Хемингуэй, кофе и туризм. Еще одна попытка заработать деньги

Хемингуэй, кофе и туризм. Еще одна попытка заработать деньги
2152

Кофеен в Киеве все больше. Хватит ли на всех пирога рыночных доходов?

"Его искал Хемингуэй" – это не название знакового труда по литературной критике. Это название кофейни, которая появилась на улице Саксаганского в Киеве в июле 2015-го. Чтобы диверсифицировать источники дохода, собственники кофейни – Алиса Калюжная (на фото – справа) и Оксана Залесская – продают здесь не только кофе, но и туристические услуги. Творчество Хемингуэя, по признанию Оксаны, они обе любят одинаково сильно. БИЗНЕС воспользовался случаем и расспросил их о том, как можно зарабатывать деньги, продавая одновременно и кофе, и турпутевки. Девушки уверены, что киевляне будут приходить на чашку бодрящего напитка именно к ним, ценя "эксклюзивный вкус", однако ситуация на рынке показывает: так думают многие собственники кофеен, открывая все новые и новые заведения. При этом киевляне стремятся к экономии и тратить 25 гривен на чашку эспрессо не спешат.

Я прошел по улице Саксаганского, где вы находитесь. Улица просто усыпана кафешками. Вы не боитесь конкуренции?

А.К.: Это, например, какие [кафешки]?

Возле вас есть "Віденські булочки". В каждом квартале – по несколько кофеен. Чем вы руководствовались, когда выбирали здесь помещение? Или конкуренция – не фактор?

А.К.: Её нет. Да, недалеко здесь есть "Кофе Хауз", есть "Віденські булочки". Но "Віденські булочки" так, как они выглядят там, нам не конкурент. Слава Богу, там тараканы в поле зрения не ползают. А "Кофе Хауз" всегда был и есть дорогим, поэтому он пролетает.

О.З.: Дорогим и не сильно качественным. Конкуренция есть, она есть в любой точке города, и здесь тоже.

А.К.: Что нам не нравится и что действительно составляет какую-то конкуренцию – это кофе-машины, поскольку мы тоже делаем ставку на кофе с собой. Кофе-машины – это так много грязи.

Давайте конкретнее - как вы оцениваете качество кофе на кофе-машинах?

А.К.: Хорошее слово – кофезаменители. Такой себе кофе. Когда ты начинаешь пить хороший кофе, пить кофе из машины потом очень тяжело.

Человек, который стоял годы на кофе-машине, готовил прохожим эспрессо - вы бы взяли такого человека на работу? Он умеет то, что вам нужно?

А.К.: Его можно научить.

О.З.: Сложно сказать. Иногда мы встречали ребят с кофе-машин, которые правильно готовят, приближенно к правильности, но все равно не по всем требованиям.

А.К.: И всегда проще взять человека и дать ему какие-то знания, чем брать человека, у которого уже есть какой-то ореол популярности, самомнение.

Вы пытаетесь занять место в нише стильных кофейных заведений, где много говорят о качестве кофе. Кого вы видите своими прямыми конкурентами в Киеве?

А.К.: В принципе, любая кофейня, где варится свежеобжаренный хороший кофе - они гипотетически могут быть нашими конкурентами. С точки зрения кофе. Whitebeard Blackbird в начале Саксаганского, ту же "Чашку" можно считать нашими конкурентами. Мы используем один и тот же кофе.

Во сколько обошлись инвестиции, чтобы это место выглядело так, как оно выглядит?

А.К.: Около 30 тысяч гривен. Это со всем. Это одна из причин, почему мы выбрали именно это помещение. Не потому что мы искали помещение только на улице Саксаганского, а потому что мы хотели найти помещение, которое максимально подготовлено к тому, чтобы что-то в нем организовать.

О.З.: У нас не было интереса закатать десятки тысяч долларов в стенку.

А.К.: Был вариант улицы Паньковской, казалось бы это центр, но там не проходное место. Улица Саксаганского намного удобнее. Да и договор об аренде – это так себе договор. Хозяин придет в любой момент и скажет: "Слушайте, я продаю помещение. Вам месяца хватит, чтобы съехать?". И ты ничего не сможешь сделать, вообще ничего. Ты возьмешь и съедешь.

Вы привлекали дизайнера для оформления интерьера?

А.К.: Нет, у нас ремонт длился всего девять дней. Мы понимали, что не можем 22 дня выбирать цвет стен, ещё месяц сочетать какую-то мебель. Решения принимались так: "Вот эта краска не та. Давай вот эти цвета? Да, хорошо".

Инвестиции - это были ваши сбережения или прибыли от предыдущих бизнесов? Или, может, это были какие-то кредиты?

А.К.: Нет, это были наши сбережения. Мы рассматривали вариант кредита, но нам его не дали.

Кто не дал, какой банк?

А.К.: "Приватбанк". Из-за того, что я их клиентом стала за неделю до того, как брать кредит. Я предвзято отношусь к "Приватбанку" и не очень рада быть его клиентом, если честно.

Вы не взяли кредит, потому что вам вообще отказали или предложили невыгодные условия?

А.К.: Потому что отказали, и слава Богу. Проще было одолжить денег на какой-то период времени на стороне и потом их отдать.

Вам удалось уже выйти в прибыль, отбить инвестиции?

А.К.: Мы работаем четыре месяца. На данный момент мы выходим в ноль.

Как вы анализируете свои финансовые показатели? У вас есть четкий план, например, что такой-то период должен быть прибыльными, иначе мы закрываемся, переезжаем или ещё что-то?

А.К.: На данном этапе, если мы будем выходить в ноль, то еще какое-то время готовы заниматься бизнесом. Но если мы будем видеть перспективу развития. А перспективы для развития есть.Объясните, почему вы верите в перспективы развития?

А.К.: Люди всегда путешествовали, чтобы не происходило. Люди всегда пили кофе, чтобы не происходило. И плюс наш формат - он интересен, он нравится.

Ну не знаю… Как по мне, и от путешествий, и от кофе можно отказаться. Это не самые важные продукты. Не рисовая крупа, не вермишель, не картошка, условно говоря.

А.К. Как бы люди ни отказывались от путешествий, они всегда улетают в конце августа и на Новый год.

О.З.: Люди отказываются от путешествий, когда идут военные действия и приходится есть картошку - это да. Когда идет скачек доллара, люди перестают ездить месяц-два, но потом они все равно ездят. Количество туристов уменьшается, но они не перестают ездить вообще. Также как и пить кофе, ходить по заведениям. В Донецке прекрасно развиваются сейчас рестораны и кофейни.

А.К.: И туристический бизнес тоже.

У вас тут какая-то еда есть?

О.З.: Завтраки есть, есть пироги, есть десерты.

А.К.: Но мы не готовим еду, у нас здесь нет кухни. Её теоретически нельзя сделать из-за требования санэпидемслужбы. Надо делать специальную вытяжку.

Как себя чувствует кофейный рынок вообще - он падает, он растет?

А.К.: Растет. В процентах объяснить сложно, по ощущениям – очень сильно. Появилось очень много кофеен, появилось очень много компаний, которые занимаются обжаркой.

О.З.: Новые кофейни открываются не только в Киеве, но и в Одессе, во Львове. Они работают со свежеобжаренным кофе.

А.К.: Более того, появилось много курсов по тому, как работать с кофе свежей обжарки, что с ним делать.

То есть, условно говоря, я прохожу такой трехдневный курс, прихожу к вам и вы берете меня на работу?

А.К.: Если вы будете хорошо готовить, у вас будет все хорошо получатся – то да. Но нужно много литров молока и много килограммов кофе, чтобы научится хорошо готовить.

Вы сколько учились?

А.К.: У нас был экспресс-курс.

О.З.: Недели две к нам приходили разные бариста города, которые нам показывали, рассказывали и давали мастер-классы. Но я не могу сказать, что я профессионально готовлю, что я профессиональный бариста. Постоянная практика должна быть.

У вас дома тоже стоят кофе-машины?

О.З.: Турка.

А.К.: Я дома кофе не пью.

Что будет с растворимым кофе, ваше виденье? Он осядет в низшем сегменте потребительской культуры и уже оттуда не высунется?

А.К.: Да.

О.З.: Он будет там, где находится сейчас. Растворимый кофе – это не кофе, это напиток.

А.К.: Это как какао. Есть порошковый какао, горький сам по себе, а есть сладенький Nesquik. Я люблю и тот, и тот. Есть люди, которые могут пить растворимый и нерастворимый кофе. Но их даже сравнивать нельзя, это просто разные напитки.

Хотелось бы услышать ваши размышления о кислом и горьком кофе. Настоящий, классный, крутой, аутентичный кофе - он какой, кислый или горький?

А.К.: Сбалансированный. Горький – это робуста. 100-процентная арабика очень кислая. Есть настолько сбалансированные сорта кофе, что ты не чувствуешь эту явною кислоту или горечь.

О.З.: Но ты получаешь удовольствие от той кислоты и горечи, которая есть в кофе.

Какое у вас соотношение туристического и кофейного бизнеса? Какое процентное соотношение в доходах?

А.К.: 60 на 40 в пользу туризма.

Сколько у вас клиентов в месяц по туристическому направлению?А.К.: До 10 клиентов по туристическому направлению. Это не потенциальные клиенты, а те, которые что-то купили.

Какой процент постоянных клиентов по туризму и по кофе?

А.К.: По кофе – где-то 60%.

О.З.: По туризму – сложно сказать, потому что мы не так долго работаем. Мы работаем всего три месяца, а люди не ездят так часто, к сожалению.

Какую наценку вы закладываете в кофе и какую - в туризм? [Чашка эспрессо в "Его искал Хемингуэй" стоит 25 гривен].

А.К.: Средняя наценка 200-250% процентов по кофе.

О.З.: А туризм процентов 10. Туристический бизнес - он весь такой.

Какие у вас сейчас топы продаж по туризму, по состоянию на начало ноября?

О.З.: Сейчас популярны Египет, Азия. Люди сейчас к морю хотят.

А.К.: Туры в Европу мы сейчас продаем меньше. А до этого, в сентябре-октябре, были популярны Канарские острова.

Есть смысл заказывать турпутевки за границу заранее? Насколько это дешевле?

А.К.: В полтора раза, иногда и в два раза, если это праздничная акция. Речь идет о заказе не за год, конечно, а за несколько месяцев.

Откуда у вас опыт в туристической сфере?

О.З.: Я работала в туристической компании, я работала в авиакомпании. Я всегда была связана с туризмом.

Вы с кем-то сотрудничаете по вопросам оформления виз?

А.К.: Мы работаем с партнером-оператором.

Вы туры по Украине продаете?

А.К.: Нет.

Почему? Нет спроса? Они не такие выгодные?

А.К.: Нет, спрос есть. Они тоже выгодные. Мне лично сложно работать по Украине, потому что в Украине туризм не развит.

Что вы вкладываете в понятие "не развит"?

О.З.: Есть масса интересных, красивых мест в западной Украине, в южной Украине. Но отсюда забронировать какой-то отель там очень сложно. Во-первых, надо знать, что он хороший. Во-вторых, их зачастую нет в онлайне.

Не знаю-не знаю… Я находил в интернете информацию об отелях по Украине, да и с бронированием проблем не было.

О.З.: Очень мало тех, которые в онлайне есть. Да и нужно самому объехать все места, собрать рекомендации друзей и знакомых, посмотреть, что там нравится, что не нравится. Спланировать маршруты.

А.К.: В Украине целесообразнее заниматься домашним туризмом, если делать групповые туры. Но мы до этого не дошли, нет времени.

Откуда люди узнают о вас?

А.К.: Сарафанное радио, Facebook, внешняя реклама.

У вас кто-то отдельно занимается бухгалтерией или вы сами ее ведете?

А.К.: У нас есть бухгалтер-фрилансер. Бухгалтерия пока несложная.

Бухгалтерия общая и для кофейного направления, и для турбизнеса?

А.К.: Да.

Вы работаете как физическое лицо предприниматель второй группы?

А.К.: Да, и роды деятельности тоже прописаны соответственно.

Юрист вам нужен или вы обходитесь без юриста?

А.К.: Нужен юрист, но внештатный. Если возникают какие-то вопросы, мы к нему обращаемся.

Работа требует постоянного вашего присутствия в кофейне?

А.К.: Нет.

Последние новости: