Партминимум

Партминимум
665

Чтобы не потерять страну, “новому” Кабмину необходимо сосредоточиться на налоговой реформе и бюджетной децентрализации

На этой неделе Кабмин будет отчитываться перед Верховной Радой по итогам работы
в 2015 г.

Судя по настрою большинства народных депутатов, включая и членов коалиции, результатом отчета может стать вотум недоверия Кабмину, который автоматически приведет к досрочным парламентским выборам, что очень не нравится западным кредиторам Украины, в первую очередь МВФ.

Впрочем, Президент Украины Петр Порошенко предлагает иной вариант, который, судя по всему, может быть реализован путем “разъяснительной” работы со строптивыми народными избранниками.

Беседуя 10 февраля по телефону с Кристин Лагард, директором-распорядителем МВФ, он отметил, что выступает за “перезагрузку” Кабмина без досрочных выборов в ВР, которые только углубят политический кризис и усложнят проведение реформ.

Спрашивается: каких это реформ? Ведь никаких видимых перемен ни общество, ни предприниматели не ощущают. Именно поэтому очень важно, чтобы сразу после отчета в парламенте “новый” Кабмин определил перечень задач, которые нужно срочно решать, чтобы окончательно не развалить страну.

Мнимые достижения
Отчет Кабмина доступен каждому: в первых числах февраля он был обнародован на официальном сайте правительства. Комментируя этот факт, премьер-министр Арсений Яценюк, признавая наличие ошибок, которых “наделали много”, тем не менее счел возможным похвалиться:

 “Я прошу признать также то, что это правительство за двенадцать месяцев сделало реформ и изменений в стране больше, чем все предыдущие правительства за два десятка лет”.

 К сожалению, ни в цветистых речах премьера, ни в прошедших с помпой 10 февраля отчетах министров на заседании Комитета ВР по вопросам экономической политики, не удалось найти даже намека на грандиозные реформы, якобы проведенные Кабмином.

Например, в качестве достижений указан малореальный прогноз Всемирного банка
о росте ВВП Украины в 2016 г. на 1%. Может ли такой прогноз быть достижением, знает, видимо, только сам премьер.

Нельзя считать успехами суверенные рейтинги Украины на уровне “ССС” от Fitch, “Саа3” от Moody’s и “В-/В” от S&P. Все они свидетельствуют об очень низком качестве украин­ских обязательств даже после проведения реструктуризации существенной части долга.

Трудно воспринять на веру и якобы сокращение количества налогов и сборов с 22 до 11. Ведь на самом деле имело место их механическое объединение, не говоря о том, что Кабмин ввел целый ряд новых платежей, вследствие чего в 2015 г. перераспределение ВВП через Сводный бюджет оказалось рекордно большим.

Наиболее же разрекламированный прошлогодний успех Кабмина — так называемое списание 20% внешнего долга — при ближайшем рассмотрении успехом, по крайней мере, для Украины, не является.

Списание на самом деле оказалось инструментом восстановления стоимости, когда взамен выпускаются новые облигации с уникальными условиями обслуживания и погашения, которые, в частности, привязаны к росту ВВП более чем на 3-4% в год.

В результате столь “выгодной” сделки Украина рискует взамен “списанных” $3,6 млрд в течение 2021-2040 гг. заплатить гораздо больше. С учетом продолжающегося обвала украинской экономики ее восстановительный рост в будущем практически неизбежен.

Но этот рост в капитализированном состоянии в значительной степени может уйти прямиком в карманы западных кредиторов. Причем речь может идти даже не о миллиардах, а о десятках миллиардов долларов.

Даже по весьма осторожным оценкам МВФ, в 2021-2025 гг. выплаты кредиторам могут составить до 0,3% ВВП, впоследствии — до 0,6%. Но и в этом случае “списание” $3,6 млрд обернется необходимостью уплатить $19 млрд.

Сомнительная эффективность проведенной операции при ее рассмотрении в краткосрочной перспективе хорошо иллюстрируется планами обслуживания долга в текущем году: по сравнению с 2015 г. повышение стоимости обслуживания должно достичь 16%, или 14 млрд грн.

Вступление в силу экономической части Соглашения об ассоциации с ЕС также сложно считать успехом Кабмина. На самом деле в условиях действия одностороннего преференционного режима со стороны ЕС украинским производителям было точно лучше, чем в условиях действия двусторонней ЗСТ.

Ведь односторонний режим позволял в какой-то степени защищать внутренний рынок от импортной продукции. Кроме того, в рамках ЗСТ требования к определению происхождения украинских товаров усложняются, в вопросах технического регулирования происходит отказ от суверенитета, но при этом жесткие квоты для украинского экспорта остаются.

В этой ситуации спешка украинского правительства с внедрением ЗСТ выглядела странно.

Над чем работать
“Новому” Кабмину, чтобы спасти экономику, необходимо срочно ликвидировать провалы, образовавшиеся вследствие его “реформаторской” деятельности в прошлом году. По мнению БИЗНЕСа, работать не покладая рук нужно по следующим направлениям.

Первое — налоговая реформа. Неподготовленная и, соответственно, не принятая, она является главной неудачей Кабмина. Еще в 2014 г. он дважды, весной и в начале зимы, вносил в парламент законопроекты, предусматривающие существенные изменения правил игры на налоговом поле.

Говорилось о налоговой реформе, хотя фактически оба раза принимались сугубо фискальные законопроекты, ухудшавшие положение в экономике (не говоря об огромном количестве ляпов в этих изменениях).

С самого начала 2015 г. в Кабмине пообещали к лету подготовить еще одну, теперь уже настоящую налоговую реформу. В итоге — пшик. Сначала чиновники абсолютно непрозрачным путем сформировали некие рабочие группы по налоговой реформе и, опять же, для галочки — некие платформы для ее обсуждения.

В конце концов разработка законопроекта, которым занимались не Минфин и не Государственная фискальная служба, а некто на стороне, вообще перешла в секретную фазу.

Когда в начале декабря на-гора был выдан документ, стало понятно, что он опять не предполагает проведение налоговой реформы, а направлен лишь на еще большее усиление фискального давления.

Шансов на его прохождение через ВР не было, несмотря на намеки, что проектом доволен МВФ, с которым все уже согласовано. В конечном счете Кабмин был вынужден от него отказаться, и вместо налоговой реформы были приняты очередные точечные фискальные изменения, которые можно охарактеризовать фразой “могло быть и хуже”.

Одновременно прозвучали обещания подготовить налоговую реформу в течение I квартала 2016 г. Половина отпущенного срока уже прошла, но никаких “телодвижений” в направлении подготовки реформы Кабмин так и не сделал.

Второе направление, над которым предстоит работать, — бюджетная реформа в формате финансовой децентрализации. В прошлом году это широко разрекламированное мероприятие свелось к тому, что на местное финансирование было передано множество бюджетных статей.

Однако собственной финансовой базой местные бюджеты обеспечивать никто и не собирался. В лучшем случае дополнительные расходы частично покрыли трансфертами из центра, что, конечно же, никакой децентрализацией считаться не может.

В итоге, именно правительству Яценюка удалось установить рекорд по показателю минимальной доли собственных доходов местных бюджетов в доходах Сводного бюджета. По итогам 11 месяцев 2015 г. они составили менее 19%, на 2016 г. запланированы на уровне 20,3%, тогда как во времена президентства Леонида Кучмы стабильно превышали 30%, а в иные годы — и 40%.

Третье направление — срочная разработка программы экономического развития страны по истечении более года работы Кабмина. В связи с этим стенания по поводу возможного ухода в отставку министра экономического развития и торговли Айвараса Абромавичуса напоминают плохой анекдот.

Больше всего за год работы г-н Абромавичус запомнился своими уникальными высказываниями. Сначала о том, что Украине вообще не нужно Министерство экономики. Затем о том, что в первый год работы его министерство сосредоточится на реформировании самого себя.

Далее — о том, что сельское хозяйство будет локомотивом успешной экономики Украины (увидеть бы хоть одну успешную экономику в более чем 40-миллионной стране, которая опиралась бы только на сельское хозяйство).

И наконец — об отсутствии необходимости применения мер стимулирования и о “невидимой” руке рынка.

В отсутствие программы развития экономики, т.е. даже видения ее развития Кабмином, трудно рассчитывать на что-то, кроме экономической деградации.

Условия
На внеочередном заседании Каб­мина в прошлый четверг, 11 февраля, Арсений Яценюк, по сути, выдвинул Верховной Раде ультиматум, назвав условия, которые, по его словам, являются неотъемлемой частью программы правительства на следующий год, состоящей аж из 379 важных решений, и должны быть одобрены парламентом в качестве базовых принципов и целей публичной политики.

Речь идет о полной нетерпимости Кабмина к промедлению с реформами, к вмешательству ветвей власти в деятельность друг друга и к политическому вмешательству и коррупции. Это заявление можно понять и так, что если ВР не воспримет эти принципы, то Кабмин эффективно работать не сможет.

В таком случае вся ответственность за провал экономических реформ ложится на парламентариев, в первую очередь — на коалицию. В принципе, манера валить все на “соседа” у нынешней команды в крови.

Но украинский бизнес желает знать, каким образом будет продолжена дерегуляция и когда наконец завершатся процесс перетасовки контролирующих органов и связанные с этим свары между их руководителями.

Это, конечно, мелочи по сравнению с макропровалами Кабмина, о которых шла речь выше, но как раз они формируют бизнес-среду, в которой работает каждый отдельно взятый предприниматель.

Не говоря уже о возобновлении полностью проваленной в 2015 г. программы приватизации и налаживании управления госсобственностью, в которой процветают всепоглощающая коррупция и кумовство.

Правда, г-н Яценюк обещает, что ведущие госпредприятия вскоре получат независимых директоров, которые будут избраны Номинационным комитетом при Министерстве экономического развития и торговли путем проведения конкурса.

Об ожиданиях бизнеса
Александр Чумак,
председатель Ассоциации частных работодателей (г.Харьков):

— Украинский бизнес прежде всего интересует решение двух взаимосвязанных задач — это осуществление налоговой реформы и достижение реальных результатов в борьбе с коррупцией.

Нам остро необходимо понимать, в чем все-таки заключается стратегия налоговой реформы и что в ней будет интересно бизнесу; иными словами, наличие стимулов, благодаря которым предпринимателям будет выгодно работать честно и прозрачно.

Грубо говоря, нас уже достали победные реляции о борьбе с коррупцией. Этой борьбы просто нет. Просто коррупционные схемы переходят от одних людей к другим. Коррупция — это сейчас главный тормоз развития экономики и страны в целом, а значит, и восстановления доверия к государству.
Последние новости: