Шаг на месте

Шаг на месте
712

План Кабмина Владимира Гройсмана выполним, если исключить из него фантастику и добавить конкретики

Кабмин 27 мая утвердил “План приоритетных шагов правительства на 2016 г.” (далее — План). По мнению чиновников, сей документ содержит четкие приоритеты работы для каждого министерства и определяет задачи, которые должны быть выполнены до конца текущего года. А основная цель “шагов” — обеспечение повышения уровня жизни граждан благодаря устойчивому развитию экономики.

На самом деле разработка и утверждение Плана стали естественным следствием одобрения Верховной Радой 14 апреля Программы деятельности правительства, которая формально предоставляет Кабмину иммунитет от отставки на год. План должен был эту Программу чем-то наполнить.

Прочтение 210-страничного документа оставляет устойчивое ощущение, что сотрудники Кабмина в условиях дефицита времени собрали с министерских столов и из сейфов все программы и оперативные планы и свели их в один документ.

В результате в Плане странным образом соединены стратегия с тактикой: например, решение задачи наращивания транзитных потоков предусматривает в том числе засыпку ям на автомобильных дорогах.

Преимущества
В Кабмине Владимира Гройсмана не скрывают, что План похож на аналогичный документ, утвержденный 11 февраля “командой” Арсения Яценюка: дескать, речь идет о преемственности правительственной политики. Неслучайно каждый раздел Плана сопровождается описанием проделанного за предыдущий период.

Но следует при этом учитывать, что на Кабмин Владимира Гройсмана, в отличие от “папередников”, “работает” более низкая сравнительная база макроэкономических показателей, которая, по странному стечению обстоятельств, была обнародована аккурат накануне утверждения Плана.

Данное обстоятельство переводит ряд его пунктов в разряд самосбывающихся прогнозов. Например, задача добиться в текущем году увеличения промышленного производства всего на 2% по сравнению с показателем 2015 г., скорее всего, будет перевыполнена по объективным причинам: промпредприятия наладили нарушенную боевыми действиями логистику, установили новые связи, осваивают новые экспортные рынки и т.д.

Да и стабилизировавшиеся мировые цены на углеводороды также дают надежду на то, что падение валютных поступлений прекратится.

Кроме того, в План забиты уже начавшиеся преобразования: с октября прошлого года идет реформа энергетического рынка, с 1 апреля 2016 г. в электронную форму стали переводить госзакупки, с 1 мая начата реформа госслужбы.

 Уже реформируются “Укрзалізниця” и НАК “Нафтогаз України”, закончен подготовительный этап “большой приватизации”, полным ходом внедряются электронные государственные услуги и т.п. Поэтому по итогам года перечень достижений нового Кабмина будет выглядеть весьма внушительно.

Скользкие места
Похоже, относительная политическая и экономическая стабилизация, наблюдающаяся в Украине, сыграла злую шутку с составителями документа, что особенно заметно при прочтении экономической составляющей Плана, которая, по логике, должна стать фундаментом для реализации все остальных идей.

Например, о бюджетной реформе и ее целях авторы, похоже, имеют весьма общее представление. Во главу угла они ставят тезис о “среднесрочном планировании”, под которым подразумевают возврат к трехлетней Бюджетной декларации — документу, не обязательному для исполнения.

Ключевые же для бюджетной реформы понятия, наподобие программно-целевого метода финансирования и формирования бюджета с его учетом, перераспределения доходных источников бюджета из центра на места и т.д., авторам, видимо, неизвестны. Слишком общо выписан в Плане блок о налоговой реформе.

В нем упоминается необходимость борьбы с коррупцией, препятствования выводу средств в офшоры (такой задачи в плане Кабмина Яценюка не было), а также улучшения инвестклимата в качестве целевых показателей. Однако рецепты исполнения указанных задач не сформулированы.

Вместо этого приведен перечень непринципиальных с точки зрения налоговой реформы законопроектов и подзаконных актов, которые следует разработать или поддержать.

При этом, как это было и с планом действий “старого” Кабмина, авторы не поднимают ключевых вопросов, необходимых для полноценной реформы: о встречной ответственности государства и должностных лиц фискальной службы перед налогоплательщиками, переходе ко всеобщему автоматическому возмещению НДС в рамках системы электронного администрирования, внедрении инвестиционной модели налого­обложения прибыли и др.

В качестве целевого показателя реформы Государственной фискальной службы заложено сокращение численности ее сотрудников до 41,2 тыс. штатных единиц. Но ведь для налогоплательщиков гораздо важнее сокращение количества фактов коррупции, препятствования ведению бизнеса и т.д.

Не менее анекдотично звучит еще одна цель реформы: “Завершить комплексную реформу ГФС”. Как можно завершить то, что не начинали делать? О вычленении из состава ГФС таможни в связи с явно неэффективным объединением, которое к тому же нанесло серьезный удар по выполнению исключительно таможенных функций, речь не идет.

О решении проблемы отсутствия реального контроля за деятельностью ГФС со стороны Минфина — тоже. Правда, сказано о ликвидации до конца года налоговой милиции и создании на базе Госслужбы финансового мониторинга нового органа по противодействию финансовым преступлениям.

Это нечто новое. Но к этому начинанию следует относиться осторожно — не ровен час речь идет о создании силового монстра а-ля “Служба финансовых расследований”.

Приятно было увидеть среди приоритетов нового правительства поддержку экспорта. Но меры этой поддержки какие-то расплывчатые. В задекларированное в очередной раз развитие торгпредставительств, которые предыдущие 25 лет работали неэффективно, а также создание Совета по продвижению экспорта мало верится.

Заявленный к разработке законопроект, обеспечивающий создание механизмов финансовой поддержки и страхования рисков экспортеров, пока выглядит, скорее, как лозунг. Между тем мировая практика дает ответы на вопросы о поддержке экспорта (преимущественно более технологичного).

Это и выполнение государством обязательств по возмещению НДС, и создание Экспортно-кредитного агентства, а также экспортно-перерабатывающих зон, и господдержка производства перспективных для мирового рынка товаров.

Примерно то же самое можно сказать и о блоках, посвященных развитию промышленного производства и активизации привлечения инвестиций, — хорошо, что такие вопросы новое правительство стали хотя бы интересовать. Однако реального наполнения для решения поставленных задач в Плане явно недостаточно.

Чему не нашлось места
В документе не нашлось места разделу, посвященному повышению показателей активности внутреннего потребительского рынка. А именно такой пункт стоит на первом месте в правительственных программах всех развитых стран.

Ведь государство всегда и при любых кризисах может “железно” рассчитывать только на одного инвестора — внутреннего потребителя, который ежедневно вкладывает средства в экономику, обеспечивает рабочие места.

Тем более что в Украине в этом направлении есть над чем поработать: по итогам 2015 г. розничный товарооборот сократился по сравнению с показателем 2014 г. почти на 21% (в сравнимых ценах).

Впрочем, условно можно считать, что реализация обозначенных в Плане задач борьбы с коррупцией, повышения реальных доходов граждан и развития малого и среднего бизнеса благотворно скажется и на состоянии внутреннего рынка.

Фактор времени
План был утвержден, когда до конца 2016 г. оставалось 30 недель (или 210 дней — по количеству страниц в документе). Но треть этого времени приходится на выходные и праздники.

Так что работать Кабмину придется в ускоренном темпе. Правда, как заявил Владимир Гройсман, первый отчет о выполнении плана приоритетных шагов он намерен потребовать от министерств уже в июле.

В переводе с бюрократического языка это означает, что министерства и ведомства к практической реализации декларируемых шагов приступят только во втором полугодии.

Вдобавок реализация Плана предусматривает поддержку содержащихся в нем мер (законопроектов) Верховной Радой, что, учитывая политическую заангажированность, а то и просто популизм парламента, вряд ли реально.

Поэтому, для того чтобы данный документ не пополнил список заведомо невыполнимых, Кабмину следовало бы убрать из Плана фантастические замыслы, а оставшиеся — наполнить реальным содержанием. В остальном может помочь оживающая экономика.

Мнение экспертов
Павел Кухта,
заместитель председателя Стратегической группы советников по поддержке реформ в Украине:

— План вышел несколько неоднородным: качество разделов зависит от того, насколько тщательно была проведена работа в министерстве. Наиболее сильными, на мой взгляд, являются разделы по фискальной политике, улучшению делового климата и подготовке приватизации.

Хотя нужно понимать, что многие вещи работают только в комплексе, и успех, скажем, налоговой реформы будет зависеть от синхронизации с дерегуляцией бизнеса и децентрализацией государственного управления.

При этом следует отметить, что без законодательной власти многие ключевые вопросы решить просто нельзя. По моим подсчетам, для решения примерно 50% задач Плана потребуется подключение парламента.

Тарас Березовец,
политтехнолог, директор компании Berta Communications:

— План приоритетных шагов — не более чем политический PR нового правительства, который необходим для получения очередной международной помощи и траншей МВФ.

На мой взгляд, представленная программа не будет выполнена даже наполовину, а в конце года Кабмин, в лучшем случае, выступит с разъяснениями, что реализации помешали плохое взаимодействие с парламентом и недостаточное бюджетное финансирование правительственных программ.


Последние новости: