Валютный шатун

Валютный шатун
644

Валютный рынок штормит, разрыв между курсами межбанковского и наличного рынков увеличивается. Но это не мешает НБУ изменять правила игры, внедряя сомнительные новации

На валютном рынке увеличивается разрыв между официальным курсом НБУ, курсом межбанковского рынка и курсом продажи наличной валюты. Причин тому много. Как известно, в последние годы рынок наличной валюты почти полностью ушел в тень.

Показательно, что в последнее время Нацбанк перестал публиковать оперативные данные банковского сегмента наличного валютного рынка.

Данные же Национальной комиссии, осуществляющей государственное регулирование в сфере рынков финансовых услуг, которая надзирает за финансовыми компаниями, осуществляющими валютообменные операции, выглядят сомнительно.

Так, отмечается, что за первое полугодие текущего года финансовые компании наменяли валюты всего на 115,4 млн грн. (менее $5 млн). Это почти вдвое меньше, чем за аналогичный период прошлого года, и почти втрое, чем за первое полугодие 2014 г.!

Такая статистика выглядит странно, особенно если учесть резкое увеличение количества легальных небанковских игроков в этом сегменте рынка.

Недавно было инициировано исследование, которое подтвердило — львиная доля валютной наличности оборачивается в тени. “Реалистичный оборот наличного рынка обмена валюты оценивается в $1 млрд в месяц.

Это — меньше, чем до кризиса, но в 16 раз превышает данные официальной статистики”, — заявил Александр Жолудь, ассоциированный эксперт Центра экономической стратегии.

Он отметил также, что при расчете указанной суммы использовались две модели, первая из которых базируется на сопоставлении номинальных доходов населения и прироста наличности в обращении, вторая — на сопоставлении обменных курсов и ставок по банковским депозитам.

Неудивительно, что после фактического отделения наличного рынка от банков произошли изменения в ценообразовании — уменьшилась привязка к межбанковскому курсу.

Отсюда увеличение маржи между межбанком и наличным рынком. Когда на межбанке курс составляет 25,5 грн./USD, на наличном рынке курс продажи превышает 27 грн./USD.

(Р)эволюция

Примечательно, что разрыв между межбанковским и наличным курсами увеличился после того, как стало известно о планах НБУ изменить методику расчета официального курса. На практике это произошло с 1 ноября, когда вступило в силу постановление регулятора №391 от 13.10.16 г.

Суть изменений состоит в том, что до сих пор официальный курс рассчитывался как средневзвешенный курс всех продавцов и покупателей валюты, сложившийся по данным системы подтверждения соглашений на межбанковском валютном рынке “ВалКли”.

Теперь же в расчет включаются только сделки между банками, а также между банками и НБУ. “Они перестали учитывать курсы сделок клиентов с банками.

Получается, убирают важную часть рынка, это реальные спрос и предложение, реальные котировки, по которым экспортеры и импортеры покупают и продают валюту”, — пояснил Эрик Найман, управляющий партнер компании Capital Times.

Более того, НБУ решил вовсе отказаться от использования системы “ВалКли”. С 1 ноября банки уже не обязаны регистрировать клиентские операции в данной системе.

В дальнейшем Нацбанк намерен перейти к работе через современные торгово-информационные системы, такие как Bloomberg и Reuters. Информацию о клиентских операциях НБУ будет собирать для аналитических целей из статистической отчетности банков.

На первый взгляд, указанные новации выглядят современными и техническими. Зачем при формировании курса учитывать все сделки, если рынок-то межбанковский? Логично.

В то же время ни для кого не секрет, что специфика украинского рынка, особенно в нынешних условиях кризисных ограничений, состоит как раз в том, что реально оперируют на нем клиенты — экспортеры, импортеры, инвесторы. Банки — всего лишь исполнители!

Нацбанк также планирует внедрить новые подходы к осуществлению интервенций, а также запустить институт “маркет-мейкеров” на межбанковском валютном рынке.

 В начале ноября регулятор уже определил 20 банков, которые могут стать участниками нового режима валютных покупок-продаж регулятора на межбанке. Согласно телеграмме НБУ №40-0004/89837, в список вошли преимущественно крупнейшие банки, к которым нет вопросов.

В то же время в перечне потенциальных “маркет-мейкеров” значатся такие игроки рынка, как “Платинум Банк”, “Глобус”, Диамантбанк, “Банк инвестиций и сбережений”, “Альянс” и “Банк 3/4”.

Смущает, что некоторые из этих финучреждений находятся в зоне проблемности, а некоторые — слишком мелкие...

Зона турбулентности

После всплеска в середине нояб­ря на прошлой неделе ситуация на отечественном валютном рынке заметно успокоилась. По итогам торгов на межбанке 22 ноября средневзвешенный курс составил 25,66 грн./USD, тогда как неделей ранее достигал 26,34 грн./USD.

Как уже неоднократно сообщал БИЗНЕС, в последние месяцы банковский регулятор находится в эпицентре скандалов. Сначала Сергей Тарута со своей кампанией за смещение главы НБУ, затем — “прослушка” Екатерины Рожковой, “надзорного” заместителя председателя Нацбанка. Последний скачок курса совпал с протестами вкладчиков под стенами НБУ.

Тем временем 18 ноября Украину покинула очередная миссия МВФ, оставив после своего визита ощущение, что получение очередного транша в этом году маловероятно.

При этом “фундаментальные факторы” при прогнозировании курсовой динамики выглядят уж очень нелицеприятно. Так, по данным НБУ, в сентябре 2016 г. дефицит текущего счета платежного баланса увеличился до $875 млн.

Профицит платежного баланса в целом достигается только за счет заимствований. Фактически более чем трехкратная девальвация национальной валюты за последние три года не помогла создать значимый запас прочности по внешнеторговому балансу.

Да, он пока позитивный, но тенденция удручающая. По данным Госстата, позитивное сальдо внешнеторгового баланса Украины в январе — сентябре 2016 г. составило $650 млн, что почти в 5 раз меньше, чем за аналогичный период 2015 г.; за рассматриваемый период текущего года экспорт товаров и услуг сократился на 7,8% (до $32 млрд), тогда как импорт — только на 1% (до $31,4 млрд).

“Назревают предпосылки для очередного витка девальвации гривни”, — отметил Анатолий Дробязко, ведущий научный сотрудник Академии финансового управления при Минфине.

Плановая PR-акция
В этой ситуации НБУ старается генерировать хоть какие-то положительные сигналы для рынка. На прошлой неделе, к примеру, утвердил ряд новых незначительных валютных послаблений для банков и их клиентов “ввиду наличия благоприятных условий на межбанковском валютном рынке”.

НБУ, в частности, расширил перечень доступных операций с валютой, разрешив банкам осуществлять на фондовых биржах собственные операции с деривативами, базовым активом которых являются валюта или курс.

По мнению Нацбанка, это даст возможность хеджировать валютные риски, что снизит давление на межбанковский валютный рынок.

Кроме того, регулятор разрешил банкам — участникам международных платежных систем покупать и перечислять валюту на основании индивидуальных лицензий в целях размещения гарантийного депозита на счетах международных платежных систем за пределами Украины.

Нацбанк установил единый для всех банков срок приведения общей длинной открытой валютной позиции в соответствие с установленным лимитом — до 1 января 2019 г.

О “пиарной” сущности этой акции говорит тот факт, что соответст­вующее постановление НБУ №402 от 22 ноября вступает в силу 23 ноября и будет действовать всего три недели — до конца действия “антикризисного ограничительного” постановления НБУ №386 от 14.09.16 г., срок которого истекает 15 декабря.

Дмитрий Гриньков,
Валерий Гонтарь


Последние новости: