ЕСВ-макияж

ЕСВ-макияж
340
В понедельник, 2 марта, Верховная Рада буднично приняла пакет изменений в Бюджетный, Налоговый и Таможенный кодексы. Впрочем, из всего, предусмотренного ими, отметить можно разве что увеличение с 20% до 70% ставки рентной платы за пользование недрами для добычи природного газа, “который соответствует условию, определенному в п.252.24, и который добыт из залежей до 5000 м”.

Да и то по большей части потому, что норма в принятом варианте вызывает подозрение в коррупционности.
С серьезными баталиями протекало принятие законопроекта №2212 “О внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно пенсионного обеспечения”. В итоге, к позднему вечеру все сложилось.

Однако главным для бизнеса был законопроект №1863 “О внесении изменений в раздел VIII “Заключительные и переходные положения” Закона Украины “О сборе и учете единого взноса на общеобязательное государственное социальное страхование (относительно уменьшения нагрузки на фонд оплаты труда)”, направленный на исправление грандиозного “перекоса”, допущенного действующим Кабмином, широко разрекламировавшим снижение ставки ЕСВ, которое обернулось пшиком.

Напомним: принятая ВР в декабре реформа ЕСВ, которая предусматривала снижение его ставки, оказалась совершенно несостоятельной ввиду наличия набора обязательных критериев:
  • общая база начисления ЕСВ должна в 2,5 раза превышать среднемесячную базу 2014 г.;
  • средняя зарплата по предприятию должна увеличиться минимум на 30% по сравнению со средней зарплатой в 2014 г.;
  • средний платеж на одно застрахованное лицо по пониженной ставке ЕСВ (0,4 от действовавшей ранее. — Ред.) должен быть не меньше 700 грн.(т.е. зарплата должна составлять минимум 4800 грн.);
  • средняя зарплата по предприятию не должна быть меньше трех минимальных зарплат (т.е. 3654 грн.).
Всем критериям предприятие должно удовлетворять одновременно, что в условиях катастрофического кризиса выглядит просто смешно. Поэтому, по сути, ни один субъект хозяйствования оказался не в состоянии выполнить такой кульбит.

Авторы новой идеи снижения нагрузки на фонд оплаты труда тоже предполагают применение коэффициента к ранее действовавшей ставке. А также предусматривают при этом одновременное выполнение обязательных условий.

Правда, трех, а не четырех:
  1. база начисления из расчета на одно застрахованное лицо должна увеличиться на 20% по сравнению со среднемесячной базой 2014 г.;
  2. средний платеж из расчета на застрахованное лицо после применения коэффициента должен составлять не менее среднемесячного платежа за 2014 г.;
  3. в отчетном месяце количество застрахованных лиц, которым начислены выплаты, не может превышать 200% от среднемесячного количества застрахованных лиц плательщика в 2014 г. (условие не распространяется на физлиц-предпринимателей).
При этом коэффициент устанавливается плавающий, и рассчитывает его сам плательщик ежемесячно. Он равен отношению среднемесячной базы начисления ЕСВ в 2014 г. из расчета на одно застрахованное лицо к базе начисления ЕСВ на одно застрахованное лицо за месяц, за который начисляется зарплата (доход). Если это отношение меньше 0,4, то применяется коэффициент 0,4.

В принципе, эта схема, в отличие от преды­дущей, работающая. И в случае повышения зарплаты действительно позволяет снизить нагрузку на ФОТ. Но вследствие несогласованности действий власти — перед новым годом были повышены ставки НДФЛ и продлено взимание военного налога — общее снижение нагрузки на зарплату получается совсем небольшим (см. “Пример расчета…”). А издержки работодателя, в том числе на само повышение зарплаты, при этом возрастают существенно. Именно поэтому и новый вариант снижения ЕСВ не будет сильно востребован.

Тем удивительнее было услышать откровения народного депутата Андрея Журжия, представлявшего проект: “Мы убеждены, что это (…) позволит нам в 2016 г. выйти на безусловное снижение ЕСВ и установление ставки максимум на уровне 15%. Это задача-минимум. А как максимум — на отмену ЕСВ и уплату исключительно НДФЛ”!

Незначительность снижения нагрузки — это одна сторона медали. Другая же — это то, что ЕСВ и НДФЛ — экономические понятия, не имеющие ничего общего, кроме схожей базы начисления. Как поступления в местные бюджеты должны в будущем заместить поступления в социальные фонды, видимо, сможет объяснить только гений нынешних парламентариев.



Последние новости: