Валютоотказные операции

Валютоотказные операции
438
В последнее время Нацбанк пытается давить на небанковский сегмент рынка наличного обмена валют самыми разными способами, порой и не вполне законными. На рынке все чаще возникает обеспокоенность тем, что регулятор элементарно игнорирует обращения небанковских финучреждений относительно получения генеральной валютной лицензии.

Бывали случаи, когда компания подавала НБУ документы, а в ответ — тишина: ни лицензии, ни отказа в выдаче оной. БИЗНЕС обратился в Нацбанк с официаль­ным запросом относительно сложившейся ситуации, однако ответа пока не получил.

Приходится констатировать, что, несмотря на донельзя раздутый штат пресс-службы, в Нацбанке так и не научились оперативно реагировать на запросы СМИ.

Так или иначе, но не стоит забывать, что в начале текущего года НБУ публично задекларировал намерение полностью отстранить “небанки” от легального рынка валютообменных операций путем принятия соответствующего закона о внесении изменений в Декрет Кабмина “О системе валютного регулирования…”.

Тогда первый заместитель председателя НБУ Александр Писарук назвал существование разветвленной сети небанковских валютообменных пунктов проблемой. По словам чиновника, инспекционные проверки таких пунктов выявили многочисленные нарушения требований НБУ к осуществлению операций, а также отсутствие надлежащего контроля со стороны руководства за деятельностью собственных структурных подразделений.

В Нацбанке также отметили, что валюта не может рассматриваться как товар первой необходимости, и регулятор не должен организовывать ее круглосуточную и легкодоступную продажу. “Сужение круга субъектов, имеющих право совершать валютообменные операции, и сосредоточение этого права исключительно в банках будут способствовать дедолларизации экономики”, — смело заявили в Нацбанке.

В середине года прошел слух о том, что НБУ якобы отказался от идеи закрыть небанковские обменники. Председатель НБУ Валерия Гонтарева пояснила: “Мы хотели разрешить работать на этом рынке только банковским учреждениям, но для этого нам надо менять Декрет Кабмина о валютном регулировании”.

Но легче от этого не стало. По словам г-жи Гонтаревой, к действующим игрокам были ужесточены требования, в частности, к размеру капитала, документации и техническому оснащению.

Парабанки
По данным сайта НБУ, сейчас генеральной валютной лицензией располагают более 60 небанковских финучреждений. Правда, в основном речь идет о торговцах ценными бумагами. Пункт же лицензии, разрешающий операции по обмену валют, активирован всего у семи небанковских финансовых компаний.

Хотя фактически единственным реально крупным небанковским игроком рынка является финансовая компания “Абсолют Финанс”, имеющая в своем распоряжении более тысячи обменных пунктов.

Любопытно, что НБУ как минимум дважды отзывал свою валютную лицензию у этого игрока: в июле 2012 г. и в апреле 2014 г. Оба раза — в связи с нарушениями порядка проведения валютообменных операций.

Остальные компании вряд ли можно отнести к числу реальных игроков валютного рынка. В частности, среди них есть гос­предприятие “Укрпочта”. Оно располагает валютной лицензией уже почти десять лет, но на практике серьезным игроком рынка обмена валют так и не стало.

Есть и другие примеры. Так, например, ООО “Финансовое учреждение ГГЛА” декларирует наличие всего пяти обменников в Киеве. В свою очередь, одесское ООО “Финод” числится в списках НБУ, но сама компания не упоминает в своем перечне услуг работу на рынке обмена валют.

Отметим, что, по данным Национальной комиссии, осуществляющей государственное регулирование в сфере рынков финансовых услуг, за первое полугодие 2015 г. объем валютообменных операций небанковских финучреждений достиг примерно 218 млн грн., или около $10 млн. Для сравнения: в первом полугодии 2013 г. этот показатель превышал 4,5 млрд грн., или $563 млн.

Тень на плетень
Цель Нацбанка — убедить граждан отказаться от операций с долларами в пользу гривни. При этом пришедшая в Нацбанк команда реформаторов не придумала ничего умнее, чем вытеснить валюту за пределы банковского сектора — фактически загнать наличные валютообменные операции в тень.

С одной стороны, банки почти перестали продавать валюту гражданам из-за разного рода ограничений, с другой — вкладчики не несут валютные сбережения в банковскую систему — тоже из-за ограничений на снятие валюты со счетов. Вот и получается, что население вынуждено рисковать дважды: первый раз — покупая валюту на черном рынке, а второй — храня ее дома. Зато сбережения не обесценятся!

Тем временем Нацбанк ежемесячно бодро рапортует, что физлица сдают в банки наличной валюты в разы больше, чем покупают. Например, по данным НБУ, в сентябре украин­цы сдали почти $215 млн, а купили — менее $48 млн, т.е. в 4,5 раза меньше.

С подачи НБУ в СМИ из месяца в месяц появляются заголовки наподобие “Украинцы избавляются от валюты”. Отметим, что это совершенно не соответствует реалиям. БИЗНЕС неоднократно публично критиковал руководство НБУ за абсурдность подобной бравады. Кстати, как результат, нашего корреспондента перестали приглашать на публичные мероприятия регулятора…

Надо понимать, что на практике, даже в рамках ограничений, купить в банковских отделениях $130 не всегда представляется возможным. Не стоит забывать, что в озвученные выше мизерные суммы продажи валюты банками включается также покупка валюты для размещения на депозит, погашения кредита либо осуществления денежного перевода за границу. Более-менее стабильно валюту можно купить через систему “Приват24”.

Однако все эти операции отчасти виртуальные, т.е. не предполагают немедленную физическую поставку валютной наличности. Если же возникла необходимость срочно приобрести сотню-другую “зеленых”, банки вряд ли смогут в этом помочь.

В последнее время было гораздо больше шансов легально приобрести доллары как раз у небанковских финансовых учреждений, располагающих генеральной валютной лицензией НБУ.

В итоге, приходится констатировать, что львиная доля рынка обмена наличной валюты прочно засела в тени. Даже в случае изменения политики регулятора (отмены ограничений) добропорядочным гражданам, однажды преодолевшим психологический барьер и начавшим регулярно пользоваться услугами “менял”, будет непросто вернуться на цивилизованный рынок.

Примечательно, что в НБУ признают тенизацию наличного валютообменного рынка. “Открылись просто ларьки, без лицензий, без каких-либо иных документов. Это действительно полный беспредел: менялы, только с будочкой”, — отметила Валерия Гонтарева.

Однако своей вины в этом не признает. “Будки-обменки” — это нелегальный бизнес, что я вам могу сказать? Они небанковские учреждения, они нами не регулируются. Все списки мы давным-давно передали в правоохранительные органы.

Но я же не могу отвечать за Генпрокурора, МВД или СБУ”, — умыла руки главный банкир страны. Кстати, интересно, где она покупает валюту для личных нужд? А может, все сбережения перевела в гривню?!

Последние новости: