Дефолт в Украине 2015?

 Дефолт в Украине 2015?
2288

События минувшего года приучили украинского обывателя к определённому градусу новостей. Аннексия территорий, авиакатастрофа, война, веерные отключения подачи электроэнергии, страдания и боль заметной части населения страны пристрастили отечественные СМИ к работе с сенсациями. Если повестка дня диктует журналисту строки об экономических проблемах в стране, то в заголовке до́лжно поместить слова уж не слабее «дефолта» и «глубокого экономического кризиса». На менее драматичные определения ни читатель, ни автор не согласны.

Существует ли вероятность дефолта в Украине попробовал разобраться БИЗНЕС.


Факты

В украинских медиа бытует мнение, облечённое зачастую в панические крики, что страна не сможет заплатить по этим долгам. Ресурсы, за счет которых обязательства должны исполняться, значительно сократились. Официальное признание неспособности государства обслуживать все или часть своих внешних финансовых обязательств — это, по определению и является дефолтом.

Еще 31 января 2014 года внешний госдолг Украины составил 222,4 млрд гривен или 27,8 млрд долларов (это 38% от общей суммы государственного и гарантированного государством долга — 585,3 млрд грн или 73,2 млрд долларов). Уже сейчас Украина должна заплатить 12,7 млрд грн по внешнему гарантированному госдолгу. Платить, безусловно, прийдется. — Эти обязательства содержит закон о Госбюджете Украины на 2015 год. Согласно принятому многими парламентариями вслепую бюджету, на январь предусмотрены выплаты 6,03 млрд грн за обслуживание государственного долга и 6,67 млрд грн — в счет его погашения. 

В октябре минувшего года глава Министерства финансов Украины Александр Шлапак в интервью Voice of America выразил твёрдую уверенность в том, что объявление дефолта в Украине — невозможно, ресурсов для обслуживания долгов — достаточно.

В качестве контраргумента позитивному настрою министра и предвестника неминуемости (80 % вероятности, о которых написал The Kiev Times) дефолта  обозреватели часто приводят падение объемов золотовалютных резервов (ЗВР) Национального банка Украины. Из них и идет облуживание внешних долговых обязательств. 

Действительно, в ноябре 2014 года ЗВР снизились по сравнению с уровнем октября на 20,82%, или на 2,621 млрд долларов, и на 1 декабря составили 9,966 млрд долларов по данным МВФ. Международное рейтинговое агентство Мудис (4500 экспертов в 26 странах мира) отреагировало на это заявлением о росте риска дефолта. Зафиксирован рекордный минимум ЗРВ Нацбанка Украины за последние десять лет. 

Глава Нацбанка Украины Валерия Гонтарева в своём обращении к украинскому парламенту (полный текст) рассказала о том куда исчезли резервы. Причин опустошения резервов, по мнению г-жи Гонтаревой, несколько: поддержка курса гривни на уровне 8 грн/ 1 долл в течение последних пяти лет, и, действия центробанка уже в период каденции спикера по погашению панических настроений экономики в связи с войной, помощь НАКу “Нафтогаз” и, естественно, война.

Валерия Гонтарева

Глава Национального банка Украины

Напомню прописную истину: война — это, в первую очередь, огромные бюджетные траты, это паника населения и бизнеса, это реальная утрата территорий и промышленности. И в этом мы с вами живём и работаем.


В Госбюджете на 2015 год утвержден ежегодный объем выплат по внешним долгам на 97,6 млрд грн. Бюджет на 2015 год был принят с уровнем доходов в 475,94 млрд грн, расходами в 527,89 млрд грн и дефицитом в 63,67 млрд грн. Выражаясь словами г-жи Гонтаревой, “можем констатировать, что у нас уже идёт полномасштабный финансовый кризис…” одним из последствий которого действительно может стать суверенный дефолт.


О природе явления

Впрочем, собственно, дефолт — это защитный барьер, ограждающий должника от полного экономического уничтожения. Механизм дефолта, или банкротства, запрограммирован на возврат кредиторам денег по своим обязательствам с некоторыми условиями, которые дают должнику возможность выполнить эти самые обязательства. В отношении компаний и корпораций — это защита от недружественного поглощения, шантажа или рейдерского захвата субъекта в ослабленном состоянии. В отношении государства — предоставление возможности выйти из кризиса, а потом вернуть часть средств странам-кредиторам и международным организациям. В разговоре о возможности дефолта экономисты зачастую говорят охотнее о реструктуризации, нежели о самом банкротстве. Сами по себе слухи о дефолте вызывают негативный экономический эффект.

С юридической точки зрения, следствием дефолта будут массовые иски граждан и бизнеса против банков, фондов гарантирования вкладов, прочих субъектов властных полномочий, которые будут злоупотреблять ситуацией в банковском секторе — считает партнёр юридической группы “Фирма” Кирилл Пасенюк. 

Эксперт прогнозирует рост количества судебных споров между контрагентами, на фоне падающего числа добросовестных плательщиков по обязательствам в стране.

Также, очевидно, будет расти количество споров между бизнесом и налоговыми органами, хотя их количество и сейчас можно назвать запредельным.  В целом, самые ощутимые юридические последствия для населения и бизнеса могут возникнуть именно в связи с банкротством большого количества банков и неэффективным государственным управлением” — констатирует г-н Пасенюк.

Василий Юрчишин, эксперт по макроэкономике Центра им.А.Разумкова рассказал БИЗНЕСу, что иностранных инвесторов отпугивают сама вероятность дефолта и низкие позиции Украины в международных рейтингах относительно легкости ведения бизнеса.

Обозреватель БИЗНЕСа Татьяна Павленко прояснила каким образом отражаются на украинском рейтинге события минувшего года.

В рейтинге Doing Business 2015 Украина занимает 96-е место из 189 (правда, в рейтинге Doing Business 2014 она была еще ниже — на 112-м месте).

Международное агентство Fitch еще в августе 2014 г. снизило долгосрочный рейтинг дефолта эмитента (РДЭ) Украины в национальной валюте с “B-” до “CCC”, а РДЭ в иностранной валюте — подтвердило на уровне “ССС”. В свою очередь, в декабре 2014 г. Служба кредитных рейтингов Standard&Poor's понизила долгосрочный рейтинг Украины по обязательствам в иностранной валюте с уровня “CCC” до “CCC-”, а по обязательствам в национальной валюте — с “B-” до “CCC+”. Это означает, что от дефолта мы в паре шагов.

По данным Госстата, за январь — сентябрь 2014 г. иностранные инвесторы вложили в экономику Украины $1,9 млрд. Причем за этот период темпы прироста прямых иностранных инвестиций снизились на 14,9%, что в первую очередь связано с девальвацией гривни, которая, по данным НБУ, составила 58,9%.

Тем не менее, от государства граждане получают лишь оптимистические сигналы — деньги появятся, дефолта не будет.

Валерия Гонтарева 

Глава Национального банка Украины

Мы получили гарантии правительства США на $2 млрд., ЕС заявил о своей готовности предоставить Украине $1,8 млрд. Сейчас мы активизируем своп-линию с Китаем на сумму $2,4 млрд., которую можно использовать для финансирования торговых контрактов. Всё это позволит нам значительно увеличить наши валютные резервы и стабилизировать ситуацию в экономике.

БИЗНЕС обратился за комментарием к украинскому представителю в Европарламенте. С одной стороны, по словам аналитика-международника из Генерального Директората по внешней политике Европарламента Натальи Лапшиной, в Брюсселе пока не увидели конкретного прогресса по реформам. А ведь именно под качественные изменения и выделяется помощь ЕС Украине. Все же, — продолжает г-жа Лапшина, в последствии Европейская Комиссия предложила Украине помощь в размере 1.8 млрд евро, а секретарь казначейства США летит в Киев, чтобы обсудить предложенный Америкой план по предоставлению Украине 2 млрд долларов в виде кредитных гарантий в этом году. Это подтверждает недавно высказанную американским финансистом Джорджом Соросом мысль о «стоимости» Украины для Запада и необходимости дополнительной финансовой помощи Киеву, которую не стоит привязывать к реформам. Ведь, как говорит Сорос, и, видимо, в Брюсселе с ним согласны, Украина важна для Запада — резюмирует эксперт.

Наталья Лапшина

аналитик Генерального директората по внешней политике, 

Европейского Парламента

Допустить дефолт в Украине — спровоцировать коллапс внешней политики ЕС и сдачу позиций Европы перед Путиным. Фактически, это будет означать, что заявления ЕС и США ничего не значат.

За прогнозом относительно вероятности объявления дефолта в Украине БИЗНЕС обратился к начальнику отдела по работе с долговыми инструментами на локальном рынке Concorde Capital Юрию Товстенко. Нынешний уровень золотовалютных резервов, по словам аналитика, делает почти невозможным обслуживание Украиной своего долга без экстренной помощи внешних кредиторов. На начало года объем ЗВР составлял 7,5 млрд. долл. К концу января их объем снизиться до 6,9-6,0 млрд. долл., что будет минимальным уровнем за более чем 10 лет — прогнозирует г-н Товстенко. Потому, конечно же реальные предпосылки есть — сообщает аналитик.

Как и высокопоставленные украинские экономисты, несмотря на тревожные факты, г-н Товстенко транслирует оптимистический настрой: “Если миссия МВФ, которая в данный момент работает в Украине даст позитивное решение о новом транше в ближайшее время, то, возможно, даже реструктуризации госдолга удастся избежать”.

Все вопросы относительно долговой политики Украины будут приниматься в диалоге с МВФ. Если решение о реструктуризации будет принято, то в любом случае оно будет либо согласовано с МВФ, либо даже принято по рекомендации МВФ. Сейчас уже стало очевидно, — отмечает аналитик, что на протяжении 2014 года Украина получала от внешних кредиторов ровно столько, сколько должна была вернуть. Тот же МВФ не спешит выделять Украине бо́льшие транши, ожидая от правительства реформ. Потому, по словам г-на Товстенко, только реальные реформы из требований МВФ во главе с сокращением дефицита бюджета могут открыть Украине дорогу к новым траншам.

При данном объеме ЗВР возможности НБУ очень ограничены, а административные меры вряд ли уже помогут. Сейчас предотвратить проблемы с погашением долгов и остановить девальвацию может только срочная помощь МВФ и других кредиторов — резюмирует Юрий.

Юрий Товстенко

начальник отдела по работе с долговыми инструментами на локальном рынке

Concorde Capital

Стоит отметить, что скорее в случае Украины речь может идти не о дефолте, как об отказе от выполнения своих обязательств, а просто о реструктуризации (увеличении сроков по выплате) долга.



Мировая практика дефолта

Если страна объявляет дефолт, то создается международный клуб ее кредиторов, помогающий восстановить экономику, привлечь инвесторов и провести модернизацию, которая повысит эффективность применения международной помощи. При анализе причин дефолта вскрываются вызвавшие его факторы и разрабатывается программа их устранения, и не только на сей момент, а и в долгосрочной перспективе. А это означает системную модернизацию финансов и экономики страны.

Так произошло с Мексикой, объявившей дефолт в 1994 году. Причиной стал внутренний конфликт, вызвавший убийство одного из кандидатов в президенты страны. Последовали массовые беспорядки, из-за чего страна потеряла возможности внешних заимствований, которые были основой финансовых вливаний в экономику. Объявление технического дефолта — временной неплатежеспособности по внешним обязательствам, заставило США, страны Латинской Америки и Японию поддержать Мексику кредитом на 51,8 млрд долларов. Получив эти средства, страна провела модернизацию финансовой системы, снизившей зависимость экономики от притока иностранной валюты. Для населения же дефлот — это бедствие. Курс национальной валюты падает, население в панике изымает сбережения из банков, а те в свою очередь прекращают кредитовать экономику, наращивают безнадежные долги и не могут рассчитываться сами. Под воздействием антикризисных мер клуба международных кредиторов страна все же выходит из кризиса. Но понесенные в тот момент потери восполняет очень долго.

По схожему сценарию происходил «аргентинский дефолт» 2001 года. Причиной суверенного дефолта стал спор между Аргентиной и хедж-фондами NML Capital и Aurelius Management (США) об условиях выплаты процентов по неструктурированному госдолгу. Облигации на эти обязательства были проданы Аргентиной этим хедж-фондам в 2001 году. Стороны вели спор в Верховном Суде США, который не удовлетворил просьбы Аргентины смягчить условия выплаты ее долга на $1,33 млрд. Страну обязали платить по прежним, непосильным ей процентам.

В ночь на 16 июня 2002 года Аргентина объявила технический дефолт. Для самих аргентинцев последствия были сокрушительными: цены росли по нескольку раз в день, население штурмовало банки и сберкассы, правда, безуспешно: финансовые учреждения защищали армия и полиция.

Благодаря применению антикризисных мер Аргентина в 2005 году сумела реструктуризировать свой долг до 80%. В настоящее время экономическое положение страны позволяет ей выплатить фондам-кредиторам те самые $1,33 млрд. Но правительство Аргентины решило не платить: чтобы не создавать прецедент, ни для себя, ни для мировой практики вообще. В настоящее время вопрос возврата фондам $10 млрд, не вошедших в аргентинскую программу реструктуризации, неспешно решают международные юридические инстанции.



Юридические последствия дефолта

О юридических последствиях суверенного дефолта БИЗНЕС спросил у старшего юриста  компании “L.A. Group” Олега Гриня.

Говоря о юридической составляющей дефолта государства (так называемый «суверенный дефолт»), необходимо понимать, что оглашение дефолта государством отличается от банкротства компании либо предпринимателя.

В случае с последними, кредиторы обращаются к должнику с требованием оплатить задолженность и при несостоятельности должника исполнить обязательства — обращаются в суд за принудительным взысканием. Если должник не в состоянии покрыть задолженность перед кредиторами, он признается банкротом. Зачастую это приводит к ликвидации самого должника. Оглашение же дефолта государством не имеет аналогичных юридических последствий. 

Разумеется, кредиторы могут заявить претензии, что может повлечь за собой финансовые санкции в виде начисления штрафов и дополнительных процентов за несвоевременное исполнения договорных обязательств. Однако вряд ли стоит ожидать подачу исков против государства со стороны кредиторов. С одной стороны, по причине существования принципа суверенного иммунитета (имунитета государства), закрепленного международным правом, согласно которому государство практически невозможно привлечь к ответственности без согласия самого государства-должника. С другой, — заявление юридических претензий через междуранодные институции процедура длительная, экономически затратная и далеко не гаратирует получение кредиторами долга в обозримом будущем.

При этом мировая практика разрешения споров при оглашении дефолта государством содержит случаи судебного «преследования» государства. Так, в случае с аргентинским экономическим кризисом 1998-2002 годов, повлекшим дефолт, размер задолженности перед хедж-фондом NML Capital составил более 1 миллиарда долларов по состоянию на 2012 год. 

Олег Гринь

старший юрист компании "L.A. Group"

Суверенный дефолт в большей мере ограничивает доступ к международным рынкам капитала вследствии чего стране не предоставляются новые кредиты и финансовая поддержка.


Как известно, Аргентина отказалась выплачивать задолженность NML Capital, в результате чего фонд начал «охоту» за имуществом Аргентины по всему миру. NML Capital, который связывают с бывшим миллиардерами Кенном Хартом и Полом Сингером, завоевал репутацию фонда-стервятника благодаря вовлечению в высокорискованные сделки и хищные методы взыскания долгов. Такую славу подтвердждает, к примеру, случай с судном ВМФ Аргентины, который произошел в октябре 2012 года. Тогда аргентинский фрегат "Либертад" на пути следования из Буэнос-Айреса был арестован судами Ганы по ходатайству NML Capital в поддержку иска о взыскании долга с Аргентины. Затем судно было освобождено по решению Международного морского трибунала и в начале 2013 года продолжило свой путь. Данный случай указывает на возможность судебного “преследования” государства и длительные последствия неисполнения обязательств вследствие оглашения дефолта.



Авторы публикации Сергей Набок и Коломиец Наталья
Последние новости: