Мифы отечественной угледобычи

Михаил Константинович Поплавский.
3488
Михаил Константинович Поплавский. "Пирамиды Донбасса", 1956 г.

Нужен ли Украине украинский уголь? Вопрос в последнее время вызывает немало дискуссий. Чтобы ответить на него, хорошо бы разобраться с тремя недавно сформировавшимися мифами.

МИФ 1. Украина должна отказываться от тепловой энергетики, как это делают в Европе

В европейских странах – довольно пестрая картинка в области энергетики. Это связано с объективными факторами: географическими, экономическими и социальными условиями. Так, в Германии 35% энергии производится из возобновляемых источников. Упор делается на тепловую генерацию с использованием лигнита (ежегодно здесь добывают примерно 180 млн. т. бурого угля). Во Франции основным видом электроэнергетики является атомная, с долей рынка более 70%. В Швеции 53,7% электроэнергии производится на ветрофермах. Каждая страна выбирает наиболее приемлемый собственный путь обеспечения энергетической стабильности.

Украина же – на 7-м месте в мире по разведанным запасам угля. Если в структуре мировых запасов основных видов органического топлива уголь составляет 67%, то в Украине – 95%. Для Украины уголь – единственное энергетическое сырье, запасов которого потенциально достаточно (по оценкам экспертов, на 400 лет) для того, чтобы обеспечить энергетическую безопасность нашего государства и способствовать развитию тяжелой промышленности. Кроме того, у нас достаточно суровые климатические условия, относительно небольшая протяженность морского побережья, развиты тяжелые виды промышленности. При таких условиях тепловая генерация наряду с атомной энергетикой будут занимать главное место во внутреннем энергетическом балансе.

МИФ 2. Отечественный уголь по определению должен быть дешевле, чем любой импортный

Наш уголь – всем хорош, но труднодоступен. Условия разработки угля в Донбассе, например, – одни из сложнейших в мире. Чем это определяется? Во-первых, мощностью (толщиной) пластов. Средняя мощность угольных пластов в Китае – 3-3,5 м, в Австралии – 2-3 м. Эти страны входят в пятерку мировых лидеров по угледобыче. В Украине мощность пластов – около 1 м. Практически нигде в мире больше не ведется добыча на таких тонких пластах. Вынимая уголь из такого пласта, техника захватывает и близлежащую породу (золу) – это означает, что мы поднимаем на-гора порядка 40% ненужной породы. Впоследствии добытая горная масса «очищается» от золы (процесс обогащения) – но всё это дополнительные (и немалые) затраты.

Далее, важнейший фактор – глубина шахт. В Австралии 55% добычи ведется открытым способом, при этом мощность пластов в карьерах – до 33 м! Глубина шахт в среднем – 300 м. В ЮАР максимальная глубина разработки – 300 м. В Китае максимальные глубины чуть больше, но средняя глубина тоже 220-300 м. У нас средняя глубина шахт – вдвое больше. Есть несколько предприятий в Донецкой области, где добыча ведется на глубине около 1,5 км. Это средняя глубина Средиземного моря. С каждым годом горные работы углубляются в среднем на 15 м. Чем глубже шахта – тем сложнее условия. Увеличивается опасность по выбросам угля и газа, выбросам породы, растут водопритоки. Например, шахта имени Сташкова в Западном Донбассе – на 2-м месте в мире по объему притока воды, здесь подземные воды наполняют горные выработки со скоростью 1200 кубометров в час. В выработках на глубине свыше 1 км средняя температура превышает 35 градусов, что требует дополнительного кондиционирования воздушной струи. Добавляет рисков и тектоническая нарушенность наших угольных месторождений. Она существенно усложняет проходку горных выработок.

Все перечисленные факторы кардинально усложняют технологию горных работ, существенно ограничивают объемы добычи, что, в конечном итоге, приводит к увеличению себестоимости угля.

Что еще важно: как на любом другом рынке, цены на уголь зависят от спроса. Но угольное производство – особый процесс, который не может быстро меняться в зависимости от спроса. Это не линия на сигаретной фабрике. В среднем от момента проведения лавы до добычи первых тонн угля проходит 5-8 месяцев. Поэтому угольщикам так важно, чтобы у страны была энергетическая стратегия и они могли грамотно и заранее планировать свою добычу.

МИФ 3. Украина не может тягаться с развитыми державами по части технологий

На самом деле шахтеры тесно сотрудничают с учеными. В Украине более 20-ти исследовательских институтов и вузов горного профиля. Они готовят инженеров для отрасли и ведут активную научную работу. Украина на сегодня является лидером по эффективности отработки пластов мощностью около 1 м – наши разработки, технологии и практический опыт в этом смысле уникальны. Около года назад совместно с учеными мы разработали уникальную технологию прохождения горных выработок - многослойное комбинированное крепление – и это помогло нам впервые в мире пересечь горной выработкой крупнейшее региональное геологическое нарушение Богдановский сброс. По сути мы смогли преодолеть огромную трещину в земных недрах длиной 50 км. Эта трещина «разорвала» горизонтально залегающие угольные пласты: перепад глубины между разорванными частями горного массива составлял по вертикали около 300 м. Во всем мире нет успешного опыта прохождения таких крупных тектонических нарушений.

Подводя итог, отмечу, что украинские шахты, как правило, хорошо обеспечены запасами угля, имеют развитую инфраструктуру, квалифицированный персонал, а часть из них по-прежнему обеспечены высокопроизводительной техникой и эффективными технологиями.

Безусловно, уже более 10 лет европейские страны наращивают объемы «зеленой» генерации. При этом, однако, развивая и тепловую генерацию. Украина обладает колоссальными запасами угля, и игнорировать этот факт, как минимум, не целесообразно. Запасы угля в нашей стране таковы, что в перспективе, как минимум, двух десятилетий именно тепловая энергетика будет обеспечивать стабильность энергосистемы Украины и способствовать энергетической независимости нашей страны.
Последние новости: