На холостом ходу

На холостом ходу
942

Перетряска центрального аппарата ГФС ни на шаг не приближает ее к предоставлению сервисов бизнесу

В предпоследний день старого года председатель Государственной фискальной службы (ГФС) Роман Насиров подписал приказ №1022 “О сокращении численности и введении в действие Структуры аппарата Государственной фискальной службы Украины”, содержание которого стало известно только сейчас.

Любопытно, что за полгода это уже третье изменение структуры центрального аппарата ведомства (соответствующие приказы были изданы в июле и августе 2015 г.), правда, нынешнее подается еще и под соусом сокращения штатов.

Видимо, в ГФС считают, что реформирование Службы заключается именно в ее постоянной перетряске. Вот только какого-либо положительного эффекта от этих действий не наблюдается.


Каким образом

В соответствии с приказом №1022 центральный аппарат ГФС решено сократить на 30%, или на 656 штатных единиц (шт.ед.). Однако элементарная арифметика (равно как и внимательное изучение самого приказа) свидетельствует, что сокращение будет даже немного большим — на 661 шт.ед. (с 2183 до 1522).

Беспримерная “точность” расчета как для органа, который к бизнесу привык применять санкции даже за мельчайшую оплошность.

При ближайшем рассмотрении 30%-ное сокращение на самом деле таковым не является.

Львиная доля (376 шт.ед.) приходится на управление собственной (которое теперь будет называться как когда-то — “внутренней”) безопасности (ВБ).

Однако это сокращение мнимое: сотрудников ВБ просто прикрепят к региональным управлениям.

Без этого фокуса масштабы сокращения гораздо скромнее — на 285 шт.ед., или на 13%.

Два структурных подразделения даже будут расширены: в департаменте организации таможенного контроля появятся 16 новых рабочих мест, а в департаменте правовой работы — десять. Кроме того, последний теперь разделяется на два департамента.

Этому есть и объективные причины — переход с 2016 г. к одноуровневой системе административного обжалования, и субъективные — фискалы продолжают беспредельничать, выносить неправомерные решения или, наоборот, бездействовать, потому перспективы уменьшения количества судебных споров бизнеса с ними не просматриваются.

Еще два подразделения ликвидируются. Речь идет о департаменте по работе с крупными налогоплательщиками (зачем он создавался при наличии специализированного офиса — загадка) и о подразделении оперативного обеспечения зоны проведения АТО, расположенном почему-то в Киеве.

Из остальных наибольшие потери ожидают подразделения оперативников, следователей и борцов с таможенными правонарушениями (они сокращаются на 29%). Это, наверное, наиболее отрадные новеллы приказа №1022.

Существенное (суммарно более чем на 20%) сокращение провели в двух “айтишных” подразделениях. И это на фоне полного провала ГФС с введением новых электронных сервисов (в частности, кабинета налогоплательщика).

Да какие там новые сервисы, если в Киеве при заключении договоров на подачу отчетности в электронном виде в ГФС с недавних пор стали требовать договоры бумажные, чего не было уже много лет. То есть речь идет не о развитии, а о деградации, которая усугубляется еще и сокращением.

Кстати, подразделения, обслуживающие инфраструктуру ведомства, сокращены минимально. Да и вообще функциональные подразделения пострадали больше “патронатных”, что является нонсенсом.

Вместо вывода
В целом складывается впечатление, что очередная реструктуризация — не что иное, как упрощенный вариант “зачистки” неугодных: недаром реорганизации (по сути — переименованию) подверглись почти все подразделения.

Выполнения обещанных ранее руководством ГФС изменений (см. “Обещанные изменения”), а также достижения стратегических целей развития, о которых говорят в Минфине (борьба с коррупцией, автоматизация процессов и т.д.) они ничуть не приближают.

 В целом же результаты работы ГФС хорошо охарактеризовал бизнес-омбудсмен Альгирдас Шемета: “Абсолютным рекорд­сменом (по жалобам. — Ред.) остается Государственная фискальная служба”.

К сожалению, лихорадочно производимые в ГФС псевдо­реформы в стиле известной басни Крылова лишний раз свидетельствуют еще и о полном самоустранении Минфина от контроля за деятельностью Службы. Ведь именно Минфин должен был бы настоять на:
  • передаче в свое непосредственное подчинение главных контролирующих структур ГФС (внутренней безопасности и внутреннего аудита), которые сейчас варятся в собственном соку;
  • прекращении уничтожения таможенных подразделений,а лучше — их отсоединении от налоговых;
  • коренном реформировании неэффективного и коррумпированного института налоговой милиции;
  • усилении (в том числе и количественном) прежде всего IT-направлений, которое могло бы быть компенсировано сокращением обслуживающих и карательных блоков и позволило бы прекратить деградацию в сфере предоставления электронных сервисов и автоматизации процессов общения фискалов с бизнесом.



Последние новости: