Кримниця

Кримниця
255

Уже на текущей неделе может быть передан в Верховную Раду разработанный правительством законопроект “Об особенностях налогообложения на временно оккупированной территории Украины”. Довеском к нему, видимо, пойдет еще один законопроект — “О специальной экономической зоне “Крым”, который был подготовлен Кабмином в качестве базового для законодательного обеспечения работы бизнеса в де-факто не контролируемом украинскими властями Крыму.

Спешная ситуация

Законопроекты готовились спешно — в связи с принятием 15 апреля Закона №1207 “Об обеспечении прав и свобод граждан и правовом режиме на временно оккупированной территории Украины” (о его бурной подготовке см. “Торпеда мимо прошла”). Статьей 13 Закона, который вступил в силу 27 апреля, предусмотрено, что “особенности осуществления экономической деятельности на временно оккупированной территории определяются специальным законом”, которым и должен стать в будущем проект “Об особенностях налогообложения...”.

То есть де-юре вопросы налогообложения крымских предприятий, а также украинских предприятий на материковой части Украины, сотрудничающих с крымскими предприятиями, до принятия этого закона могут регулироваться исключительно Налоговым кодексом (НК).

Правда, де-факто украинская власть еще с марта не может заставить крымские предприятия уплачивать налоги в украинский бюджет, а также контролировать операции между “материковыми” и крымскими предприятиями. Понятно, что такая ситуация может привести к неприятным последствиям: ею, например, могут воспользоваться мошенники в Украине, чтобы немного “подоить” бюджет.

Впрочем, на практике Миндоходов с 21 марта перестало регистрировать в Едином реестре налоговых накладных накладные, оформленные крымскими предприятиями, нарушив тем самым НК. Для материковых предприятий такая дискриминация оборачивается отсутствием возможности отражать уплаченный при покупке товаров (работ, услуг) НДС в налоговом кредите (забавно, что права не платить НДС при приобретении чего-либо у крымских контрагентов Миндоходов не предоставило).

Одним сомнительным решением Миндоходов не ограничилось. В дополнение оно издало разъяснение о том, что крымские предприятия могут перерегистрироваться в любом другом регионе Украины и тогда якобы смогут… платить налоги в Украине и не платить в России. Понятно, что это не только бред, но и вредительство по отношению к субъектам хозяйствования Крыма.

В апреле порадовала крымский бизнес и российская сторона (см. “Русский коктейль”). Интересно, что в условиях такого “нормативного многообразия” в выигрыше оказались, как это бывает в периоды всяческих перетрясок, наименее дисциплинированные налогоплательщики: на недоимку перед украинским бюджетом российские контролеры не претендуют.

СЭЗнательность

С законопроектом о создании специальной экономической зоны (СЭЗ) вообще все просто. Поскольку он является рамочным, то им предлагается определить, что границы СЭЗ соответствуют географическим границам Крымского полуострова (с учетом морской и воздушной составляющих), а также, что СЭЗ будет действовать на время действия Закона №1207. Идея с СЭЗ очень хороша, поскольку:

  • находясь на территории государства, СЭЗ не является его таможенной территорией. Как следствие, перемещение товаров между СЭЗ и остальной территорией государства оформляется через таможню по всем правилам ввоза или вывоза продукции с территории одного государства на территорию другого. Иными словами, при объявлении Крыма СЭЗ можно применять по отношению к операциям по ввозу на полуостров и вывозу с его территории товаров таможенные режимы экспорта и импорта;
  • в СЭЗ, как правило, устанавливаются льготные налоговые режимы для стимулирования деятельности. Понятно, что Украина сейчас не может получить налоги от крымских предприятий. Но именно СЭЗ с полным предоставлением льгот для деятельности на ее территории позволяет легитимизировать этот процесс.

Сумбур вместо музыки

Гораздо сложнее при написании первого законопроекта, определяющего особенности налогообложения, оказалось реализовать виртуозную идею из второго. По тексту законопроекта речь, как и задумывалось, идет об освобождении от уплаты, по сути, любых налогов. Но в качестве освобождаемых субъектов указаны (присутствуют все возможные вариации):

  • “зарегистрированные на временно оккупированной территории Украины;
  • зарегистрированные на временно оккупированной территории;
  • находящиеся на учете в контролирующих органах на территории Автономной Республики Крым и в г.Севастополе;
  • находящиеся на учете в контролирующих органах на временно оккупированной территории Украины;
  • пребывающие на учете в контролирующих органах, которые находятся на временно оккупированной территории”.

Указанные формулировки убивают идею на корню. Во-первых, все крупные налогоплательщики, а также те, кто послушался совета Миндоходов, не зарегистрированы “на временно оккупированной территории”. А уж находиться на учете в несуществующих контролирующих органах попросту невозможно.

Но странно не только это, но и то, что авторы проекта не расписали особенностей обложения НДС при осуществлении операций с крымскими контрагентами, указав лишь, что “налогоплательщики (юридические и физические лица), находящиеся на учете в контролирующих органах на территории Автономной Республики Крым и в г.Севастополе, не являются плательщиками НДС”.

А особенностей этих будет хватать. И начнутся они уже с того, что Миндоходов начнет требовать уплаты 20% НДС при таможенном оформлении крымских товаров при поставке их на материковую Украину, но с легкостью откажет в праве на возмещение НДС при поставке украинских товаров в Крым.

Странным выглядит и намерение авторов заставлять украинских субъектов хозяйствования уплачивать в Украине НДФЛ за крымские подразделения, которые не уполномочены уплачивать этот налог. Странно, что, отказываясь от взимания куда более значимых налогов, авторы предлагают прописать такой сумбур в отношении НДФЛ.

Зерна

Есть, впрочем, в законопроекте и рациональные решения. В частности, в соответствии с ним плательщиками сбора за специальное использование воды, которая поставляется на полуостров по Северо-Крымскому каналу, конечные потребители воды в Крыму не будут. Вместо них сбор будет уплачивать Управление Северо-Крымского канала.

Для крымских предприятий, которые осуществляют деятельность на других территориях Украины, от уплаты налога на прибыль предлагается освободить только их “крымскую составляющую”, а все подразделения на других территориях Украины будут считаться отдельными плательщиками налога. Аналогичная система уплаты предусмотрена для фиксированного сельхозналога, платы за землю, единого налога, местных сборов и т.д.

Наконец, довольно показательно выглядит предложение о взимании акцизов с алкогольных напитков и табачных изделий. Их предлагается обклеивать “внутренними” марками акцизного сбора. Таким образом не только крымское производство будет признано украинским, но и крымские производители будут привязаны к получению марок в украинских органах контроля.

Русский коктейль

14 апреля (за шесть дней до окончания сроков подачи месячной отчетности) Госсовет Крыма принял постановление №201-6/14 “Об утверждении Положения об особенностях применения законодательства о налогах и сборах на территории Республики Крым в переходный период”. Постановление представляет собой жуткую смесь из норм российского и украинского налоговых законодательств.

Далеко не во всем этом коктейле можно разобраться в принципе (не то что за шесть дней), но ясно, к примеру, что весь уплаченный с 1 марта крымскими предприятиями своим украинским материковым контрагентам НДС учесть в налоговом кредите, начиная с апрельской декларации, они не смогут. А вот обязательства за тот же период отменять не предлагается!

Ввоз товаров из-за рубежа (под “зарубежьем” в первую очередь явно подразумевается Украина, поскольку с импортом в Крым из других стран большущие проблемы) теперь облагается по действующей в Крыму ставке НДС в 4% (в конце апреля Россия приняла решение снизить ставку НДС для Крыма с общероссийских 18% до 4%, а для социально значимых товаров — соответственно, до 2%).

Однако никакого снижения налоговой нагрузки не получится — наоборот, указанные 4% добавляются к 20% украинского НДС, с которым в Крым продают товары украинские предприятия.

Торпеда мимо прошла

Первоначально законопроектом “Об обеспечении прав и свобод граждан и правовом режиме на временно оккупированной территории Украины” (причем в обоих предложенных Верховной Раде вариантах), который 15 апреля стал Законом №1207, предусматривалось полностью запретить любую хозяйственную деятельность в Крыму.

В частности, такая норма содержалась и в ст.8 законопроекта, принятого 20 марта в первом чтении. Между первым и вторым чтениями законопроект пополнился новыми статьями, и ст.8 стала ст.13, но полный запрет на хозяйственную деятельность (с некоторыми оговорками), по сути, сохранился.

Только в последний момент эти нормы были исключены — благодаря трезвым головам из Министерства финансов в ст.13 появилась та самая краткая запись (см. “Спешная ситуация” ): Особенности осуществления экономической деятельности на временно оккупированной территории определяются специальным законом”.

Ведь если бы парламент пошел по пути полного запрета хозяйственной деятельности в Крыму, это привело бы к катастрофе прежде всего для Украины.

Во-первых, хозяйственная деятельность в Крыму, разумеется, продолжалась бы. И это лишний раз демонстрировало бы, что территория Крыма украинской власти неподконтрольна.

Во-вторых, запрет привел бы к существенному сокращению рабочих мест — и опять же в большей степени на материковой Украине, нежели в Крыму. Крымские потери ограничились бы максимум 10 тысячами рабочих мест, большинство из которых (около 5 тысяч рабочих мест) пришлось бы на Армянск с его “Крымским титаном”, зависимым от сырья с материковой Украины.

На материковой Украине только из-за остановки комбината в Армянске под угрозой увольнения оказались бы около 15 тыс.чел. А ведь есть еще десятки производителей, завязанных, например, на получение сырья и комплектующих из Крыма. Наиболее показателен здесь, наверное, Крымский содовый завод, который поставляет свою продукцию на несколько десятков украинских предприятий.

Наконец, в-третьих, таким шагом Украина добровольно отказалась бы от множества активов своих компаний на полуострове: от тех же санаториев и баз отдыха, которые принадлежат украинским субъектам хозяйствования, от многочисленных обособленных подразделений украинских предприятий, работающих в Автономии и т.п.

Поэтому появившуюся чуть позже идею создания на территории Крыма (включая Севастополь) СЭЗ (см. “СЭЗнательность”) и на этом основании определения особенностей налогообложения при работе в СЭЗ и с ней следует признать едва ли не виртуозной.

Последние новости: