Шаг в сторону

Шаг в сторону
794

Наспех принятые налоговые изменения не улучшат ситуацию для украинского бизнеса в 2016 году

Процедура принятия налоговых изменений и Госбюджета (о нем см. стр.10-13) в канун нового 2016 г. в общих чертах повторила аналогичные “маневры” годичной давности. Разве что закончилось все на три дня раньше, чем в декабре 2014 г.

Да еще Кабмин на сей раз не смог полностью продавить свои варианты изменений и бюджета. Ему пришлось отказаться от идеи принятия Налогового кодекса (НК) в новой редакции — того самого проекта, который тайно разрабатывался непонятно кем почти год, а в декабре был ультимативно брошен Кабмином в парламент для принятия “по-быстрому”.

В конечном счете чиновникам пришлось удовлетвориться изменениями в действующий НК и даже пойти на некоторые уступки в вопросах, ранее называвшихся ключевыми для продолжения сотрудничества с МВФ.

Результат налоговых изменений можно оценить так: “Могло быть и хуже”. Но не более того: новые нормы НК ситуацию с налоговым администрированием не улучшат, не являются они и шагом навстречу бизнесу.

В бочке дегтя
В этот раз обошлось без новых налогов. Хотя, например, была попытка ввести налогообложение коммерческой недвижимости. Более того, импортный сбор, который взимался с февраля прошлого года, благополучно канул в Лету; правда, по настоянию МВФ, никак не заинтересованного в закрытии украинского рынка от импортных товаров.

Другие же, придуманные Кабмином в 2014-2015 гг. налоги (транспортный, акциз с розничных продаж и военный сбор), продолжат взимать.

По большому счету, на этом хорошие новости о налоговых изменениях и заканчиваются. Обещанной радикальной реформы украинский бизнес не дождался (впрочем, в представленном Кабмином виде она была точно не нужна).

Не были приняты и очевидные необходимые изменения системы администрирования, которые предполагали бы персональную ответственность фискальных чиновников за неправомерные действия и (или) бездействие и материальную ответственность государства за нанесение вреда налогоплательщикам (в том числе из-за невозмещения НДС, невозврата переплат и т.д.).

Не решены также проблемы, связанные с отсутствием всеобщего автоматического возмещения НДС, что является единственно верным в условиях действия системы электронного администрирования.

Видимо, оставлены на “потом” радикальное реформирование абсолютно неэффективной и тотально коррумпированной налоговой милиции, решение вопросов, связанных с неэффективностью контроля за трансфертным ценообразованием, с исправлением ненормальной базы налогообложения недвижимости и т.д.

Впрочем, два изменения в общем администрировании все же имеются, но они вряд ли порадуют бизнес. В соответствии с одним из них переплата по НДС может возвращаться только на НДС-счет, с другим — возмещение НДС по заявлению плательщика может зачисляться в счет уплаты налоговых обязательств (налогового долга) по платежам госбюджета.

На практике эти нормы наверняка будут использоваться фискалами для максимального отвлечения оборотных средств предприятий. Получить возмещение на счет станет еще сложнее.

Если раньше фискалы неформально договаривались о зачислении плательщиком части полученного возмещения в счет уплаты налога на прибыль (в переплату), теперь они почти наверняка будут делать то же самое уже на формализованном уровне.

Норма же о зачислении переплаты по НДС только на НДС-счет позволяет вообще “закольцевать” систему: сначала “убедить” плательщика зачислить возмещение в счет переплаты по НДС, а затем, спустя какое-то время, отреагировать на заявление плательщика о возврате переплаты и перекинуть ее на НДС-счет в Казначействе.

НДС
Не согласившись, как указывалось выше, со здравой идеей перехода ко всеобщему автоматическому администрированию НДС, Кабмин протолкнул вариант с созданием публичных реестров — заявлений о бюджетном возмещении (для тех, кто соответствует критериям автоматического возмещения, и для прочих) и возмещенного НДС.

Понятно, что идея мертворожденная. Как сейчас де-факто не работает автоматическое возмещение НДС, так не будут работать и реестры. Ведь, повторимся, персональная и материальная ответственность фискальных чиновников и государства за нанесение вреда бизнесу так и не определена.

После долгих споров на 2016 г. был утвержден “компромиссный” вариант налогообложения для сельхозпроизводителей. Для производителей зерновых и технических культур 85% суммы налога будет зачисляться в бюджет, 15% — на спецсчета для последующего использования по усмотрению предприятия.

Для производителей животноводческой и молочной продукции: 20% — в бюджет, 80% — на спецсчета. А вот для производителей другой сельхозпродукции пропорция составит 50% на 50%.

Отметим, что данный вариант лучше предлагавшегося Кабмином (для всех сельхозпроизводителей: 75% — в бюджет, 25% — на спецсчета). Но и он является ощутимым ударом прежде всего для “незерновой” части сельского хозяйства.

Среди же зерновиков труднее всего придется среднему бизнесу, тогда как крупные зернотрейдеры благодаря получению права на возмещение НДС могут оказаться даже в выигрыше.

Подчеркнем, что на 2017 г. льготы для аграриев не предусмотрены вовсе.

Среди других изменений можно также отметить норму о доначислении обязательств в случае выявления по результатам выборочной инвентаризации недостачи приобретенных товаров (необоротных активов).

Вряд ли она будет способствовать исправлению ситуации с торговлей фиктивным налоговым кредитом, зато дает в руки фискалам очередную “дубину”, а также может послужить почвой для новых коррупционных деяний.

С экономической точки зрения, достаточно странно выглядит обложение НДС транзита газа. Ведь облагать этим налогом транзит нефти и нефтепродуктов не предлагается. Видимо, речь идет о политическом решении с сомнительным душком.

Налог на прибыль
По налогу на прибыль отменяются годовой налоговый период и ежемесячная уплата авансовых платежей для плательщиков с оборотом более 20 млн грн. Вместо них возвращается квартальный налоговый период, в придачу к которому предусмотрена уплата в конце года налога за октябрь-ноябрь (за счет чего Кабмин “залезает” в ресурсную часть Бюджета-2017).

 Это тоже не шаг навстречу бизнесу, а фискальная норма: чиновники поняли, что никакие авансовые платежи в 2016 г. им не светят, так как большая часть бизнеса работает с убытками, а авансовые взносы рассчитываются от прибыли прошлого года.

Также в НК внесен целый ряд фискальных изменений, касающихся расчета прибыли за 2015 г. (т.е. задним числом), что не порадует ни владельцев бизнеса, ни бухгалтеров.

НДФЛ и ЕСВ
Для НДФЛ вводится единая базовая ставка в 18% вместо действовавшей шкалы 15%/20% (и 20% для пассивных доходов), что усиливает налоговую нагрузку на фонд оплаты труда (ФОТ) в целом (ведь почти 95% зарплат в стране облагались по ставке 15%) и, разумеется, для лиц с небольшим доходом.

Взимание ЕСВ с зарплат работников (в размере 3,6%) отменяется. Зато продлевается взимание военного сбора (в размере 1,5%). Ставка ЕСВ, которой облагается ФОТ, составит 22%, а не 20%, как ранее обещал Кабмин.

Те же 22% взимались бы с большей части бизнеса и без этих изменений: в I квартале 2015 г. была принята норма, в соответствии с которой с 01.01.16 г. к “старой” ставке ЕСВ применяется коэффициент 0,6.

 При этом большая часть бизнеса платила ЕСВ по ставке 36,76%. Но при этом максимальный порог начисления ЕСВ поднят с 17 до 25 минимальных зарплат (с 20,7 тыс.грн. до 34,5 тыс.грн.).

В результате таких реформ налогообложения оплаты труда никакого выведения зарплат из тени не намечается: на каждую выплачиваемую в виде зарплаты гривню работодателю придется заплатить в бюджет и фонды 51,6 коп. Это меньше, чем было, скажем, в 2014 г. (68 коп.), но намного менее выгодно, чем “обналичка”.

Акцизный налог
С 1 апреля 2016 г. внедряется громоздкая и затратная (и для бизнеса, и для государства) система администрирования акцизов на топливо, связанная с введением оборота акцизных накладных, электронной системой контроля и т.д.

Кроме того, уже с 1 января на 13-14% повышаются ставки налога, выраженные в евро за 1 т. С 1 апреля базой обложения топлива станут литры, но ставки останутся примерно теми же: несколько большим увеличение будет для легких нефтепродуктов, меньшим — для тяжелых.

Сюда же стоит добавить (0,042 евро за 1 л) розничный акциз. В итоге, несмотря на дешевеющую нефть, ожидать удешевления топлива на АЗС не стоит.

Относительно налогообложения пива, алкоголя и табака после дискуссий был озвучен председателем Комитета ВР по вопросам налоговой и таможенной политики Ниной Южаниной, а потом принят следующий вариант:
  • ставки налога на спирт, спиртовые дистилляты и спиртовые напитки повышаются на 50%, на пиво — на 100%, на вина (кроме вин натуральных виноградных) — на 100%;
  • устанавливается ставка налога на слабоалкогольные напитки, алкогольные напитки с содержанием этилового спирта в размере 0,5-8,5% объемных единиц и экстрактивных веществ не более 14 г на 100 куб.см, изготовленные на основе водно-спиртовой смеси, с увеличением на 300% действующей ставки (т.е. 21,59 грн. за 1 л 100%-ного спирта);
  • специфические ставки налога на табачные изделия, а также минимальная акцизная налоговая нагрузка по уплате акцизного налога с табачных изделий увеличиваются на 40%;
  • Кабмин устанавливает минимальные отпускные и розничные цены на табачные изделия (кстати, норма противоречит европейскому законодательству, поскольку подрывает конкуренцию).
Стоит добавить, что адвалорная ставка акцизного налога на табачные изделия, которая как бы осталась без изменений, также повысилась — вследствие изменения базы начисления акцизного налога. Если раньше он начислялся на стоимость товара без учета НДС, то теперь на нее же, но с учетом НДС. Таким образом, адвалорные ставки в действительности увеличены в 1,2 раза.

Единый налог
Как и следовало ожидать, наибольшие уступки Кабмин сделал “единоналожникам”, отказавшись от идеи ликвидировать третью группу “единоналожников” и запретить “упрощенку” для юрлиц.

Для третьей группы лишь уменьшен максимальный оборот — с 20 млн грн. до 5 млн грн. в год и повышены ставки с 2% до 3% — для плательщиков НДС и с 4% до 5% — для неплательщиков.

Однако с учетом отказа от введения мер фискального контроля (в частности, РРО) существенного значения для тех, кто работает за наличные, эти изменения иметь не будут.

Тем же, кто работает по безналу и имеет большие обороты, придется регистрировать больше фирм.
Для четвертой группы “единоналожников” (сельхозпредприятий) ставка налога повышена в 1,8 раза.

Прочие “полезности”
Налоговые изменения предполагают снижение некоторых ставок ренты при добыче газа. Однако ставки остаются разными для договоров о совместной деятельности, государственных и частных компаний, что не нормализует ситуацию.

Рентные платежи за воду и древесину повышаются на 26,7% (такая же индексация предусмотрена и для экологического налога). Для радиочастот ставки повышены на 13,35%. Транзит газа более не будет объектом налогообложения рентой — явно в свете решения об обложении его НДС.

Как уже отмечалось, налог на коммерческую недвижимость все же вводить не будут. А вот максимальную ставку налога для остальной недвижимости увеличили с 2% минимальной зарплаты за 1 кв.м до 3%, т.е. до 41 грн.

Также предусмотрено, что квартиры площадью более 300 кв.м и дома площадью более 500 кв.м будут облагаться дополнительным налогом в размере 25 тыс.грн. в год.

Иными словами, логики в налогообложении недвижимости не прибавилось: за базу по-прежнему берутся квадратные метры, а не стоимость недвижимости, что, безусловно, является глупостью и средневековьем. С таким же успехом можно принять за базу количество окон или труб.

Любопытные изменения произошли в налогообложении транспортных средств. Теперь налогообложению подлежат автомобили стоимостью более 750 минимальных зарплат (т.е. 1 млн грн.) и не старше пяти лет.

Ставка все та же — 25 тыс. грн. в год. Иными словами, предлагается облагать автомобили стоимостью более $40 тыс. по курсу на начало года, а это уже не только авто класса “люкс”.

В случае падения курса перечень облагаемых авто может существенно расшириться. Примечательно, что вертолеты, самолеты, катера и яхты Кабмин облагать налогом не предлагает. Видимо, это не предметы роскоши, в отличие от авто не самой высокой ценовой категории.

Вместо итога
Оценивая изменения в целом, можно с уверенностью констатировать: ни о каком снижении фискальной нагрузки на бизнес и ни о каких стимулах к выходу бизнеса из тени речь идти не может.

Последние новости: