Сергей Будкин: Хороший момент для приватизации никогда не подготовишь

Сергей Будкин: Хороший момент для приватизации никогда не подготовишь
1134

Инвестбанкир размышляет о том, какие активы в Украине стоит покупать

БИЗНЕС пообщался с Сергеем Будкиным, управляющим партнером инвестиционной компании FinPoint, во время Киевского международного экономического форума 8 октября. Будкин часами может рассуждать о плюсах и минусах инвестиций в Украину, и в этих рассуждениях нет того навязчивого, показного оптимизма, за которым скрывается всего лишь желание прорекламировать тот или иной актив. В интервью инвестбанкир рассуждает о прогрессивной шкале корпоративного налогообложения, привлекательности украинского фармрынка и дает оценку действиям НБУ в отношении банка "Дельта".

Сейчас в медиапространстве много шума по поводу приватизации государственных активов. Она постоянно откладывается из-за известной дилеммы – подождать с продажей, потому что цена сейчас слишком дешевая, или все-таки продавать, потому что нужны поступления в бюджет и порядок на этих самых госпредприятиях. Какое у вас видение этого процесса? Продавать или ждать?

Однозначно продавать. Список объектов приватизации имеет одну характерную особенность - он все уменьшается и уменьшается. Когда я увидел опубликованный список объектов приватизации, у меня было состояние легкого офигения из-за того, сколько успели спилить по дороге до настоящего времени. Осталось только то, что было защищено законом – Одесский припортовый завод и все. Ну, еще "Центрэнерго".

А как же "Сумыхимпром"?

Ладно, еще "Сумыхимпром". Иметь список приватизации, состоящий из 7-8 таких объектов – это вообще ни о чем. Это означает, что все остальное по дороге потеряли. Если посмотреть на объекты, которые готовятся к приватизации последние 10-12 лет, то от них там остались только какие-то сараи.

А кто эти сараи может купить? Я себе этого не представляю. В приватизационном списке много старых советских предприятий, от которых остались лишь разваленные цеха или полуразрушенные стены. Кому-то это вообще может быть интересно?

Это никто не купит. Сейчас не самая лучшая конъюнктура, но ждать хорошую конъюнктуру – бессмысленно. Соответственно, всегда будет аргумент по поводу того, что это стоило вчера дороже, а сегодня стоит дешевле. Хороший момент для приватизации никогда не подготовишь.

При этом на государственных объектах менеджмент давно приватизирован. Если бизнес-группа имеет долгосрочные интересы в конкретной индустрии, то она смогла переставить одних смотрящими за потоками и поставить других. В итоге потоки не изменились, а поменяли свое направление.

Получается, надо еще доплачивать инвесторам, которые хотят купить разрушенные предприятия?

Нет, не обязательно. Порты – это мегаэффективные предприятия. Это не то, что нужно продавать. Вопрос в следующем: какова функция приватизации? Если брать функцию приватизации как пополнение бюджета, то с этой точки зрения любая приватизация бессмысленна. Количество денег, которое вы получаете за продажу предприятия, будет меньше, чем тот чистый денежный поток, который эффективный собственник может с этого предприятия получить. Особенно в условиях высокой нестабильности, которая существует в Украине.

Если я вижу, что это предприятие способно приносить условно 100 миллионов долларов в год, то в условиях устоявшихся законодательной и судебной систем, гарантирования защиты прав собственника, я могу прогнозировать, что я эти 100 миллионов буду зарабатывать на протяжении ближайших 10 лет, с поправками на движения рынка. Однако в условиях Украины, в условиях того, что у нас правила игры обновляются с определенной регулярностью и в очень короткий промежуток времени, активы будут стоить относительно дешево, потому что любой покупатель будет рассматривать его как инвестицию с коротким сроком окупаемости. Другое дело, если государство сможет разумным образом обеспечить налогообложение этому предприятию, что позволит в долгосрочный период получить гораздо больше дивидендов для государства.

Что значит "разумное налогообложение"?

Вы не должны трогать курицу, которая несет золотые яйца. Три-пять лет назад, когда цены на железную руду и продукцию первого передела металлургии были на историческом пике, сверхприбыль нужно было облагать налогом. Нужно, чтобы налогообложение учитывало рыночные реалии – это во-первых. А во-вторых, влияние человеческого фактора в подходе государства к предприятию должно быть минимальным.

У нас не любят сравнения с Россией, что совершенно справедливо в силу политических отношений между странами, но у них система налогообложения нефтедобывающих компаний устроена очень разумно. Государство отбирает существенную часть прибыли через экспортную пошлину, оставляя при этом компании достаточно средств для развития и выплаты дивидендов акционерам. Размер налогообложения корректируется в зависимости от состояния рынка и от воли конкретного Петра Петровича не зависит. Установлены правила игры, которые хоть и со скрипом и руганью с обеих сторон, но всегда выполняются. Это один из хороших примеров.

Это работает, если компания прибыльная и хорошо себя чувствует. Насколько такой подход может быть применим к украинским компаниям? Например, украинским газодобытчикам при повышенной ренте сложно выходить в прибыль.

Рынок налогообложения, которые был все эти годы, не соответствовал совершенно тем прибылям, которые получали газодобытчики. Вопрос в том, что сейчас самое время восстанавливать социальную справедливость и вводить объективную реформу налогообложения, которая сейчас будет приносить относительно мало.

Нужны такие правила игры: если пирог маленький – мы как государство берем с вас немного, но если пирог увеличивается – с увеличением пирога мы отбираем все больше и больше. И это нормально.

Недавно правительство объявило, что собирается продать 5% акций авиастроительной компании "Антонов". Что вы об этом думаете?

2.jpg

Бред. Это просто бред.

Мало того, что предприятие убыточное и дивиденды в ближайшее время не светят, так ещё и 5%, которые не позволяют существенно влиять на операционное управление.

Вся история с тем, что давайте продадим 5% чего бы то ни было государственного на фондовой бирже или через аукцион - это вообще бессмысленно. Для потенциального покупателя это всего лишь возможность купить ногу, которая может быть вставлена в дверь будущей приватизации.

Наша судебная система настолько всесильна в отношении вердиктов, которые она может выносить, что если я становлюсь каким-то маленьким владельцем, то могу тут же под предлогом защиты прав миноритарных акционеров организовать себе дополнительные преференции, заблокировать приватизацию.

А Министерство экономики, которое выступило с идеей приватизировать 5% "Антонова", этого не понимает?

Я не очень уверен в том, насколько Министерство экономики имеет сейчас влияние на процесс приватизации. Мы находимся на Международном экономическом форуме [форум проходил в Киеве 8 октября], и если вы посмотрите список выступающих, то здесь нет никого из Фонда госимущества. Почему?! Это хорошо свидетельствует о той роли, которое Фонд госимущества играет в стране. Это очень характерная картинка.

Фонд госимущества остался даже не во вчерашнем, а в позавчерашнем дне. Я видел проект правил приватизации Одесского припортового завода, который выглядит примерно таким образом: 150 страниц мелким шрифтом по-украински, на которых прописаны требования по социальной сфере, какие-то другие требования. Английского варианта этого текста, естественно, нет. Очевидно, что нормальный человек не может вот так запросто прочесть 150 страниц сложного текста. Плюс там наверняка много бомб зарыто.

Задекларированной задачей приватизации является максимизация поступлений в бюджет. Это достигается аукционной продажей – как было с "Криворожсталью". Тогда сделали действительно хорошее роуд-шоу и максимально упростили процедуру, в которой прописали единственный критерий продажи – актив будет продан тому, кто даст больше денег.

Невозможно объять необъятное и одновременно получить за компанию много денег и кучу гарантий относительно сохранения всех социальных функций на предприятии. Это несовместимые вещи.

То есть, ключевое замечание к Фонду госимущества заключается в том, что процедура приватизации очень усложнена и ее нужно было бы упростить?

Да. Фонд госимущества должен не мешать. Если бы главой фонда был я, я бы сказал: "У нас есть семь госпредприятий, которые действительно чего-то стоят. Мы все семь хотим продать. Мы принимаем закон про максимальное упрощение процедуры продажи и делаем календарный график приватизации. Каждый квартал мы продаем следующие предприятия: ... Мы говорим, что у нас есть четыре порта, и из четырех портов мы выбираем худший и продаем первым. И дальше по нарастающей".

Почему худший порт нужно продавать первым?

Потом он может не продаться. При последовательной продаже более двух объектов есть шанс создания все большей конкуренции на каждом последующем аукционе, поэтому хорошие активы лучше продавать в конце, чтобы выручить за них лучшую цену. Вы выставляете относительно худший объект первым, делаете его относительно более дешевым, после этого организовываете большой пиар на весь мир по поводу того, что вы его продали за такую-то цену. Она может быть ниже аналогичных цен в центрально-восточной Европе или в Турции, что вам приведет в следующий раунд продаж большее количество инвесторов. Во втором раунде победит только один, и останутся трое-четверо, которые уже посмотрели на экономику подобного предприятия и поняли, что на нем можно зарабатывать деньги.

Так было с продажами украинских банков в 2006-2007 годах. В какой-то момент было реальное ощущение того, что количество хороших активов, которые можно купить, конечно и если вы не будете предлагать хорошие цены, то вы просто их не купите. Это очень сильно раскрутило маховик аукционного ощущения у инвесторов, так что когда молоток падал, они поднимали карточку и говорили "я".

Вы как инвестбанкир сейчас общаетесь с иностранными инвесторами? Они задают какие-то вопросы относительно Украины или вообще не интересуются здешними активами?

budkin1.jpg

Мы вчера объявили о продаже крупной фармацевтической украинской компании "Фарма Старт" швейцарской Acino. Вот вам ответ. Да, мы общаемся, нас спрашивают. Год назад общение с иностранными инвесторами сводилось к тому, что мы ездили к тем, у кого уже есть предыдущие истории, связанные с Украиной, и обсуждали с ними вопрос, как им отсюда свалить. Сейчас же мы ездим к тем, кто пока остался и принял решение уйти по каким-то стратегическим, несвязанным с украинской спецификой причинам.

Лучший пример – греческий "Астра банк", который здесь был абсолютно нормальным банком, но в связи с проблемами в капитализации материнского банка он должен был уйти из непрофильных, неключевых для себя рынков – таких, как Украина. И таких примеров ещё достаточно много.

Или вот – французская компания EDF написала письмо по поводу того, что правительство обещало приватизировать "Центрэнерго", они сделали локацию бюджета, человеческих ресурсов, а приватизация не произошла. Но ситуация не столь безнадежна.

Сейчас кого ни спроси из экономических экспертов по поводу того, в какой сектор украинской экономики лучше всего инвестировать, все говорят о сельском хозяйстве. А кроме сельского хозяйства есть в Украине на что смотреть инвесторам? Может, есть что-то незамеченное, недооцененное?

Сфера IT и все связанное с этой сферой.

Об этой сфере тоже все говорят. Получается, кроме аграрного и технологического секторов инвестировать в Украине больше некуда.

Ну а что, я вам тут изобрету велосипед и скажу - я посмотрел по сторонам и вдруг понял, что мы где-то чего-то недооценили. Сельское хозяйство – да, вся пищепереработка по сельскому хозяйству тоже однозначно – да. Потенциал достичь высокой добавленной стоимости путем переработки громадных объемов сельскохозяйственных продуктов очень велик. Далее, IT во всех ипостасях. Например, IT-приложения для банков. Это сектор, который тоже достаточно серьезно развивается, и как только банковские системы начнут выходить из кризиса, я не удивлюсь, если окажется, что эти проекты станут очень большими, международными. Плюс фармацевтика. Это достаточно объемный рынок.

Чем он интересен инвесторам?

Тем, что у нас не самое молодое население страны. Соответственно, внутреннее потребление - это первое. Второе: из-за нерегулируемой рекламы существует культура, точнее бескультурье потребления лекарств.

Самолечение?

Да. Безудержное. Большое внутреннее потребление, умноженное на текущее падение покупательской способности, отворачивает значительное число потенциальных потребителей от импортных лекарств. Если у вас есть предприятие, которое способно производить лекарства, конкурентоспособные на внутреннем рынке, то разумно предположить, что когда оно войдет в точку прибыли, то сможет поднять цены на свои ключевые продукты и повысить свою доходность. Если даже этого не произойдет, то у вас всегда есть квалифицированная, дешевая рабочая сила, с помощью которой вы можете производить дешевые лекарства и экспортировать их на ближайшие рынки.

Поделитесь своим видением происходящего в банковском секторе. Национальный банк один за другим выводит с рынка банки. Если это не банк, а темная схема обналичивания средств – тогда вопросов не возникает. Но когда речь идет о больших банках – таких как "Дельта", "Финансы и кредит" – вопросы есть. Их не продают, не ищут им инвесторов. Какое ваше мнение, что делать с такими банками?

Мне тяжело комментировать, поскольку мы были одним из участников обсуждения того, что могло произойти с "Дельтой". Я могу не всегда соглашаться с позицией Нацбанка. Мне кажется, что в истории с банкротством "Дельты" частично выплеснули ребенка вместе с водой. Предлагалась частичная докапитализация государством. Может быть, после нее банк выплыл бы, а может и нет. Для государства это была бы была инвестиция. Мы считали, что вероятность того, что банк выплывет, существенно больше половины. Но Нацбанк принял решение, что "Дельту" нужно отправлять в банкротство. Жаль.

То, что я вижу сейчас - это задекларированная политика Нацбанка, которая с большими шероховатостями (не бывает так, что все были ежиками и резко стали зайчиками), но более-менее последовательно проводится. Она ведет к существенному очищению рынка и перезапуску системы. Самые большие банковские события в плане очищения уже произошли.

Понятно, что есть риск, что пройдет год и все будет не так оптимистично, как мне кажется сейчас. Сейчас есть ощущение того, что банковская система будет перезапускаться. Когда она начнет перезапускаться, тогда будет очень важно посмотреть, сохраниться ли такая же предсказуемость действий НБУ. В принципе, огонь НБУ уже прошел, воду – тоже, теперь будет этап медных труб, когда нужно будет очень аккуратно заниматься регулированием, чтобы не допустить перегрева сектора и не допустить его очередного штопора. Вот тогда будет понятно, может ли НБУ адаптироваться к новой реальности.

Последние новости: