Избирательная комиссия

Избирательная комиссия
702

НКЦБФР в процессе «чистки» рынка демонстрирует избирательный подход и видимо не особенно «заморачивается» соблюдением установленных процедур

Национальная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку (НКЦБФР) в последнее время довольно активно использует запрет на обращение ценных бумаг акционерных обществ на фондовых биржах. Нередко, подобные решения буквально пачками принимаются в рамках одного заседания членов НКЦБФР. Например, 16 апреля сего года решение «об остановке торговли ЦБ на любой фондовой бирже» было принято в отношении сразу 16 акционерных обществ. Подобные решения принимались регулятором и ранее. Отметим, что чиновники не раз декларировали намерения «чистить» рынок от так называемых «мусорных» ЦБ, а также активно бороться с манипулированием ЦБ на фондовом рынке. Дело, бесспорно, нужное и полезное. Впрочем, в таких ситуациях всегда возникает вопрос, может ли пострадать функционирующее АО?

Такие вопросы возникают потому, что в последнее время становиться известно о случаях, когда эмитенты начинают оспаривать решения НКЦБФР. В частности, ПАО «Киевский завод газового оборудования и приборов» (ПАО «Газприбор»), обращение ЦБ которого было остановлено на фондовых биржах решением НКЦБФР №554 от 16 апреля 2015г., решил оспорить действия регулятора в судебном порядке. Эмитент подготовил административный иск для Окружного административного суда г. Киева. Цель – добиться отмены решения НКЦБФР об остановке обращения акций на фондовых биржах. Приведенная эмитентом аргументация действительно заставляет задуматься над действиями чиновников.

Собственно отмечается, что регулятор вынес спорное решение на основании ст. 8 Закона Украины «О государственном регулировании рынка ценных бумаг в Украине», которая действительно предусматривает за НКЦБФР в т.ч и право останавливать клиринг и заключение сделок с ЦБ на фондовых биржах. Но делать это комиссия может для защиты государства и инвесторов. Эмитент же утверждает, что в данном случае представители НКЦБФР вообще не выясняли, имеет ли место нарушение прав инвесторов или государства. Совершенно очевидно, что применению санкций должна предшествовать процедура выявления и установления факта нарушения со стороны эмитента. Это подтверждают и нормативные документы НКЦБФР. Тем не менее, в качестве аргумента в свою пользу эмитент отмечает, что никаких дел об административных правонарушениях в связи с ПАО «Киевский завод газового оборудования и приборов» комиссия не инициировала, актов о нарушениях – тоже не было, да и представителей акционерного общества для дачи пояснений в комиссию не вызывали.

Если же НКЦБФР заподозрила манипулирование ЦБ эмитента на фондовой бирже, то и здесь регулятору следовало бы идти по установленной процедуре. Согласно «Порядку предотвращения манипулирования ценами во время осуществления операций с ценными бумагами на фондовой бирже» (утвержден решением НКЦБФР №716 от 14.06.11г.), фондовая биржа в случае выявления в действиях участников торгов признаков манипулирования должна в месячных срок установить причастных к вероятному нарушению лиц, проверить действия торговцев на предмет манипулирования и составить соответствующий отчет для регулятора.

В рассматриваемом случае эмитенту остались неизвестны факты, которые говорили бы о том, что в его отношении биржи проводили необходимые мероприятия. Более того, аргументируя свою позицию АО отмечает, что регулятор, приняв решение об остановке обращения ЦБ, поручил биржам проверить наличие основания для делистинга ЦБ. Выходит, что регулятор сначала применил к эмитенту санкции, а затем поручил организаторам торгов ЦБ подыскать основания для такого решения!

Неудивительно, что в такой ситуации к руководству НКЦБФР возникают вопросы. Мы отправили запрос в пресс-службу НКЦБФР, в котором обозначили свое желание в формате интервью с главой Комиссии обсудить сложившуюся на рынке ситуацию. Получить ответы на вопросы: как часто комиссия останавливает обращение ЦБ и каковы критерии для выявления эмитентов, обращение ЦБ которых впоследствии останавливается решением регулятора? Как комиссия проверяет, имел ли на рынке место факт «манипулирования», а также на каком основании ЦБ могут быть отнесены в категорию так называемых «мусорных» ЦБ? Проводиться ли регулятором расследования вызвавших подозрение ситуаций? Уведомляет ли регулятор должным образом эмитентов о своем решении остановить обращение их ЦБ на фондовых биржах? И наконец, существует ли механизм, который бы позволил АО восстановить обращение своих ЦБ в случае ошибочных или необоснованных обвинений?

Ответ из пресс-службы НКЦБФР пришел через десять дней, немало удивил и достоин цитирования в полном объеме: «Мы ознакомились с Вашими вопросами и готовы пообщаться на данную тему. Но мы бы хотели получить вопросы, которые бы имели более обобщающий и концептуальный характер. Если Вас устраивает такой вариант, то в ближайшее время ждем новый блок вопросов и можем договариваться о проведении интервью». Проще говоря – нам не хочется отвечать на эти вопросы, давайте вы пришлете нам другие.

Следует отметить, что предприятие-эмитент тоже обратилось в Комиссию с официальным письмом, в котором содержалось множество вопросов (на каком основании, почему, как) и просьба: предоставить таки надлежащим заверенную копию Решения. Обратилось еще в начале мая. Ответ пришел почти через месяц.

В нем, в частности, говорится, что по результатам анализа деятельности предприятия якобы было установлено, что его ценные бумаги отвечают четырем признакам фиктивности (в соответствии с Решением НКЦБФР №1360 от 14.10.2014 г.). Одним из признаков, например, является то, что по состоянию на конец отчетного период количество работников АО якобы составляло меньше трех человек, а их заработная плата была меньше минимальной. По словам Владимира Гурина, директора ПАО «Газприбор», во-первых, это утверждение не соответствует действительности, а, во-вторых, лишний раз говорит о том, что полноценную проверку эмитента Комиссия не проводила.

Вопрос же относительно того, почему копия Решения не была направлена в адрес эмитента (это должно происходить максимум в течение 3-х рабочих дней) в НКЦБФР, по словам директора предприятия, просто проигнорировали. Зато напомнили эмитенту, что «ценные бумаги ПАО «Газприбор» могут обращаться на неорганизованном рынке». «На рынке странные вещи происходят, – считает г-н Гурин. – Комиссия демонстрирует очень избирательный подход. Из огромного списка эмитентов ее внимания «удостоились» только 26. Торги бумагами останавливают без достаточных на то оснований, без соблюдения всех надлежащих процедур».

P.S. Новые вопросы, «которые бы имели более обобщающий и концептуальный характер», будут подготовлены и направлены в НКЦБФР, что, впрочем, не отменяет желания получить ответы и на «старые»…



Последние новости: