Здравомыслие

Здравомыслие
467
На заседании Кабмина, состоявшемся 27 мая, министр охраны здоровья Александр Квиташвили представил проект законодательных изменений, необходимых для реформирования отечественной медицины. Основные новшества закреплены в законо­проекте “О внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно усовершенствования законодательства в вопросах охраны здоровья”, обнародованном на сайте министерства.

Инициатива МОЗ предполагает изменение организационно-правовой формы медицинских учреждений и финансирования системы здравоохранения. Медицинские учреждения из бюджетных будут переоформляться в государственные или коммунальные предприятия, хозяйственные общества. Планируется, что решение о переходе медучреждений в ту или иную правовую форму будут принимать органы местного самоуправления.

Как сказал г-н Квиташвили, медучреждения смогут легально оформлять свои доходы, самостоятельно ими распоряжаться, а также привлекать инвестиции и помощь донорских организаций. Представляя законодательные изменения, министр также отметил, что 2016 г. будет переходным: от финансирования койко-места к финансированию оказанных услуг.

Ведь до сих пор система работает так, что главврачи вынуждены заполнять койки (продлевая лечение до 10-15 дней, хотя, например, в Европе норма пребывания больного в стационаре — трое с половиной суток), чтобы больнице не сократили финансирование на следующий год. Потому что бюджет платит не за оказанную услугу, а за койко-дни. При этом учреждения здравоохранения получат от государства столько же средств, сколько и в 2015 г.

Система будет меняться, но смогут ли больницы тратить бюджетные деньги эффективнее, повысится ли качество услуг? Скептики ставят вопрос более радикально: будет ли кому после реформирования эти услуги улучшать?

Оправданный скепсис
Буквально на следующий день после презентации реформ представители Всеукраинского врачебного общества (ВУВО) заявили, что предложенные изменения угрожают неконтролируемой коммерциализацией и тотальным разгосударствлением системы здравоохранения.

Они упрекнули министер­ство в отсутствии четкого плана реформ, под который и следует разрабатывать соответствующие законодательные инициативы (см. “Эксперты — о реформах” на стр.30-32). Например, МОЗ, с одной стороны, стремится легализовать неформальные платежи, которые, по оценкам ВУВО, всего на 30-40% меньше всех государственных затрат на охрану здоровья.

Но, с другой стороны, совершенно не объясняет, как будет изменена система финансирования лечебных учреждений. Непонятно, как будут рассчитываться тарифы, а главное — сможет ли население по ним платить, ведь четкого видения того, какой должна быть система медстрахования и как ею охватить все слои общества, а не отдельные его группы (см. также стр.38, 39), у министерства, похоже, тоже нет.

 Однако больше всего пугает общественность то, что поспешная “автономизация” медицинских учреждений может привести к их закрытию, увольнению персонала и существенному ограничению доступа украинцев к медуслугам.

А вот частники опасаются другого. Они полагают, что именно руководители медучреждений, которые в большинстве своем — не менеджеры, и станут слабым звеном в этой цепи реформ. “Медицинская реформа в Украине может разбиться о прослойку главврачей и начмедов”, — допускает Николай Скавронский, коммерческий директор медицинской лаборатории “Синэво Украина”.

Частные надежды
Грядущие изменения в государственном медицинском секторе не могут не затронуть сегмент частной медицины. Несмотря на то что доля частников в общем объеме медицинских услуг составляет, по разным оценкам, 5-10%, это значимый сегмент отечественного здравоохранения, насчитывающий более 1,5 тыс. клиник, амбулаторий, медкабинетов.

Кстати, отношение чиновников и многих медработников государственных больниц к приватным медикам не слишком изменилось с начала 1990-х годов. По большому счету, все это время частники не только зарабатывали, формировали отличную от государственной медицинскую сферу услуг, но и отстаивали право быть равноправными участниками медицинского рынка.

Как сказал г-н Скавронский, “наши многочисленные попытки общения с госчиновниками показывают, что они видят в частной медицине главного врага для существования медицины государственной, они презирают частников”. Собственно, законодательная и разрешительная системы построены так, чтобы создавать больше препятствий приватным медикам. В частности, долгое время им запрещали выдавать листки нетрудоспособности (больничные) пациентам.

Кроме того, частным медучреждениям запрещено использовать наркотические препараты с лечебной целью, а также брать анализы на СПИД. Причем относительно анализов на СПИД эксперты говорят, что среди европейских стран такое ограничение действует только в Украине. Некоторые участники рынка допускают, например, что госмонополия на проведение анализов установлена как раз для того, чтобы манипулировать данными о заболеваемости СПИДом.

Как бы там ни было, эти и другие препятствия мешали, но не остановили развитие частных медицинских услуг. Эксперты утверждают, что до кризиса (2008 г.) этот сегмент рос на 30-40% (в денежном выражении) ежегодно. Затем темпы снизились до 10-15%. В 2014 г. на протяжении нескольких месяцев рынок стагнировал, но благодаря повышению цен на услуги вырос на 2% по сравнению с 2013 г.

Частники рассчитывают, что если анонсированная реформа здравоохранения все-таки начнет реализовываться, она даст толчок и развитию их бизнеса. Они надеются, что реформа подстегнет конкурентную борьбу на рынке медуслуг. Юрий Чертков, директор Агентства медицинского маркетинга (г.Киев; тренинги, консалтинг, издательский дом; с 2009 г.; 40 чел.), считает:

“В будущем автономные клиники будут акционироваться и постепенно менять свой статус — вплоть до смены собственника, переходя из государственной и коммунальной организационно-правовых форм к смешанной и частной. То есть учреждений здравоохранения негосударственной формы собственности будет больше, что должно позитивно отразиться на качестве услуг”.

В целом г-н Чертков резонно заметил, что чем больше будет рыночных изменений в системе оказания медуслуг и меньше влияния государства, тем больше надежд, что регуляторная нагрузка на частный бизнес будет уменьшаться.

Игроки рынка убеждены, что при любом ходе реформирования системы здравоохранения в стране частная медицина будет занимать свою нишу. “Частное направление в медицине очень перспективно, и оно будет развиваться, если государство не будет его подавлять”, — говорит Наталья Данкович, директор группы компаний “Мать и дитя” (г.Киев; вспомогательные репродуктивные технологии, акушерство, гинекология).

Направления развития
По мнению большинства опрошенных БИЗНЕСом экспертов, в ближайшие годы будут развиваться в основном узкоспециализированные (а не многопрофильные) частные клиники. Так, например, г-н Чертков считает, что частная медицина занимала и будет занимать те ниши, в которых конкуренция с государственной медициной не только возможна, но и имеет долгосрочные перспективы: стоматология, репродуктология, офтальмология, гинекология, узкая клиническая инструментальная диагностика, лабораторные исследования.

По мнению г-жи Данкович, почти все направления медицины могут развиваться в частном формате. Но наиболее привлекательны пластическая хирургия, репродуктивная медицина, онкология, стоматология.

“Это направления, в которых во многих странах большая частная составляющая, они более рентабельны, используют высокие технологии и врачебные техники, поэтому в Украине будут развиваться и дальше”, — отмечает г-жа Данкович. В свою очередь Виктор Козин, генеральный директор акушерско-гинекологической клиники “Исида” (г.Киев; акушерство, гинекология, лечение бесплодия, лабораторные услуги; с 1992 г.; 488 чел.), убежден: в ближайшее время активно будет развиваться лабораторный сектор, также средства будут вкладываться в инновационные направления специализированной помощи, такой как иммунология и медико-генетические исследования.

Кроме того, эксперты утверждают, что в ближайшей перспективе будет развиваться тенденция к объединению частных врачей. Как рассказал Валерий Кидонь, директор по развитию ЧАО “Фармацевтическая фирма “Дарница”, сейчас пациенты часто прибегают к услугам доверенного врача, который не только сам является хорошим специалистом общего профиля, но и знает, к кому и куда обратиться в случае более серьезных проблем.

 “Эти уникальные доктора обычно ведут несколько десятков семей, но никак формально не трудоустроены. Также на таких докторах лежит много организацион­ных вопросов, не связанных с медициной. Поэтому существует тенденция, предполагающая, что такие доктора будут организовывать синдикаты с коллегами, передавая не свойственные им немедицинские функции помощникам — финансистам, администраторам, а себе оставят исключительно оказание медицинских услуг”, — поясняет г-н Кидонь.

Стартовая база для реформирования:
  •  на конец 2013 г. — 217 тыс. врачей всех специальностей; 441 тыс. среднего медицинского персонала; 2,2 тыс. лечебных учреждений с 398,1 тыс. коек; 10,8 тыс. лечебных амбулаторно-поликлинических учреждений*;
  •  площадь всех стационаров —24 млн кв.м, на их амортизацию необходимо 20 млрд грн., объем государственного финансирования этих учреждений — 27 млрд грн.;
  •  общая площадь амбулаторий —16 млн кв.м, расходы на амортизацию их помещений —10 млрд грн., объем госфинанирования этих учреждений — 19 млрд грн.;
  •  государственное финансирование системы здравоохранения Украины — 46 млрд грн. в год, из которых 70% идет на амортизацию зданий учреждений здравоохранения.
По данным МОЗ.
*По данным Госстата.

Олег Мусий, заместитель председателя
Комитета ВР по вопросам охраны здоровья:

— Законопроекты разрабатывались кулуарно, даже тайно. Они несистемны и фрагментарны. Сдвигать с места один из элементов системы, не имея целостного видения будущей модели здравоохранения, как минимум, неразумно. Следствием предоставления автономии заведениям в предлагаемом МОЗ варианте в нынешних условиях однозначно станет их приватизация, из-за чего снизится доступность медобслуживания для населения.

Василий Скрип, начальник управления охраны здоровья Закарпатской облгосадминистрации:

— Предложенное изменение о делегировании органам местного самоуправления права решать вопросы перехода медучреждений в ту или иную правовую форму — позитивное, хотя и запоздалое. Мы в области давно были готовы перевести медучреждения в коммунальные предприятия. Но этому переходу препятст­вовало отсутствие соответствующих изме­нений в Налоговом кодексе. Мы еще дискутируем по поводу того, будет ли это переход к гос- или коммунальным предприятиям.

Людмила Петренко, президент Международной диабетической ассоциации Украины:

— Начиная реформу, государство не говорит о том, какой государственный пакет медуслуг будет бесплатным. Поэтому сложно сказать, как намеченное будет реализовываться, если, например, уже какой год подряд в Украине не могут внедрить реимбурсацию для инсулинозависимых людей… Решение этого вопроса блокируется и в МОЗ, и на других уровнях. Так и с реформой: министерство предлагает свое видение, не имея обратной связи с медиками и пациентами...

Константин Косяченко, председатель общественной организации “Союз работников фармации”:

— Эти законодательные изменения надо было вносить гораздо раньше, хотя бы в декабре. И в том, что до сих пор это сделано не было, виновато руководство министерства. Бесплатной медицины в Украине нет, но люди должны понимать, за что они платят. Реформу можно провести достаточно быстро, даже за год, если понять, какие есть источники финансирования.

Дмитрий Шерембей, председатель правления благотворительного фонда “Пациенты Украины”:

— Положение об автономизации медучреждений было озвучено еще год назад как один из промежуточных шагов, который должен привести к облегчению работы системы здравоохранения. Это правильный шаг, это, по большому счету, инструментарий для наведения порядка в управлении. Потому что в конечном счете больницам не будут больше навязывать сверху, как распоряжаться средствами, они смогут самостоятельно ими управлять. Мы поддерживаем эту инициативу и хотим, чтобы она была реализована.



Последние новости: