Бюджетная арифметика пикирующей экономики

Бюджетная арифметика  пикирующей экономики
348
Ярослав Жалило, канд.экон.наук,
Институт экономики и прогнозирования НАНУ

Казначейство отрапортовало о том, что на начало октября остаток средств на едином казначейском счете составил 47,1 млрд грн. По данным финансового ведомства, это рекордный показатель за последние 12 лет. Фискальные успехи правительства впечатляют.

Реальный экономический рост оказался втрое хуже, чем было запланировано в бюджете: ВВП за первое полугодие сократился на 15,8% при плане 5,5% за год, экспорт уменьшился на 33,1% при планировавшемся годовом показателе в – 7%, импорт — на 36,9 % при плане в – 10,7%. Вместе с тем, согласно обнародованным Счетной палатой отчетным данным, за указанный период плановые доходы Общего фонда госбюджета были превышены на 10,1%.

Из 68,8 млрд грн. прироста доходов по сравнению с первым полугодием 2014 г. половину обеспечили налоговые новшества, среди которых наиболее доходными являются импортный сбор и отчисление в госбюджет четверти поступлений от налогообложения доходов физлиц. Вторая половина — преимущественно инфляционно-девальвационный эффект, компенсировавший депрессивное влияние экономического спада.

Ведущая роль валютно-денежных катаклизмов, потрясших украинскую экономику в 2015 г., в ее же бюджетных “успехах” очевидна. “Инфляционный налог” оказался наиболее весомым для бюджета: перевыполнение плана по “внутреннему” НДС составило 6 млрд грн., план по “внутреннему” акцизу выполнен на 101,1%.

Напомним, что при этом за полгода оптовый товарооборот сократился на 17,6%, розничный — на 25,1%. “Девальвационный налог” дал немного меньшие результаты. При сокращении объемов импорта (без учета газа) на $9,9 млрд поступления от импортной составляющей доходов Общего фонда оказались на 4,2 млрд грн. больше плана.

“Бюджет, 55% которого строится на доходах от косвенных налогов, выполнил свою стабилизирующую роль в условиях экономического спада. Однако такие налоги тормозят потребление, перегружают денежный оборот и обременительны для сложных производств”

Оборотной стороной девальвационной “премии” стало удорожание экспорта. Хотя объем последнего уменьшился $9,4 млрд, потребность в возмещении НДС увеличилась на 14,7 млрд грн. Проблема была решена традиционно просто: план по возмещению недовыполнен на 1,9 млрд грн., а активный не возмещенный экспортерам НДС вырос на 8,4 млрд грн.

Вместе с тем из-за глубины падения эффект инфля­ционно-девальвационных факторов оказался в значительной степени “смазанным”, дополнительно принеся бюджету суммарно всего 10,2 млрд грн.

Существенным подспорьем оказалось разовое поступление 8,7 млрд грн. от продажи лицензий на пользование радиочастотным ресурсом. Еще 5,6 млрд грн. Счетная палата считает заслугой продолжения практики административных мер: помимо уже упомянутого недовозмещения НДС еще и увеличение налоговых переплат на 3,7 млрд грн.

С перевыполненной доходной частью диссонирует недовыполненная на 8,1 % расходная часть Общего фонда бюджета. Характерно, что из “нерозданных” 15,1 млрд грн. лишь 2,4 млрд грн. приходится на неоткрытые ассигнования. Остальное — средства, не распределенные и не израсходованные главными распорядителями.

В результате дефицит Общего фонда сократился до рекордных для последних лет 0,8 млрд грн. Даже при выполненном всего наполовину плане заимствований правительству удалось не только обеспечить обслуживание и возврат госдолга, но и сформировать из одолженных денег 30,9 млрд грн. остатка. Первое полугодие было завершено с 46,6 млрд грн. остатка на ЕКР, что и стало подспорьем при последующем пересмотре бюджета.

Резюме. Бюджет, 55% которого строится на доходах от косвенных налогов, выполнил свою стабилизирующую роль в условиях экономического спада. Однако такие налоги тормозят потребление, перегружают денежный оборот и обременительны для сложных производств, а также не позволяют внедрять фискальные стимуляторы, поэтому имеют ограниченную применимость.

Перераспределение полученного от них излишка вбрасывает деньги в экономику с не ориентированной на рост фискальной системой, что повышает инфляционные риски.

Перевыполнение плана, достигнутое разовым воздействием налоговых изменений и инфляционно-девальвационного шока, — не аргумент для последующего бюджетного оптимизма: планирование Бюджета-2016 от достигнутого все же потребует более надежных источников поступлений, базирующихся на реальном росте экономики.
Последние новости: