Оборонные расходы помогут экономике, если будут осуществляться эффективным госаппаратом, - американский социолог

Оборонные расходы помогут экономике, если будут осуществляться эффективным госаппаратом, - американский социолог
81

Оборонные расходы помогут экономике только если будут осуществляться эффективным госаппаратом, - считает американский социолог, профессор Нью-Йоркского университета в Абу-Даби Георгий Дерлугьян 

Часть 1.

- Может ли рост оборонных расходов привести к экономическому росту в стране? 


Среди экономистов существует твердое убеждение, подкрепляемое эмпирическими исследованиями: экономический рост зависит от эффективности общественных институтов, т.е. проще говоря, от порядка в государстве. Но экономисты не объясняют: откуда берется порядок? 

Давайте посмотрим, где есть эффективные государства – это Запад и Дальний Восток (Япония, Южная Корея, сегодня отчасти Китай). Но почему у государств, которые начинали примерно в одинаковых условиях после Второй мировой войны, будучи колониями или полуколониями, сегодня такой разный результат? 

Ведь тогда не наблюдалось особой разницы между Сингапуром, Малайзией, Камбоджей и Филиппинами, а сейчас она разительна. Или почему эффективные государства не возникают в Латинской Америке, где вроде как была унаследована европейская цивилизация? 

Дело в том, что одним из необходимых условий является сплочение элит. В Азии важным фактором этого сплочения были сильные коммунистические повстанческие движения, там, где они не привели к крушению самого режима. 

 - Например?

Крайний негативный пример – это южновьетнамский режим, который часто обзывали марионеточным. На самом деле, он стал таковым ближе к концу своего существования: южновьетнамские элиты сами сделали из себя марионеток США, потому что когда в конце 1950-х гг. в Сайгон пошла массивная американская экономическая, а потом и военная помощь, там уже никто не собирался напрягаться, воюя с коммунистами. 

Было понятно, что эту задачу взяли на себя США: появилась американская армия, она и должна победить. Поэтому элиты Южного Вьетнама занимались интригами друг против друга: только на протяжении неполных двух лет в 1963-1965 гг. там произошло четыре военных переворота. 

Георгий Дерлугьян

американский социолог и экономист

И Всемирный банк с большим изумлением узнал, что Конгресс США финансирует создание тяжелой промышленности в Южной Корее! В результате мы имеем Daewoo и Hyundai. 

Имея возможность абсолютно бессовестно сосать ресурсы из американцев, эти вьетнамские «марионетки» совершенно не озаботились созданием собственной армии, полиции и налогового аппарата. Они начали его создавать, увидев в 1968 г., что американцы не справляются с партизанами, а антивоенное движение в США может привести к невероятному – уходу американцев из Вьетнама. 

Но было поздно: оставалось три года войны, сайгонский режим не успел укрепиться и проиграл. Как на эту драму реагирует Южная Корея? Именно в 1968 г. режим генерала Пак Чон Хи принимает решение манипулировать Вашингтоном. МВФ и Всемирный банк тогда отказались финансировать программу создания там тяжелой промышленности. 

Пак Чон Хи собирался строить судоверфи и автозаводы; на это ему вполне резонно указали, что в Южной Корее нет ни железной руды, ни угля, ни квалифицированный рабочей силы, поэтому стоит стране заниматься тем, чем и раньше: пришивать пуговицы на рубашки. Тогда южнокорейский диктатор дипломатической почтой шлет в Вашингтон буквально чемоданы денег. 

Подкуп осуществлялся через ассоциации американских ветеранов Корейской войны, а на тот момент более половины конгрессменов прошло через американские гарнизоны в Корее, т.е. к ним был подход. Деньги вкладывались в их избирательные кампании. Кроме того, в Южный Вьетнам отправились две южнокорейские дивизии. 

И Всемирный банк с большим изумлением узнал, что Конгресс США финансирует создание тяжелой промышленности в Южной Корее! В результате мы имеем Daewoo и Hyundai. 

Была построена автомобильная и судостроительная промышленность, а все это продукция двойного назначения: таким образом Южная Корея вооружила свою армию на тот случай, если американцы решат уйти, как ушли из Южного Вьетнама. Даже когда деньги получены, заводы нужно еще построить… 

Пак Чон Хи буквально брал за глотку своих олигархов, требуя от них эффективной коррупции: мол, я тебе разрешу отписать на себя столько-то миллиардов, но если ты создашь предприятие, и оно будет реально работать. Экономика была реально командной: строй автозавод и не думай о том, кто тебе будет поставлять листовую сталь, это не твое дело. К тому времени, как построишь завод, прокат уже пойдет. 

Не думай, куда будешь продавать автомобили, это тоже не твое дело: к тому времени, как с конвейера сойдет первая машина, будет принят закон о запрете покупки иностранных автомобилей южнокорейскими госучреждениями. Как понравится американцам, что в Южной Корее больше не покупают их машины? Это тоже не ваше дело, этим займусь я. 

- Это и была модель государства ускоренного развития? 

Да. Небольшая группа в самом центре государства брала на себя задачу сформулировать политическую цель, выяснить, какие ресурсы нужны для ее достижения, построить в ударную «свинью» своих предпринимателей, научить их заниматься высокими технологиями, распределить среди них роли и ресурсы – и повести на штурм мировых рынков. 

А все потому что они хорошо видели пушки, направленные на них с 38-й параллели, и видят по сей день. Начиная с 1961 г. Пак Чон Хи очень жестко дисциплинировал свою элиту – их сперва всех пересажали, потом выпустили – а в 1968 г. он увидел, что быть полной марионеткой США – это самоубийство, марионетка должна манипулировать хозяином сама. 

Последние новости: