Нужны ли Украине деньги МВФ после заявлений Абромавичуса

Нужны ли Украине деньги МВФ после заявлений Абромавичуса
826

Если транша все-таки не будет, катастрофы не случится

В феврале Украина замерла в ожидании помощи Совета директоров МВФ, на котором должен рассматриваться вопрос о предоставлении стране очередного транша Фонда в размере $1,7 млрд. Однако в конце января так и не был опубликован технический доклад по Украине: это произошло только 8 февраля. Время ожидания кредита омрачило подобие политического кризиса.

Удачный timing для отставки

3 февраля стало известно, что Министр экономики Айварас Абромавичус подал в отставку. Такое же заявление сделали его заместители, министр аграрной политики и продовольствия Алексей Павленко, министр здравоохранения Александр Квиташвили, министр информполитики Юрий Стець и министр инфраструктуры Андрей Пивоварский. Позже все, кроме Абромавичуса, отозвали свои заявления.

Время для «забастовки» было выбрано очень удачно — МВФ обычно откладывает решения по кредитам, которые несут политические риски. Именно такие риски сейчас содержит ситуация в Украине: развал коалиции может привести к выборам и значительной паузе в отношениях законодательной и исполнительной властей.

В конце концов, Абромавичус остался «бастовать» в одиночестве. МВФ уже дал понять, что обеспокоен его отставкой, но не будет привязывать уход министра к очередному траншу. Тем не менее, политические риски вокруг этой ситуации остаются, поскольку ряд депутатов от БПП и сам президент не поддержали отставки Абромавичуса, так что расшатывание коалиции с последующим проявлением рисков остается вероятным.

Присутствуют ли в этой ситуации элементы шантажа — сказать сложно. Безусловно, они просматривались, когда «забастовка министров» была массовой. Так или иначе, пока что политический кризис не разрешен, Фонд будет ориентироваться не на отставку конкретного министра, а на напряженность политической ситуации в стране и на выводы Национального антикоррупционного бюро Украины (читай, на вероятность новых выборов).

Деньги МВФ и суть их необходимости

По моему мнению, если брать только экономическую сторону вопроса, деньги МВФ Украине по тем соглашениям, которые есть с Фондом, сейчас не нужны. EFF все равно полностью поступают в Золотовалютные резервы (ЗВР). Да, действительно один из траншей якобы пошел в бюджет. Но это лишь официальная формулировка, поскольку бюджет исполняется в гривне. Скорее всего, транш был продан за гривну, которой у НБУ предостаточно, то есть валюта все равно попала в ЗВР.

Более того, НБУ не может использовать средства Фонда для интервенций в больших объемах. За счет них Украина наполнила свои золотовалютные резервы, и участники рынка знают об этом. Но поскольку использовать их нельзя, то на межбанк все равно осуществляется давление, а НБУ все равно выплачивает МВФ проценты за кредит. Поэтому, пока НБУ не нарастит чистые ЗВР за счет скупки валюты на межбанке, в очередном транше смысла нет.

В то же время, Киев хочет получить еще один транш. Очевидно, это желание рождено возможностью разблокирования финансовой помощи от международных доноров, таких как: ЕС, Мировой Банк, Япония, Швеция и т. д. Это значительные целевые объемы помощи, которые смогут и поправить дела на валютном межбанке, и обеспечить заметный приток валюты в страну. Также НБУ анонсировал изменения к меморандуму с Фондом, и ряд условий EFF для Украины будут смягчены.

И, наконец: возобновление сотрудничества с МВФ — это хороший психологический сигнал участникам рынка и иностранным инвесторам, которые, возможно, хотят принять участие в приватизации в Украине.

Будущие сценарии

Я считаю, что краеугольным камнем парадоксальной ситуации в Украине стало наличие жесткой системы валютных ограничений. За два года их существования официальный межбанк вдвое сократился по объемам. Значительная часть торговли на валютном рынке, и не только на наличном, ушла в тень. И теперь события на черном рынке (который власти никак не контролируют) оказывают давление на официальный курс.

Трагедия заключается в том, что у НБУ почти постоянно падает предложение валюты, а спрос превышает наличное предложение. В этой ситуации Нацбанк вынужден связывать излишнюю ликвидность депозитными сертификатами, то есть, деньги работают не на экономику реального сектора, а превращаются в квази-активы. Поэтому порочный круг — «валютные ограничения создают стресс на валютном рынке — стресс приводит к необходимости обрезания гривневой ликвидности — экономика и экспорт не растут из-за недофинансирования» — должен быть разорван. Здесь я вижу два возможных сценария.

1. Мягкий сценарий Сороса

Еще в январе 2015 года Джордж Сорос призвал западных доноров объединиться и выделить Украине примерно $50 млрд. Скорее всего, большая часть этой суммы должна была представлять собой «фонды поддержки» или производиться в форме «субдолга», то есть, не учитываться в объеме основного долга и оказываться за рамками при расчете соотношения госдолга к ВВП.

2. Сценарий радикальных преобразований

Так уж случилось, что если мы до лета 2015 года не успели провести валютную либерализацию и снять все ограничения, когда был более-менее благоприятный период, то это придется сделать сейчас, в условиях растущего спроса на валюту. Радикальный рецепт довольно болезненный: чтобы убрать необходимость удержания банками высокого объема ликвидности, НБУ скорее всего, стоит:

  • ввести мораторий на выдачу банковских срочных депозитов на 3-6 месяцев;
  • на этот же период установить техническое значение курса гривны к доллару для расчета банками регулятивного капитала и норматива достаточности регулятивного капитала;
  • затем отпустить гривну в действительно «свободное плаванье».

Последнее можно сделать в несколько этапов, сначала убирая обязательную продажу валютной выручки, потом снимая ограничения на снятие валюты вначале с текущих счетов клиентов, а затем и со срочных депозитов и т. д.

При обоих сценариях психологическая поддержка МВФ не помешает, более того без нее первый вариант вообще невозможен. Однако, если транша все-таки не будет, катастрофы не случится. Я напомню, что украинцы за 2014-2015 гг. вынесли из банков депозитов примерно на $15-20 млрд. Это тот ресурс, на который можно и нужно опираться, и который может служить подспорьем реальному сектору.

Осталось лишь снести гнилые запретные конструкции, которые мешают развиваться нашему рынку и подрывают доверие к нему.

Последние новости: