Майдан 3.0 — когда мы решимся и выйдем

Майдан 3.0 — когда мы решимся и выйдем
1385

Вторую годовщину Майдана Украина встречает в трауре, причем большинство горюет не о Небесной сотне

Майдан эпических персонажей

Сегодня я безошибочно могу определить был ли человек 18-20 февраля 2014-го на Майдане. Начинаешь разговаривать о том времени, и в определенный момент «пазл» ваших воспоминаний складывается. Я не претендую на создание общей картины, лишь поделюсь собственными выводами.

Утром 18 февраля 2014 года я и не собиралась на мирное шествие. Точнее собиралась, но была уверена: оно не станет мирным. Около десяти часов утра, двигаясь от метро Арсенальная, услышала взрывы на Институтской и устремилась туда. А могла бы пойти и в Мариинский. Там уже тихо убивали. Но тогда я еще не знала об этом.

На Институтской «Беркут» бросал в митингующих шумовые гранаты, чтобы сдержать натиск. Этого им не удалось: в какой-то момент ребята вступили в ближний бой. «Кто первый начал» в то утро — значения не имеет. Три месяца протеста — достаточно длительный срок, чтобы перейти к последнему аргументу: коктейлю Молотова. Все демократические инструменты влияния на власть в тот момент были исчерпаны.

Моя коллега, молоденькая девушка, вспоминает «вечер трудного дня»: «Момент ступора и невозможности поверить в то, что на нас едет БТР, и тут же вмиг, раз — и не едет — остановлен коктейлями Молотова».

Принято считать, что по уровню интеллекта, количеству дипломов и знанию языков среднестатистический «майдановец» значительно превосходит обычного жителя нашей страны. Это действительно так. На мой взгляд, это внешние маркеры парадигм мышления, отличные от господствующих ранее. Из них возникали такие поведенческие феномены как: запредельный уровень самоорганизации, самодисциплина, уважение к личности и частной собственности. Отсюда — взвешенное решение со стороны митингующих применить оружие. Люди, отличающееся таким типом мышления, для успешности действий не нуждаются в лидерах. Майдан был реализован в формате коллективного лидерства. Поэтому ни один политический представитель не посмел объявить себя лидером Майдана, даже постфактум.

По моим наблюдениям, в Революции Достоинства в той или иной мере (телом, душой, кошельком) приняли участие около 10% взрослого населения. Активно действовало — 1%, до последнего оставалось — около 0,1%. Это и было уникальным проявлением подавляющего меньшинства, которое стало создателем новой истории. Во все переломные эпохи они «тянули» за собой в будущее инертное большинство. Иных соотношений мировая история не знает.

Знакомый как-то отметил, что «первые жертвы были выбраны не случайно, уж больно печально выглядят». Ответила: «Сразу видно, что ты не был на Майдане. Каждый из них — эпический персонаж. Так всегда бывает там, где творится история». Это вам подтвердит любой фотограф или оператор, который рисковал в те дни жизнью, чтобы запечатлить жуткие и одновременно величественные кадры.

Старый врач сказал, глядя на пылающий дом профсоюзов: «Крещатик горит, как в 41-ом».

Как «презренные» политики получили власть

Уже в конце февраля я осмелилась утверждать, что сотня жертв – не самая большая цена независимости. Меня упрекали в цинизме, пока не началась интервенция бывшей метрополии. И тут сразу проявилась истинная стоимость того дара, который нам достался четверть века назад, и который не смогли по достоинству оценить. Мы лишь доказали эту аксиому своим восприятием независимости Украины.

Очевидно, что при более адекватном руководстве страны за два года потерь было бы в разы меньше: предотвратили бы и Иловайск, и Дебальцево. Но оккупация Крыма — неизбежная реакция метрополии на ослабевание бывшей колонии. При своевременном реагировании на внешнюю агрессию нам бы удалось предотвратить жертвы, и обретение реальной независимости было бы менее кровавым.

С другой стороны, все могло пойти по сценарию развала страны. Если бы Майдан разогнали 18-20 февраля, протестные очаги перекинулись бы на регионы. Я уверена в этом, поскольку анализировала тогдашнее умонастроение людей. В ночь с 18-го на 19-ое я приняла решение: если разгонят Майдан, в следующую ночь лично брошу коктейль Молотова в районное отделение милиции.

Сейчас уже всем ясно, что при спорадических выступлениях в большинстве регионов Украины, метрополия ввела бы войска. При таком сценарии мы бы с вами жили, либо в условиях полномасштабной войны, либо началась бы третья мировая.

За то, что этого не случилось, мы и должны благодарить ребят, которые держались до последнего: тех, кто погиб, и тех, кто выстоял.

Под утро «Беркут» устал атаковать, но переутомленные немногочисленные защитники баррикад чувствовали: еще один штурм и им конец. Вдруг со стороны Бессарабки увидели черную бегущую толпу мужчин, решили, что это «титушки» пришли их «добить». Но как только они добежали, один из них упал на колени: «Хлопці, вибачте, що залишили вас напризволяще…». Это прорвались первые автобусы с западной Украины.

Говорят, что водитель этого автобуса часто возил экскурсии в Киев, поэтому хорошо знал все дороги и умудрился обойти посты. Гаишники остановили его только у самого города. Их было двое на одной машине: один из них зашел в салон, увидел насупленных мужчин, опасливо проверил документы водителя (с ними все было в порядке — действительно туристический автобус). Видимо, решив не связываться, спросил для проформы: «Куда едете?». Ушлый водитель ответил: «В зоопарк»…

Кстати, о зоопарке.

Вспомните, как мы встречали политиков, выходивших на сцену Майдана. Одно из чувств было презрение. Казалось, насчет этих «слабаков» у нас не было иллюзий. Какими наивными мы были. Не знаю ни одного «яйцеголового» аналитика, который бы спрогнозировал, что эти люди призваны «сказку Шварца» сделать былью. И никто из 54% проголосовавших в первом и единственном туре президентских выборов не ожидал, что выбирает себе очередного Януковича.

Майдан: спустя два года

Вторую годовщину Майдана Украина встречает в трауре, причем большинство горюет не о Небесной сотне.

Противники ехидно спрашивают: «Вы за это боролись?»

Инертное большинство, держащееся в сторонке от Майдана и мобилизации, фрустрировано обнищанием. Среди обывателей широко распространен миф о том, что за участие в Майдане платили. Люди пытаются как-то рационально объяснить наше поведение. Деньги для обывателя - высшая ценность (вероятно, поэтому их и нет). Вот они и пытаются объяснить наши мотивы. Это их успокаивает, помогает сохранить своё видение мира. Майдан, как и любовь, невозможно понять, наблюдая со стороны. Те, кто на такое не способен, всегда будут ошибаться в оценках, в силу иной парадигмы мышления.

Во вторую годовщину кровавых событий генерация Майдана скорбит и задается вопросом: «Что делать дальше?» И ответ на него (пока?) не находят.

Благодаря историческому образованию, мне легче избежать разочарования. Алгоритм гибели героев и воцарения «приспособленцев», изучен мной на многочисленных примерах мировой истории. Узреть его реализацию на практике - болезненно, но не разрушительно. Еще с университетской скамьи помню:

● А. Герои всегда остаются недооценёнными, а жертвы часто бывают бессмысленными;

● Б. После победы возможен регресс, вплоть до полного исчезновения страны.

Влияние Майдана на будущую мировую историю подобно Великой французской революции. «Лицом к лицу» этого не увидать. Результаты дадут о себе знать позже. Сегодня никто не сомневается, что Французская революция Свободы изменила мир. Несмотря на десятилетний период восстаний, которые сменялись террором и репрессиями, переворот Наполеона и его войны со всей Европой, все это привело к краху идеалов и реставрация монархии. Все эти кровавые годы рядовым и не очень французам жилось страшно и безысходно.

То, что возбуждает воображение в исторических книгах, не хотелось бы пережить на личном опыте. Мы создает свою историю, и каждый наш новый день формирует то или иное будущее.

Если завтра полмиллиона выйдет на Майдан, то правительство подаст в отставку за считанные минуты. Не потому, что они демократичнее прежних, просто знают, на что способен народ, и не станут рисковать.

И, кстати, не стоит называть беспорядки, которые происходили на Крещатике во вторую годовщину расстрела, гордым название с добавлением номера «3».

Если мы действительно снова выйдем, о «Майдане-3» все сразу узнают.

Последние новости: