Неполная адекватность

Неполная адекватность
374
Президент Украины Петр Порошенко 3 марта подписал Закон №198 от 12.02.15 г. “О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно обеспечения деятельности Национального антикоррупционного бюро и Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции” (законопроект рег. №1660-д). Авторы — как “коалиционные”, так и внефракционные депутаты (см. “Авторы законопроекта…” на стр.6).

БЮРОкратическое право
Изменениями законодатели таки прописали в явном виде взаимодействие Национального антикоррупционного бюро (НАБ) и Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции (Нацагентство). БИЗНЕС уже писал, что в законах о НАБ и “О предотвращении коррупции” (вводится в действие 26 апреля 2015 г., в том числе внедряется Нацагентство) не предусмотрен механизм помощи друг другу этих антикоррупционных органов в борьбе с расхитителями государственной собственности. Мелочь, но важная.

Всего Законом на 34 страницах предусмотрены изменения в 13 законодательных актов. Из важного: в Уголовном и Гражданском процессуальном кодексах предусмот­рено наказание чиновников, если они не смогут доказать законность приобретения активов.

Правда, госслужащие могут спокойно записывать приобретаемые дорогие автомобили, дома и прочие предметы роскоши на близких лиц, например тещу (не путать с членами семьи). Этот факт проверять никто не будет. А если и проверят, то “близкие лица” не включены в соответствующую статью Уголовного кодекса (УК) о незаконном обогащении.

Расширены и уточнены права НАБ при проведении антикоррупционных расследований. Согласно изменениям в Уголовный процессуальный кодекс (УПК) и в закон о НАБ, подразделения детективов (появление их института — еще одно нововведение) и внутреннего контроля НАБ получают право проводить досудебные расследования в антикоррупционных делах.

Еще одна новинка — создание Специализированной антикоррупционной прокуратуры при Генеральной прокуратуре Украины (ГПУ). В частности, прокуроры этого нового ведомства будут осуществлять надзор за соблюдением законодательства в ходе расследований, проводимых НАБ.

Благодаря изменениям в УПК директор НАБ при согласовании с прокурором получил право на двое суток накладывать предварительный арест на имущество или деньги физ- и юрлиц (в рамках уголовного производства по тяжким и особо тяжким преступлениям).

Детективы НАБ имеют право без постановления суда задерживать лиц, подозреваемых в тяжких и особо тяжких коррупционных преступлениях. В рамках уголовных расследований по постановлению следственного судьи НАБ может получить доступ к текущему мониторингу банковских счетов.

Коррупционное бюро
В документе содержится и очень неоднозначная законодательная новация, о которой общественные активисты по борьбе с коррупцией стыдливо умолчали: согласно новой версии ст.17 Закона об Антикоррупционном бюро, его директор может своим решением, по согласованию с прокурором, обязать банки, депозитарные, финансовые и другие учреждения, предприятия и организации, независимо от формы собственности, предоставлять информацию об операциях, счетах, вкладах, сделках физических и юридических лиц, которая необходима для исполнения функций НАБ.

Необходимо уточнить, что такие права Бюро получает при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий в целях предупреждения, выявления, прекращения и раскрытия уголовных правонарушений. То есть имеет право делать это независимо от открытия уголовного производства (например, проверяя заявление от обывателя).

Предоставить такую информацию, по решению директора НАБ и прокурора, юрлицо должно в течение трех дней (максимальная отсрочка — два дня). Ранее требовать подобную информацию глава Бюро мог только на основании судебного решения.

Мы не идеализируем украинские суды. Но давать двум чиновникам (директору и прокурору), пусть и назначенным по конкурсу, неограниченные полномочия для получения доступа к любой коммерческой информации любого бизнеса — абсурд и преступление. С подобным подходом НАБ может легко превратиться в Национальное коррупционное бюро, через которое можно будет легко выуживать нужную информацию о конкурентах и совершать тому подобные деяния.

Безусловно, мы далеки от мысли, что это было сделано авторами законопроекта намеренно для обеспечения возможности создания коррупционных схем в новом органе. Действительно, вокруг в избытке примеров того, как украинские судьи разблокируют те или иные счета чиновников “сбежавшего” режима или как Генпрокуратура для этих же целей раздает оправдательные справки фигурантам уголовных дел.

А фигуранты эти (читай — чиновники-коррупционеры) имеют подконтрольные бизнес-структуры, через которые выводятся бюджетные средства. В такой ситуации НАБ действительно должно обладать механизмом для проведения эффективных расследований. Но, во-первых, судебную и правоохранительную системы все равно надо полностью обновлять (иначе никакое Бюро с Нацагентством не помогут). А во-вторых, и без того затюканному бизнесу теперь придется только уповать на то, что директор НАБ окажется честным профессионалом.

Взять и отобрать
Учитывая реалии отбора кандидатов на эту должность, пока радужных перспектив строить не хочется. Для начала стоит вспомнить об интригах в коалиции президентской и премьерской команд в отношении процедуры назначения и увольнения директора НАБ. Спор разгорелся вокруг того, какая из институций, парламент или Президент, получит больше прав для влияния на эти процессы. Интересы парламента и Президента удалось сбалансировать.

процесс отбора конкурсной комиссией кандидатов на должность главы НАБ. Во второй отборочный тур из более чем 100 претендентов на заветный пост прошел 21. Собеседование с ними конкурсная комиссия проводила на прошлой неделе. Многие кандидаты имеют юридическое образование и опыт работы в сфере права (согласно требованию закона), не работали до 2014 г. в украинских правоохранительных госорганах или в парламенте.

Есть чиновники и депутаты со стажем. Собственно, Закон разрешает последним занять пост директора НАБ, что, на наш взгляд, является первейшей ошибкой законодателей. Эти люди, учитывая политическую специфику украинской бюрократии, могут быть приверженцами старых новых политических проектов, руководители которых ныне возглавляют страну.

Это противоречие законодатели решили исправить, внеся еще в 2014 г. в закон о НАБ норму, запрещающую назначать на пост главы Бюро человека, который два последних года входил в руководство партии или находился в трудовых (договорных) отношениях с этой партией. Норма придумана не более чем для отвода глаз.

Пример. Депутат, член фракции “Блока Петра Порошенко”, заместитель председателя Комитета по вопросам предотвращения и противодействия коррупции Виктор Чумак прошел во второй тур конкурса. Он же является соавтором законопроекта №1660-д об антикоррупционных изменениях.

В 2012-2014 гг. г-н Чумак также был депутатом ВР — выдвигался как беспартийный по мажоритарному округу от политической партии “УДАР”. Де-юре: согласно официальной биографии, он и сейчас является беспартийным и в трудовых отношениях с политическими партиями в последние два года не состоял.

Де-факто: интегрирован в политический процесс указанных политсил. Отдельный вопрос к его декларации. В 2014 г. Виктор Чумак приобрел авто HyundaiSantaFe 2014 года выпуска примерно за 790 тыс.грн. Его семейный доход в 2014 г. составил около 323 тыс.грн., в 2013 г. — около 316 тыс.грн., за 2012 г. данных нет, в 2011 г. — около 124 тыс.грн. Должна ли была такая динамика доходов и расходов насторожить членов конкурсной комиссии? Наверное, да.

В конце февраля результаты своего исследования жизнедеятельности и деклараций претендентов опубликовала Transparency International Україна. Как показательный пример. У организации возникли сомнения в целесообразности назначения на пост директора действующего заместителя Генерального прокурора Анатолия Матиоса (заместитель главы Главного контрольного управления АП с 2011 г. по февраль 2014 г.; доход его жены в 2014 г. — 34,7 млн грн.).

А также адвоката Юрия Сухова, который до 2010 г. успел побывать налоговым милиционером, чиновником Госкомнацрелигий и Счетной палаты, Правительственным уполномоченным по вопросам антикоррупционной политики (2009-2010 гг.), член ВО “Батьківщина” (2005-2009 гг.). В 2014 г. его личный официальный доход составил 5734 грн.

Представители Transparency International Україна передали результаты своего исследования членам комиссии. Тем не менее оба названных деятеля прошли во второй отборочный тур. И это далеко не все сомнительные, с точки зрения общественности, фигуры из 21 кандидата на пост директора НАБ.

Предотвращение непреодолимого
Описанные расширенные права НАБ по контролю над бизнесом — далеко не все неприятности, которыми может обернуться для бизнесменов антикоррупционное законодательство. БИЗНЕС (см. статью "Арестовать нельзя брать") писал, что еще осенью 2014 г. в чью-то лихую голову в правительстве влетела мысль обязать компании, участвующие в госзакупках, утверждать у себя антикоррупционную программу (по жестким лекалам) и ввести должность уполномоченного по антикоррупционной программе. Это должен был быть человек не моложе 30 лет с высшим юридическим или экономическим образованием.

Новыми изменениями в Закон предлагаются косметические смягчающие правки в эти нормы. Выполнять их должны будут участники госзакупок, если товары и услуги закупаются на 1 млн грн. и более, а работы — на 5 млн грн. и более. Из требований относительно квалификации уполномоченного убрали норму о возрасте и наличии профильного образования. Антикоррупционную программу разрешено составлять в условно произвольной форме.

Считаем, что предложенную парламентариями глупость надо полностью отменить. Во-первых, никаких реальных механизмов борьбы с коррупцией эти нормы не обеспечивают. Зато, во-вторых, являются лишним регуляторным рычагом: очередной возможностью устранять неугодных конкурентов с госторгов или подвергать бизнес проверкам со стороны Нацагентства по вопросам предотвращения коррупции. Этот госорган последними антикоррупционными изменениями наделяется правом составлять протоколы об административных нарушениях, связанных с коррупцией.

Вместо придумывания искусственных проблем для бизнеса законодателям следует заняться ужесточением процедуры предоставления чиновниками деклараций о своем имущественном состоянии. Предложенные в новом Законе правки к содержанию деклараций важные, но недостаточные для эффективной борьбы.

Например, согласно новой норме в Законе о предотвращении коррупции, чиновник должен задекларировать бизнес, подконтрольный ему или членам его семьи. При этом, по данному Закону, “член семьи” сможет отказаться давать такую информацию, о чем чиновник может просто упомянуть в декларации.

Как предлагал ранее БИЗНЕС, надо обязать госслужащих (по крайней мере, топ-менеджеров и руководителей среднего звена структурных подразделений ведомств) отчитаться о своем благосостоянии, доходах и расходах за последние пять лет.

Авторы законопроекта №1660-д  “О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно обеспечения деятельности Национального антикоррупционного бюро и Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции”

  • Юрий Луценко, депутатская фракция партии “Блок Петра Порошенко”
  • Егор Соболев, глава Комитета по вопросам предотвращения и противодействия коррупции, депутатская фракция партии “Объединение “Самопоміч”
  • Виктор Чумак, депутатская фракция партии “Блок Петра Порошенко” (он же — претендентна должность директора НАБ)
  • Дмитрий Добродомов, депутатская фракция партии “Блок Петра Порошенко”
  • Иван Мельничук, депутатская фракция партии “Блок Петра Порошенко”
  • Сергей Лещенко, депутатская фракция партии “Блок Петра Порошенко”
  • Иван Крулько, депутатская фракция партии “Всеукраинское объединение “Батьківщина”Владимир Парасюк, внефракционный
  • Юрий Деревянко, внефракционный
Когда верстался номер
6 марта конкурсная комиссия по избранию кандидатов на должность директора Национального антикоррупционного бюро Украины сузила круг претендентов до четырех человек, сообщил “Укринформ”. “Комиссия решила направить четыре кандидатуры на проведение специальной проверки по Закону “Об очищении власти”, — сказал ее глава Рефат Чубаров. На спецпроверку направили тех кандидатов, которые во втором туре собеседований получили поддержку пяти и больше членов комиссии. Это Яков Варичев, Николай Сирый (у обоих — по пять голосов), Артем Сытник (6 голосов) и Виктор Чумак (7 голосов).



Последние новости: