По прямой

По прямой
1359

После двухлетнего грандиозного обвала украинская экономика в 2016 году перейдет к стагнации

Впервых числах нового года Всемирный банк (ВБ) обнародовал отчет “Глобальные экономические перспективы”, согласно которому рост экономики Украины в 2016 г. должен составить 1%. Bloomberg, основываясь на прогнозе экспертов, говорит о росте на 1,2-1,4%.

Осенний прогноз МВФ еще оптимистичнее — 2%. Именно этот прогноз, кстати, был согласованно положен в основу Бюджета-2016 украинским правительством, хотя качество этого прогноза, мягко говоря, вызывает большие сомнения (см. стр.10-13).

Еще с конца 1990-х годов абсолютно четко прослеживается любопытная тенденция: когда Кабмин в Украине является прозападным, международные финансовые организации и эксперты завышают прогнозы роста экономики, видимо, таким образом оказывая поддержку правительству.

И наоборот — прогнозы занижаются, если правительство Западу не нравится. С политической точки зрения это объяснимо, однако де-факто такие “подмахивания” в определенной степени дискредитируют прогнозы уважаемых организаций.

Из последних примеров — осеннее улучшение МВФ показателей падения украинской экономики в 2015 г. до 9%, когда было понятно, что оно просто не может быть меньше двузначного числа.

Как ни странно, хотя часть украинских экспертов также заражена “политическим оптимизмом”, консенсус-прогноз, изданный в декабре Минэкономразвития, сходится на тех же цифрах, о которых заявил ВБ (т.е. на самом низком среди международных организаций уровне).

А расхождения среди отдельных участников уложились в диапазон от –3% до 2,9%. Думается, если очистить полученный результат от “политического оптимизма”, то он окажется еще более реалистичным.

Негативные факторы
Прогнозируя рост экономики Украины в текущем году, оптимисты не особенно утруждают себя аргументацией мнения. В основном звучит бодрое:

“Мы достигли дна” и “Соглашение об ассоциации нам поможет”. Однако первое утверждение небесспорно. А второе и вовсе лишено логики: Украина уже полтора года сотрудничает с ЕС в рамках автономного преференционного режима для своих экспортных товаров.

При этом экспорт в ЕС в 2015 г. обвалился соразмерно общему его падению. Вступление в силу экономической части Соглашения об ассоциации ничего в этом смысле не изменит. А вот свой рынок нам теперь придется открыть, поскольку импортный сбор отменен, а ввозные пошлины или уменьшены, или обнулены.

Не говоря уже об отказе от суверенитета в вопросах технического регулирования. Конечно, отмена платежей при импорте в некоторых случаях обернется благом: в частности, когда украинский производитель-экспортер полностью или частично работает на европейском сырье.

Однако много ли в Украине производителей-экспортеров, работающих на европейском сырье? Да и европейские товары не хлынут к нам нескончаемым потоком: для предотвращения этого “хорошо” поработало украинское правительство, обвалившее одновременно и экономику, и доходы, и курс гривни, а в совокупности — платежеспособный спрос в стране.

Однако давление на украинских производителей в целом ряде отраслей серьезно увеличится. А в случае реализации политики административного сдерживания падения курса гривни оно только усилится.

Еще один внешний фактор, который также не дает оснований для оптимизма, — торгово-экономические отношения с Россией. Руководство РФ еще с 2013 г. говорило, что когда начнет действовать ЗСТ между Украиной и ЕС, ЗСТ между Украиной и Россией действие прекратит.

Документально приостановление действия ЗСТ было оформлено указом президента РФ №628 от 16.12.15 г. и вступило в силу 01.01.16 г.

С этого же дня автоматически распространились на Украину и контрсанкции в виде эмбарго на ввоз ряда товарных позиций продукции сельского хозяйства и пищевой промышленности, предусмотренного постановлением правительства РФ №778 от 07.08.14 г. В ответ Украина приняла аналогичные меры.

В итоге, заблокирован экспорт товаров в Россию, объем которого в 2015 г. составил около $150 млн, а также импорт из России, объем которого в 2015 г. достигал примерно $100 млн.

Но дело даже не столько в запретах. По итогам девяти месяцев 2015 г. на долю России во внешнеторговом обороте Украины пришлось 16,4%, а на долю Украины во внешнеторговом обороте России — всего 2,7%. Украина для России — на 12-м месте по значимости.

При этом для разрешенных поставок обеими сторонами будут применяться пошлины, обусловленные обязательствами в рамках ВТО.

Однако в России средневзвешенный размер ввозной пошлины составляет 5-5,3%, а в Украине — 2,7%. Причем на основную часть товаров, ввозимых из РФ, она нулевая.

Однако дело не только в тарифных ограничениях. С приостановкой действия Договора
о ЗСТ приостанавливается и применение упрощенных процедур различных видов контроля: санитарного, фитосанитарного и т.д. Кроме того, в ЕвразЭС постепенно вступают в силу новые технические регламенты.

Именно эти факторы могут стать главным препятствием для попадания украинских товаров на российский рынок. Потери тут могут достичь $1,5-2 млрд. А ведь торговая война может еще и усугубиться.

Еще одним значимым внешним фактором является неважное состояние мировой экономики в целом (которая, говоря объективно, пребывает в кризисе) и вызванный этим обвал цен на сырьевые товары.

Политики и СМИ, злорадствуя, рассказывают электорату о том, как обвалились цены на нефть, но забывают упомянуть, что параллельно обрушились и цены на традиционные товары украинского экспорта: железную руду, черные металлы и зерно.

Например, железная руда в течение 2015 г. подешевела на 40%. И если еще в марте 2015 г. ВБ прогнозировал среднегодовую стоимость 1 т руды на уровне $75, то к концу года она едва превышала $40.

При этом проблемы в мировой экономике, по самым оптимистическим прогнозам, продлятся в течение всего первого полугодия, после чего ситуация может стабилизироваться и начать понемногу восстанавливаться.

Таким образом, как минимум в течение января — июня 2016 г. фактор мировой экономики будет тянуть вниз и украинскую.

К неблагоприятным внешним факторам следует добавить еще и внутренние.

Во-первых, людоедскую фискальную (см. стр.6-9) и в целом экономическую политику действующего правительства, которая направлена на деиндустриализацию, угнетение легального сектора экономики и сокращение платежеспособного спроса населения.

Во-вторых, отсутствие каких-либо внятных экономических реформ на фоне уничтожения традиционной экономики.

В-третьих и в-четвертых, постепенное погружение Украины в криминально-неправовой хаос и неутешительный прогноз экспертов о падении урожайности озимых на 10-15% по сравнению с 2015 г.

Позитивные факторы
Позитивных факторов не так уж много. Как ни странно, но главный из них — низкая база прошлого года. То есть не без помощи Кабмина экономика настолько глубоко обвалилась, что дальше, как говорится, некуда. Например, в долларовом эквиваленте с 2013 г. экономика сократилась ровно вдвое.

Второй позитивный фактор — горячая фаза конфликта на востоке Украины, похоже, подходит к концу. Обусловлено это прежде всего усталостью от нее внешних игроков (в том числе и в связи с грядущими президентскими выборами в США).

Трудно прогнозировать, что будет происходить в средне- и долгосрочной перспективе, но 2016 г., будем на это надеяться, пройдет без больших обострений. Это позитив в любом случае.

Хотя в зависимости от того, как именно будет достигнут мир (путем “замораживания” конфликта, предоставления особого статуса и т.п.), степень его положительного влияния на украинскую экономику будет разной.

Еще одним позитивным фактором в краткосрочной перспективе (хотя в долгосрочной может получиться обратный эффект) будет продолжение сотрудничества с МВФ, согласие на которое вроде бы было получено после принятия фискально-бюджетных законов.

Без внешнего финансирования Украина сейчас не сможет прожить и квартала. Концы с концами в 2015 г. удалось кое-как свести не только благодаря двум траншам кредита МВФ.

К этому следует прибавить многочисленные кредиты других международных финансовых организаций, реструктуризацию госдолга и долгов Киева и целого ряда корпоративных долгов, межвалютные свопы, а также отказ платить по российскому кредиту ($3 млрд), а также по кредитам “Сбербанка” ($500 млн), которые были гарантированы правительством Украины.

Суммарная “дыра”, закрытая таким образом в 2015 г. (отложенная на будущее с процентами), зашкаливает за $20 млрд. То есть составляет минимум четверть экономики.

Макропрогноз
Важнейшим индикатором состояния экономики является уровень инвестиций. А он пока находится в катастрофическом положении. Обвал остается обвалом даже на фоне низкой прошлогодней базы.

По итогам 2015 г. капитальные инвестиции едва превысят их объем за один только IV квартал 2013 г. Это означает, что базовых долгосрочных условий для роста украинской экономики пока не наблюдается.

Впрочем, используя восстановительный эффект, в начале 2000-х годов украинской экономике удавалось расти и в условиях малых инвестиций. И хотя сейчас той базы для подобного эффекта уже нет, какого-то восстановления мощностей добиться было бы можно.

Но на это сложно рассчитывать в условиях сплошь неблагоприятных внешних факторов.

Несмотря на постоянное увеличение доли агросектора, пока еще определяющее значение для размера ВВП имеет промышленность. Падение индекса промпроизводства хотя и замедляется в годовом выражении (ввиду того, что прошлогодняя база становится все ниже), но вряд ли выйдет из области отрицательных значений в первом полугодии.

У добывающей промышленности нерадужные перспективы из-за мировой конъюнктуры и рентной политики украинского правительства. То же касается и металлургии.

Машиностроение, наиболее пострадавшее от прошлогодних разрывов связей с Россией и из-за событий на востоке, в 2016 г. получит новый удар вследствие углубления торговой войны с РФ, а также более свободного доступа на отечественный рынок европейских производителей.

Отчасти конкуренция со стороны европейцев может ударить и по пищепрому. Никаких условий для поддержки развития промышленности, реиндустриализации власть не создает, поэтому промышленность точно не станет драйвером развития в 2016 г. Скорее, наоборот, будет “якорем” для нее.

Определенное отрицательное влияние на ВВП будет оказывать и ухудшение торгового баланса, которое будет предопределено факторами, описанными выше. Конечно, проблемы торгового баланса и текущего счета легко исправить накачкой денег через финансовый счет.

Однако в обозримом будущем у Украины не будет шансов на коммерческое кредитование, страна будет получать лишь политическое. А в его рамках нас вряд ли будут кормить до отвала.

В связи со всем изложенным особых оснований рассчитывать на рост экономики
в 2016 г. нет. Резкое сокращение падения ВВП, безусловно, произойдет, так как падать прежними темпами уже некуда.

Однако вместо прогнозируемого роста следует рассчитывать на стагнацию.
Как ни странно, но наиболее близкими к реальности могут оказаться прогнозы правительства относительно роста ценовых индексов.

Вряд ли инфляция удержится в пределах 12-14,7%, а индекс цен производителей — в пределах 10,4-12,2%. Росту цен будет способствовать фискальная и тарифная политика власти, импорт инфляции вследствие ползучей девальвации гривни и т.д.

Однако обвал мировых рынков отчасти сыграет компенсирующую роль. Правда, при подготовке прогноза в июле прошлого года Кабмин об этом обвале знать точно не мог.

Прогноз некоторых макропоказателей (например, сальдо платежного баланса, курса гривни и т.п.) сейчас утратил смысл, поскольку, по сути, они никак не зависят от украинских властей, являются политизированными и определяются внешними игроками.

Допущения для прогноза
  1. Противостояние на востоке не перейдет в горячую фазу.
  2. Программа финансирования со стороны МВФ продолжится.
  3. Конъюнктура мировых рынков сырья после обвала в начале года стабилизируется, а к концу года начнет восстанавливаться.
  4. Урожай в сельском хозяйстве не будет существенно меньшим, чем в 2015 г.


Последние новости: