Больнонаемные

Больнонаемные
392
Военный врач Константин Мадонов демонстрирует работу кровоостанав-ливающего жгута “СІЧ-Турникет”, разработанного украинскими активистами в период АТО и уже запущенного в массовое производство

В течение 2015 г. из рядов Вооруженных Сил Украины будут демобилизованы почти 50 тыс. военнослужащих, большинство из которых являются участниками боевых действий.

Помимо социальных гарантий и льгот большинство бойцов, прошедших АТО, нуждаются в специфической и дорогостоящей медицинской помощи. Хотя власти и декларируют, что лечение демобилизованным или раненым украинским военно­служащим будет предоставляться исключительно за счет средств госбюджета, на практике до сих пор требуются волонтерская помощь, участие благотворительных фондов и международных организаций. Впрочем, государство уже начинает понимать, что без привлечения частного бизнеса проблему лечения и реабилитации участников боевых действий решить будет крайне сложно.

Психологическая реабилитация
По словам начальника НИЦ гуманитарных проблем ВСУ Назима Агаева, анализ опыта боевых действий на территории Украины свидетельствует о значительных психогенных потерях, т.е. потерях личного состава, связанных с полной или частичной утратой боеспособности вследствие психической травмы.

Кроме того, в зоне риска и семьи военнослужащих. По данным полковника Виктории Кушнир, пресс-секретаря Министерства обороны, психологическую реабилитацию в профильных центрах на базе военных госпиталей сейчас проходят около 1,8 тыс. бойцов АТО. Всего же с начала АТО, по словам Ольги Богомолец, председателя Комитета ВР по вопросам охраны здоровья, лечение от психических расстройств прошли более 5,5 тыс. военнослужащих, 35% из них были комиссованы.

Однако, как показывает опыт последних военных конфликтов в разных точках Земного шара, высокому риску развития посттравматических стрессовых расстройств (ПСТР) подвержены 40% участников боевых действий. В случае Украины — это уже как минимум 20 тыс. человек из демобилизованных в 2015 г.

Но, по мнению психологов, ПСТР — это бомба замедленного действия, которая может сдетонировать и через полгода, и через пять лет (см. “Зарубежный опыт” на стр.37). Поэтому психологическую реабилитацию в специальных центрах должны проходить все демобилизованные без исключения. Надо сказать, что кроме медучреждений в структуре Минобороны психологическую помощь военнослужащим оказывают и волонтерские организации, и частный бизнес.

Так, владелец и бизнес-тренер тренингового центра “Агентство развития” Елена Дейна создала всеукраинскую сеть центров психологической помощи “Шаг навстречу”, которые предоставляют бойцам АТО целевую бесплатную психологическую помощь в 15 городах Украины. В проекте задействованы более 70 профессиональных психологов-волонтеров. Аренда помещений, средств связи, издание брошюр оплачиваются за счет пожертвований.

Аналогичным образом, на волонтерской основе, действуют и другие негосударственные цент­ры психологической реабилитации. Вместе с тем, как отмечают эксперты, именно независимые центры собрали профессиональные команды высококвалифицированных психологов, и им крайне необходима финансовая поддержка не только меценатов, но и государственных программ.

Пока, по словам Артура Деревянко, руководителя Госслужбы по делам войны и участников АТО, на психологическую реабилитацию бойцов АТО правительство выделило 50 млн грн.

Протезирование
По данным г-на Деревянко, на начало июня в протезировании и технических средствах реабилитации нуждались 273 украинских военных. “76 человек уже “отпротезировали” — помощь оказывалась как в зарубежных клиниках, так и в украинских. Еще 115 человек получают медицинскую помощь, но их состояние пока таково, что к ношению протеза они не готовы. Для  42 военных началось протезирование в Украине, еще 25 военнослужащих нуждаются в протезировании за границей”, — рассказывает он.

Отметим, что 11 февраля 2015 г. по инициативе Службы было усовершенствовано постановление Кабмина №518 “Некоторые вопросы протезирования и ортезирования изделиями повышенной функциональности по технологиям изготовления, которые отсутствуют в Украине…”. Теперь решением межведомственной, межотраслевой комиссии бойцов АТО, утративших конечности, могут отправлять на протезирование за границу без проведения тендерной процедуры.

На протез повышенной функциональности государство может выделить сумму, не превышающую 500 прожиточных минимумов (или 665 тыс.грн.). Проблема заключается в том, что как раз в начале года гривня пережила более чем двукратную девальвацию, а цены на зарубежные протезы привязаны к курсу валюты. Самым болезненным образом это отразилось на обес­печении наиболее сложными, “умными” протезами верхних конечностей. Поэтому зачастую пострадавшие нуждаются в дополнительных спонсорских средствах для проведения протезирования, которые собирают различные волонтерские организации.

Впрочем, волонтеры занимаются проектами протезирования и в самой Украине. Например, в мае состоялся двухнедельный обмен опытом протезистов и реабилитологов из Канады и США с украинскими коллегами из частных компаний — изготовителей протезов. Иностранные спе­циалисты прилетели в Украину на волонтерских началах.

В рамках проекта пятеро пострадавших получили функциональные протезы, включая миоэлектрические, бесплатно. Также целью проекта было обучение украинских специалистов, чтобы они могли повысить качество собственных изделий и реабилитационных программ. Общая стоимость мероприятия составила 200 тыс. канадских долларов.

Стоит отметить, что еще в прош­лом году государство компенсировало только стоимость протезов, изготовленных на казенных предприятиях. Теперь ряд частных протезных компаний подписали соответствующие договоры с Минсоцполитики, и стоимость протезирования погашается им из госбюджета. Таким образом, они на равных конкурируют со специализированными госпредприятиями.

Кстати, в утвержденном Кабмином постановлении №271 от 12.05.14 г. “О проведении прозрачной и конкурентной приватизации в 2015 г.” казенные протезные предприятия отнесены к активам, не подлежащим приватизации. “Проблемы с протезированием, существовавшие в прошлом году, сейчас постепенно решаются, — говорит заместитель министра соцполитики Василий Шевченко.

— Мы демонополизировали этот рынок и приглашаем к сотрудничеству волонтерские организации. В частности, предлагаем рассмотреть возможность государственно-частного партнерства в преобразовании действующих в Украине протезных заводов в реабилита­ционные центры”. Кроме того, необходимость обеспечения героев современными протезами подталкивает предпринимателей к созданию высокотехнологичных стартапов.

Так, в начале мая во Львове прошел робототехнический хакатон “Cyber pills for mental health”. На форуме в течение 24-часового марафона более 20 участников создали прототип руки себестоимостью до $300, которая способна шевелить пальцами и реагировать на импульсы мышц.

В конце апреля на киевском iForum проект “Белый муравей” представил тяговый протез руки для бойца, пострадавшего в зоне АТО. Изделие напечатали на 3D-принтере, и его стоимость составила всего $200, что на несколько порядков дешевле аналогичных промышленных образцов (более 100 тыс.грн. в Украине и более EUR4,5 тыс. — за рубежом).

На начало июня 2015 г. в протезировании и технических средствах реабилитации нуждались 273 украинских военных

С начала АТО лечение от психических расстройств в Украине прошли более 5,5 тыс. человек

Зарубежный опыт
По словам американского психолога Френка Пьюселика, автора методического пособия для участников АТО на востоке Украины “Программа самоуправления посттравматическим стрессовым расстройством для военного”, ветерана вьетнамской войны, Америка оказалась абсолютно не готова к проблемам послевоенного периода. Во Вьетнаме погибли 58 тыс. военнослужащих, а в следующие 10 лет покончили с собой еще 60 тыс. ветеранов той войны.

Правительство США было вынуждено разработать общенациональную систему их поддержки. В каждом городе были созданы реабилитационные центры ветеранов. Кроме того, американское правительство наняло большой штат психологов, которые работают исключительно с военными, и, возвращаясь после боевого задания, бойцы сразу попадают в руки психотерапевтов. По словам г-на Пьюселика, на налаживание эффективной системы психологической реабилитации ушло около 20 лет.


Последние новости: