Взяли выходной

Взяли выходной
1029

НБУ никак не удается взять под контроль ситуацию на банковском рынке. На глазах у чиновников проблемные банки теряют остатки ликвидных активов

Несмотря на то что руководство НБУ еще в конце прошлого года анонсировало окончание чистки банковского сектора (тогда, заявив о выполнении миссии “чистильщика”, свою должность первого заместителя председателя Нацбанка покинул Александр Писарук), “банкопад” продолжается.

Только за январь — май 2016 г. с рынка вывели с десяток банков. Контингент финучреждений, подпавших под санкции НБУ, — весьма разношерстный. Больше всего банков (четыре) пострадало из-за непрозрачности структуры собственности.

Были и чисто технические выводы с рынка: например, национализированного “Родовід-Банка”, который уже несколько лет и банком-то не считался. Вместе с тем случались банкротства если и не крупных участников рынка, то, как минимум, крепких середнячков. В начале апреля рухнул банк “Хрещатик”, а совсем недавно — Фидобанк.

В поисках Эльдорадо
Однако наиболее резонансным стало падение банка “Михайловский”, созданного в 2013 г. Банк специализировался на розничном кредитовании, активно “пиарился” и, можно сказать, до последнего предлагал свои услуги.

По итогам 2015 г. “Михайловский” вышел на второе место по затратам на рекламу и маркетинг — почти 41 млн грн. Больше на эти цели направлял только ПриватБанк — 82 млн грн. Новых клиентов “Михайловский” заманивал не только массовой рекламой, но и высокими ставками.

 Кроме того, вспоминается пресс-ланч, организованный банком в феврале текущего года, в ходе которого руководители финучреждения наперебой рассказывали об успехах и планах на будущее.

Как выяснилось недавно, к тому времени финучреждение уже почти два месяца пребывало в статусе проблемного, и этот дамоклов меч мог упасть в любой момент.

Может быть, менеджмент банка всерьез надеялся, что трудности — временные и будут преодолены? Так или иначе, в конце мая ситуация развивалась стремительно.

20 мая Игорь Дорошенко покинул пост председателя правления “Михайловского”. За день до этого банк сообщил об изменении структуры собственности: была обнародована информация, что мажоритарный собственник банка Виктор Полищук продал свою долю в ООО “Экосипан” (компании принадлежат 100% акций банка).

Фактически речь идет о том, что мажоритарный акционер отдал банк группе инвесторов и собственно Игорю Дорошенко. Отметим, что г-н Дорошенко сразу же вошел в команду “Платинум Банка”. 20 мая в банке “Михайловский” “отключилась” операционная система, что сделало невозможной работу куратора НБУ.

Кстати, регулятор на своем официальном сайте обнародовал структуру собственности банков по состоянию на 19 мая. Среди них уже не значится Виктор Полищук, совладелец торговой сети “Эльдорадо” и ТРЦ “Гулливер”.

Хотя неделей ранее, когда НБУ вводил в банк временную администрацию, в официальном сообщении регулятора говорилось, что 100% акций банка принадлежат ООО “Экосипан”, 92,5% акций которого владеет г-н Полищук. Понять такие изменения в отчетности сложно. Получается, что НБУ не был осведомлен об изменении структуры собственности банка?

Махнули не глядя
Так или иначе, но позже выяснилось, что в считанные дни в банке была реализована грандиозная схема по выводу активов. Кредиты (активы) были списаны с баланса на связанную финансовую компанию.

По утверждениям руководства НБУ, служебные лица “Михайловского” нанесли государству вред в размере около 1,5 млрд грн.: за несколько дней до банкротства финучреждение дешево продало свой портфель розничных кредитов объемом почти 0,7 млрд грн. и приняло на баланс почти 1 млрд грн. “вкладов” физлиц от дружественной финансовой компании.

Естественно, что Фонд гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) планирует признать эти сделки ничтожными. Это значит, что заемщики должны и дальше погашать кредиты банку, а вот вкладчики, отдавшие свои деньги компании “Инвестиционно-расчетный центр”, могут ничего не получить, даже если страховали инвестиции.

Заместитель председателя НБУ Екатерина Рожкова заявила, что именно 20 мая, в день, когда в банке не работала система “Операционный день банка”, на баланс финучреждения с баланса аффилированной финан­совой компании перебросили 1 млрд грн. фиктивных вкладов физлиц, что увеличило нагрузку на ФГВФЛ. Регулятор пообещал обратиться к правоохранителям с заявлением о доведении фин­учреждения до банкротства.

Все это хорошо, но возникает резонный вопрос: как и почему такое происходит? Как возможно, чтобы на третьем году “банкопада” буквально под носом у НБУ полностью “вычищали” банк? Почему регулятор до сих пор узнает о происходящем постфактум и только разводит руками?

А ведь опыта в подобных делах у Нацбанка должно быть уже предостаточно. Ведь в недавнем прошлом таких случаев было немало. Например, Леонид Климов фактически под носом у куратора НБУ продал за бесценок кредиты своего Имэксбанка, пока регулятор пытался вернуть финучреждение к жизни.

Или вспомним Рейниса Тумовса, который вывел из своего СитиКоммерцбанка ликвидные активы. И это только самые одиозные случаи. Показательно, что никто за такие операции так и не понес персонального наказания.

НБУ, конечно, придумал “люстрацию” банкиров, но ее легко обходят. Если взглянуть на тот же “Платинум Банк”, то им де-факто руководит “люстрированный” Дмитрий Зинков. Сейчас к команде присоединился Игорь Дорошенко.

Формальный мажоритарный акционер “Платинум Банка” Григорий Гуртовой находится в Израиле под подпиской о невыезде, так как его подозревают в финансовых махинациях. Все это время банк принимает у населения вклады по завышенным ставкам в 27% годовых.

При этом Нацбанк сохраняет молчание. Отметим, кстати, что заместитель председателя НБУ Екатерина Рожкова, курирующая надзор, еще год назад возглавляла “Платинум Банк”.

Ох, Хрещатик
Кроме того, на прошлой неделе ФГВФЛ обнародовал факты злоупотреблений, совершавшихся в банке “Хрещатик” до его банкротства. В Фонде отмечают, что работающая в банке временная администрация выявила многочисленные нарушения, которые могли стать причиной больших расходов и недополучения прибыли.

В частности, банк заключил ряд договоров об управлении нежилыми помещениями, которые находились в его собственности, на экономически необоснованных условиях. При этом, по данным ФГВФЛ, фирма, с которой заключались договоры, связана со служебными лицами банка.

 Договор был заключен в декабре 2014 г. на срок до декабря 2016 г. На основании выявленных фактов ФГВФЛ намерен в ближайшее время подать заявление о совершении уголовного правонарушения руководством и служебными лицами банка “Хрещатик”.

Привет из Азии
Что касается банкротства Фидобанка, то хотя бы в этом случае заявлений о выявлении злоупотреблений пока не было ни от руководства НБУ, ни от ФГВФЛ. Как известно, банк принадлежал Александру Адаричу, который до 2009 г. возглавлял УкрСиббанк.

Серьезная банковская карьера г-на Адарича в качестве собственника банка совпала во времени с президентством Виктора Януковича. Хотя и до этого он был совладельцем небольшого Евробанка.

В 2012-2013 гг. Александр Адарич выкупил два финучреждения у иностранцев, бежавших из Украины: шведской группы SEB и австрийской Erste. Откуда финансы на такие приобретения, непубличный и закрытый г-н Адарич так и не рассказал.

Сейчас же, после краха Фидобанка, Александр Адарич выходит из числа собственников и Евробанка. Свою долю в 50% акций банка он продает Болату Назарбаеву, брату президента Казахстана Нурсултана Назарбаева.

Разрешение на сделку уже дал Антимонопольный комитет. Отметим, что г-н Адарич стал последним из амбициозных новичков банковского сектора, чье финучреждение обанкротилось. А ведь после кризиса 2008-2009 гг. банковский бизнес начинали многие.

Напомним: ранее свои банки потеряли Николай Лагун (“Дельта Банк”), Сергей Курченко (Брокбизнесбанк), Дмитрий Фирташ (“Надра Банк”), Олег Бахматюк (“VAB Банк”), Вадим Новинский (“Форум”).



Последние новости: