучреждения и не допустить потери вкладчиками денег.

Стало быть, у вкладчиков обанкротившихся банков есть право взыскать утраченные средства. “Фактически в таком случае ответственность за неплатежеспособность банка лежит на государстве в лице НБУ.

При наличии такого судебного решения возможно предъявление иска к государству о возмещении вреда, причиненного бездействием НБУ, — поясняет Виктор Мороз, управляющий партнер адвокатского объединения Suprema Lex.

— В случае его удовлетворения Украина обязана возместить причиненный вред, т.е. вернуть вклад и возместить инфляционные потери, неустойку”. А это очень интересная перспектива для сотен компаний, пострадавших в результате “банкопада”!

Кино наоборот
Вместе с тем в последнее время стало модно подавать в суд на НБУ за преждевременное признание банка неплатежеспособным и вывод его с рынка. С весны 2014 г. уже более десятка финучреждений пытались отстоять в судах свое право оставаться на рынке.

При этом речь идет о судебных разбирательствах по совершенно разным случаям. Например, банк “Финансовая инициатива” подпал под санкции за нарушение нормативов НБУ.

Применение регулятором мер в отношении “Юнисон Банка” обусловлено непрозрачностью структуры собственности, а в отношении “Грин Банка” и банка “Союз” — результатами финансового мониторинга. С Нацбанком судятся также собственники Укринбанка и банка “Хрещатик”.

Следует напомнить, что одним из первых банков, выведенных с рынка в период расчистки финансового сектора, стал “Форум” Вадима Новинского. Акционер решил оспорить решение регулятора в судебном порядке, в том числе из-за активов, находившихся на балансе банка, а также из-за $50 млн, которые были переведены в НБУ в качестве гарантии поддержки банка акционерами буквально накануне признания финучреждения банкротом.

Впрочем, на практике вернуть банк к жизни через суд невозможно. Как правило, подобные иски подаются собственниками, чтобы затянуть процедуру ликвидации их детищ, усложнив жизнь Нацбанку и Фонду гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ).

“Если принимается решение суда с обеспечением, приходится ждать прохождения всех судебных инстанций — апелляции и кассации. Но на деле результатов от этих судов нет — они ничего не меняют”, — отмечает Андрей Кияк, заместитель директора-распорядителя ФГВФЛ, курирующий продажу имущества ликвидируемых финучреждений.

Однако адвокат Рости­слав Кравец, старший партнер адвокатской компании “Кравец и Парт­неры”, говорит, что не все иски банков против регулятора имеют такую подоплеку. “У некоторых банков есть цель сохранить действующий бизнес, например у “Союза” или Все­украинского банка развития.

Эти финучреждения были закрыты по политическим мотивам, без видимых причин, связанных с их деятельностью. И такие банки выигрывают процессы, потому что суды доказывают, что в них не было угрозы вкладчикам”, — поясняет г-н Кравец.

В то же время даже с учетом выигранных судов, как у банков “Союз”, “Премиум”, “Форум”, Укринбанка и др., в Украине еще не было прецедентов возврата на рынок банка, признанного банкротом.

Кто виноват

Так или иначе, возникают резонные вопросы: кто же виновен в многомиллиардных убытках, возникающих в результате банкротств финучреждений, и кто будет нести хотя бы моральную ответственность? Известно, что НБУ почти год назад “приговорил” менеджеров и собственников обанкротившихся банков к отлучению от профессии.

Черный список “люстрированных” банкиров насчитывает уже более 1 тыс. человек. Его фигурантам запрещено руководить банками в ближайшие 3-10 лет. Да, они могут попытаться обелить свою репутацию, но все же…

После принятия решения фактически “о запрете на профессию” банковские лоббисты долго возмущались, что наказали банкиров, причем показательно! Тогда как о люстрации в надзоре Нацбанка особо слышно не было. Да, НБУ рассказывает о планах реформирования банковского надзора, но черных списков и персональной ответственности чиновников нет!

А ведь основной функцией банковского надзора является выявление проблем у участников рынка на ранних стадиях для минимизации потерь от банкротств. В то же время известна масса случаев, когда фактически мертвые банки, под отделениями которых в течение нескольких недель толпились вкладчики, формально признавали абсолютно нормальными участниками рынка. В результате из банков выводились остатки ликвидных активов.

По данным Артема Сытника, директора Национального антикоррупционного бюро, финучреждения-банкроты вывели в офшоры более 10 млрд грн. Скорее всего, речь идет о выводе денег, которые НБУ выделял банкам в качестве рефинансирования. Отсюда вопрос: как Нацбанк мог проводить настолько безответственную политику и насколько велика его вина в происходящем?

Старое помянем
Еще одно крупное судебное разбирательство на самом высоком уровне недавно развернулось вокруг собственно ФГВФЛ. Конституционный Суд Украины начал разбирательства на предмет соответствия Конституции Украины Закона “О системе гарантирования вкладов физических лиц”, принятого еще в 2012 г.

Разбирательство началось с подачи Верховного Суда Украины, который не смог разобраться, что ответить вкладчику обанкротившегося банка “Таврика”. Последний заявил, что при заключении договора
с банком не давал ФГВФЛ права распоряжаться деньгами!

“В 2012 г. в Законе была изменена очередность возврата средств: требования граждан переместились в четвертую очередь, а ФГВФЛ — поднялись в третью. Люди размещают депозиты, а потом не могут получить назад ни вклады, ни процентные начисления”, — описал суть конфликта судья ВСУ Василий Гуменюк.

Рассмотрение дела о соответствии Конституции Закона “О системе гарантирования вкладов физических лиц” от 23 февраля 2012 г. началось 26 апреля. На заседании присутствовали председатель НБУ Валерия Гонтарева, директор-распорядитель ФГВФЛ Константин Ворушилин, а также новоиспеченный министр финансов Александр Данилюк.

 Все они в один голос настаивали на соответствии Закона Конституции. Как заявила г-жа Гонтарева, “позиция НБУ однозначна: Закон не содержит положений, противоречащих Конституции Украины”. Она также подчеркнула, что признание этого Закона неконституционным разрушит систему гарантирования вкладов и приведет к лавинообразному оттоку депозитов из банков в связи с полной незащищенностью вкладчиков.

Глава Нацбанка добавила, что принятие такого Закона в свое время обеспечило улучшение условий выплат и выполнение международных обязательств Украины в рамках сотрудничества с МВФ и программы адаптации украинского законодательства к нормам ЕС.

В то же время ученые, присутствовавшие на слушаниях, придерживаются иного мнения. Представители Киевского национального экономического университета им.В.Гетьмана, Академии банковского дела, университетов им.Тараса Шевченко, им.Ивана Франко, им.Ярослава Мудрого определили, что ФГВФЛ выполняет сейчас функции органа государственной власти, при этом не являясь таковым.

Также экспертные выводы говорят о том, что новая очередность выплаты вкладов нарушает права части клиентов обанкротившихся финучреждений. В то же время, по мнению автора судебного ходатайства, закрепленные Законом очередность и порядок удовлетворения требований к банку приводят к нарушению равенства прав вкладчиков и могут создать ситуацию, в которой вкладчик незаконно лишается права собственности на вклад.

Что касается самого ФГВФЛ, то руководство Фонда полагает, что нормы действующего Закона уже адаптированы к директивам ЕС, в частности в вопросе полномочий Фонда по урегулированию неплатежеспособности банков.

Не смущает Фонд и установленная очередность удовлетворения требований кредиторов. При этом руководство ФГВФЛ подчеркивает — государство предоставляет гарантии только вкладчикам Ощадбанка. Для других банков необходимо законодательное урегулирование и создание системы гарантирования вкладов.

Такая система, согласно мировой практике, нацелена на предотвращение панических настроений вкладчиков во время экономических и политических кризисов, поэтому должна охватывать максимальное количество вкладчиков — физических лиц.

 “Предоставление приоритета вкладчикам, суммы вкладов которых превышают 200 тыс.грн., перед вкладчиками, чьи депозиты меньше этой суммы, противоречит принципам справедливости”, — говорится в сообщении Фонда.

При этом, по информации ФГВФЛ, 99% вкладчиков-физлиц располагают вкладами, не превышающими 200 тыс.грн. Вместе с тем на оставшийся 1% вкладчиков приходится почти 50% общего объема депозитов физлиц!

Мнение юриста
Артур Иоффе, директор
ООО “Международный финансово-правовой консалтинг”:

— Принятые судебные решения уже могут служить правовым основанием для формирования вкладчиками и кредиторами ПАО “Укргазпромбанк” имущественных исков к НБУ.

Такие иски, скорее всего, появятся после прохождения кассационных инстанций по данному делу, когда исчезнет угроза отмены соответствующих судебных решений, признающих вину НБУ.

В самом Законе “О Национальном банке Украины” есть ст.64, в которой, в частности, предусмотрено, что члены правления и другие служащие Нацбанка, а также члены Совета Нацбанка не несут ответственности за любые действия или бездействие, если они действовали на основании, в пределах полномочий и способом, предусмотренным Конституцией и законами Украины.

Иски же, поданные против таких лиц, считаются исками, поданными против Нацбанка. При этом вред, причиненный решениями, действиями или бездействием НБУ, в том числе вред, причиненный в результате профессиональной ошибки работников НБУ, возмещается Нацбанком в соответствии с законодательством.

Важно также отметить, что в этой же статье Закона предусмотрено, что возмещение НБУ причиненного вреда не освобождает виновных лиц от административной или уголовной ответственности.

То есть у вкладчиков и кредиторов конкретного банка есть право на возмещение вреда со стороны НБУ, а также на инициирование вопросов об административной и уголовной ответственности должностных лиц регулятора.

При этом нужно четко понимать, что, даже получив положительное решение суда о взыскании с НБУ сумм, связанных с возмещением соответствующего вреда, принудительно исполнить такое решение на территории Украины без согласия НБУ практически невозможно.

Здесь больше возможностей у иностранных граждан и компаний, которые, пройдя судебные инстанции в Украине, могут попытаться обратить взыскание на активы НБУ или государства Украина.
Последние новости: