Правила движения

Правила движения
484

Изменения в системе судоустройства не гарантируют предпринимателям объективного рассмотрения хозяйственных споров и административных дел

В конце июня в Украине официально началась судебная реформа. Был опубликован и вступил в силу Закон “О внесении изменений в Конституцию Украины (относительно правосудия)”, передан на подпись Президенту Закон “О судоустройстве и статусе судей”, который призван имплементировать изменения в Основной Закон.

Выступая на пресс-конференции, состоявшейся 3 июня, на следующий день после принятия ВР этих документов, Президент Украины Петр Порошенко назвал судебную реформу самым значимым событием в своей каденции.

Предпринимателей же интересуют более практичные вещи — поспособствует ли она объективному и быстрому рассмотрению хозяйственных споров и обжалованию решений или бездействия органов власти.

Два в одном
В начале 2017 г. в Украине появится новый Верховный Суд (ВС), который станет высшим в системе судопроизводства.

В его состав войдут Кассационный административный суд, Кассацион­ный хозяйственный суд, Кассацион­ный уголовный суд, Кассационный гражданский суд и Большая палата (последняя будет заниматься пересмотром решений судов на основании неодинакового применения норм права).

Для владельцев бизнеса, которые вынуждены или намерены судиться, это хорошая новость, поскольку исчезнет процедура так называемой двойной кассации.

Как поясняет Сергей Смирнов, советник практики разрешения судебных споров юридической фирмы Sayenko Kharenko, после рассмотрения дела судами первой и апелляционной инстанций стороны будут обращаться непосредственно в ВС, минуя специализированные кассационные суды.

Система же, если так можно выразиться, “нижележащих” судов изменений не претерпела, если не считать того, что через год планируется в качестве судов первой инстанции запустить Высший суд по вопросам интеллектуальной собственности и Высший антикоррупционный суд (это позволит выполнить требования кредиторов Украины. — Ред.).

Поэтому, отмечает Юрий Бауман, адвокат, парт­нер адвокатского объединения “Бауман Кондратюк”, субъекты хозяйствования, как и сейчас, с исками в хозяйственных спорах или при обжаловании решений субъектов властных полномочий будут обращаться в соответствующие окружные суды.

Заметим, что судебная реформа предусматривает случаи, когда апелляционные хозяйственные и административные суды могут выступать в качестве судов первой инстанции. Однако исчерпывающего перечня таких случаев в действующем процессуальном законодательстве пока нет.

Повлияют ли данные новации на сокращение сроков рассмотрения дел судами? Увы. Лилия Секелик, адвокат, партнер юридической компании “ЛЕКОН”, говорит, что хотя эти сроки и сейчас указаны в процессуальных кодексах, судьи (особенно административных судов) их не соблюдают:

 “Судьи пользуются своим правом рассмотрения дел в порядке письменного производства и не выносят решения по полгода и более. У нас рекорд по одному делу превышает семь месяцев”. По ее мнению, многие дела, например, по взысканию задолженности, оспариванию решения представителя госоргана, должны рассматриваться очень быстро.

“При этом важно поддерживать баланс между соблюдением прав бизнеса на справедливое и объективное рассмотрение спора и быстрым, эффективным рассмотрением дела. Например, не может быть основанием для переноса дела непредставление госорганом документов, подтверждающих его позицию”, — отмечает г-жа Секелик.

Профзащита
Безусловная “фишка” судебной реформы — установление монополии адвокатуры на представительство в судах (со стороны как субъектов хозяйствования, так и органов власти).

Для представителей малого и среднего бизнеса, которые сравнительно нечасто пользуются услугами адвокатов, а судятся с госорганами часто, эта новость, скорее, неприятная, поскольку это предполагает лишние расходы на правовую помощь.

Кроме того, предприниматели, особенно в составе общественных объединений, набрались опыта и не без успеха отстаивают свои интересы в судах самостоятельно. Но что любопытно: нет единодушия по поводу монополии и среди самих адвокатов.

Виктор Мороз, адвокат, управляющий партнер адвокатского объединения Suprema Lex, считает, что наличие свидетельства адвоката не является гарантией качества предоставляемой правовой помощи. А потому существует острая необходимость введения контроля за качеством подготовки адвокатов и постоянным повышением адвокатами своей квалификации.

 В то же время есть достаточно большое количество юристов, не имеющих свидетельства адвоката, предоставляющих качественные юридические услуги и выигрывающих порой сложные судебные споры.

Юрий Бауман убежден, что для предпринимателя, как и для любого человека, должно быть сохранено право личного обращения в суд первой инстанции, а вот на стадиях апелляционного и кассационного обжалования целесо­образно внедрять профессиональную защиту.

Кроме того, адвокат, ссылаясь на норму ст.131-2 Конституции Украины, которая гласит, что законом могут быть определены исключения относительно представительства в суде (трудовые споры, споры относительно защиты социальных прав, выборов и референдумов и т.п.), считает, что их перечень можно расширить.

Например, включить в него имущественные споры с незначительным так называемым верхним порогом (скажем, 50 тыс.грн.).

А вот Марина Матющенко, адвокат, партнер юридической компании “ЛЕКОН”, полагает, что основное преимущество введения подобной нормы, которая функционирует в Европе и США, — повышение качества юридических услуг, вывод из тени юристов, не имеющих достаточного опыта и навыков ведения споров в судах.

Ведь не секрет, что качество юридических услуг, предоставляемых адвокатом, повышается и благодаря возможности воздействовать на него через привлечение к дисциплинарной ответственности, вплоть до аннулирования свидетельства о праве заниматься адвокатской деятельностью.

Имея свободный доступ к адвокатской профессии, любой частнопрактикующий юрист может приобрести статус адвоката, однако так поступают не все. “Что касается стоимости услуг адвоката, то, исходя из опыта, отмечу, что клиент готов оплачивать качество предоставляемых услуг, и наличие адвокатского удостоверения на их стоимость, как правило, не влияет.

И вся полемика вокруг высокой стоимости адвокатских услуг по сравнению со стоимостью частнопрактикующих юристов не имеет достаточных оснований, так как рынок и экономика диктуют свои условия”, — отмечает г-жа Матющенко.

Опасности
Таким образом, реформа в большей степени касается организации деятельности органов правосудия. Но и в этом случае говорить о ней как о состоявшемся факте преждевременно.

Ведь для внедрения ее положений предусмотрен достаточно продолжительный переходный период, в ходе которого законодателям необходимо будет принять новые законы (например, о Высшем совете правосудия, который придет на смену нынешнему Высшему совету юстиции) и внести изменения в действующие процессуальные кодексы.

Как отмечает г-н Бауман, для судебной системы сформулированы своеобразные “правила движения”, соблюдение которых необходимо контролировать. А вот здесь и заложены риски, поскольку, по большому счету, ни одна реформа в Украине не была доведена до конца — их попросту заболтали.

 Хотя в случае с правосудием все, казалось бы, предельно ясно: если все участники судебного процесса будут иметь эффективные механизмы влияния, сохраняется шанс, что процесс рассмотрения жалобы окажется непредвзятым и относительно быстрым. Судебная реформа только обозначила подходы к решению этой задачи. Что, в общем, тоже неплохо.



Последние новости: