Стоп, кадр

Стоп, кадр
898

Новый Закон о госслужбе может дать ход реформам, если устранить заложенные в нем противоречия

Через три месяца, 1 мая 2016 г., вступает в силу Закон “О государственной службе”, принятый Верховной Радой в декабре прошлого года. Хотя для его имплементации необходимо разработать и утвердить около 30 подзаконных актов, документ называют одним из главных инструментов реформирования сферы государственного управления. А вот вопрос, принесут ли намеченные радикальные изменения пользу бизнесу, остается открытым.

Для реформаторов
Уже два года с переменным успехом продолжается “паломничество” представителей отечественного и иностранного бизнеса во власть. Горькая правда в том, что пришедшие на высокие посты бизнесмены зачастую оказываются бессильными.

Нелишним свидетельством этому стали скандал вокруг отставки министра экономического развития и торговли Айвараса Абромавичуса и вроде бы возвращение на посты других министров-реформаторов.

Одна из главных причин их неудач — противодействие так называемого среднего звена — руководителей управлений, департаментов, а также рядовых сотрудников. Они полностью лишены мотивации “впрягаться” в какие-либо реформы: эффективность их работы никак не влияет на уровень зарплаты или получение дополнительных благ.

По словам Ивана Божко, адвоката юридической фирмы “Ильяшев и Партнеры”, авторы нового Закона существующую проблему своим вниманием не обошли. Другое дело, что попытка “выписать” ее решение выглядит несколько неоднозначно.

С одной стороны, в документе закреплен новый принцип стабильности, согласно которому персональный состав госслужбы не зависит от изменений в политическом руководстве страной и госорганами.

 Более того, в Законе прямо предусмотрено, что смена руководителей или состава государственных органов не может быть основанием для прекращения госслужбы по инициативе новоназначенных чиновников.

“То есть фактически возникает ситуация, когда “варяг” не может привести с собой команду единомышленников для более эффективного внедрения своих идей и реформ”, — говорит г-н Божко.

С другой стороны, более жестко определены рычаги влияния на госслужащих, которые уклоняются от выполнения приказов руководителей. Теперь начальник сможет контролировать соблюдение его подчиненными исполнительной и служебной дисциплины, имея полномочия как для оценки результатов их служебной деятельности, так и для привлечения их к дисциплинарной ответственности, например, за неисполнение или ненадлежащее исполнение приказов и поручений.

“Таким образом, нерадивых подчиненных за подобные “диверсии” теперь можно привлечь к ответственности, в том числе в виде предупреждения о неполном служебном соответствии. В совокупности с негативными оценками по результатам оценивания служебной деятельности это может послужить основанием для увольнения”, — поясняет адвокат.

О других сложностях, возникающих на тернистом пути реформаторов в органах власти, рассказал бизнесмен Михаил Гагаркин, который в начале прошлого года несколько месяцев занимал должность председателя ГУ ГФС в Харьковской области:

 “Все это время рядом не было никого, кто бы за меня подписал документы или принял решение. Ни одного заместителя или руководителя района из моей команды в ГФС за четыре месяца так официально и не назначили, как и не дали основных рычагов управления фискальной службой в области”.

Он считает, что в дальнейшем новые управленцы могли бы избежать подобной ловушки в случае проведения прозрачных конкурсов не только на руководящие посты в органах государственной власти, но и буквально на все должности в госаппарате.

Правда, новый Закон такой возможности не предполагает. В документе предусмотрены открытые конкурсы лишь на замещение должностей госслужащих категории А (высшего корпуса государственной службы).

Богдан Данилишин, экс-министр экономики Украины, определил круг проблем более радикально: “В Украине нет государственной службы. Есть государственные чиновники, которые возомнили себя вершителями судеб.

Чем выше чиновник — тем больше у него самовеличия. Государственных служащих надо растить. Для этого нужно модернизировать Государственную академию госслужбы, и каждый госчиновник должен ее пройти. Закон сам по себе ничего не изменит. Нужно менять всю систему
и подходы к решению вопросов, менталитет чиновника. А для этого нужны годы”.

Для бизнеса
Как отмечает Иван Божко, Закон “О государственной службе” напрямую не затрагивает сферу взаимоотношений чиновника и предпринимателя; он, скорее, направлен на урегулирование вопросов, связанных со вступлением, прохождением и прекращением государственной службы и установлением правового статуса государственного служащего.

Но, как говорят эксперты, это вовсе не значит, что документ не будет иметь последствий для бизнес-сообщества. Самое главное кроется в самой его сути — реформа госслужбы является основополагающей для всех остальных изменений в стране.

Можно принимать различные нормативные акты, разрабатывать стратегии и т.д., но в конечном итоге реализацией реформ будет заниматься все тот же чиновничий аппарат (подписанты Декларации “Украинский бизнес — обществу и власти” как раз хотят сломать эту схему, предлагая участвовать в разработке реформ и бизнес-элите, и гражданскому обществу; см. стр.4-6. — Ред.).

И, кстати, правительственный кризис прошлой недели это хорошо иллюстрирует: “передовое” руководство не справилось с сопротивлением системы.

“С одной стороны, Закон не даст прямого эффекта для бизнеса — это же, по большому счету, HR Policy государственной службы. С другой — документ будет способствовать новому качеству госслужащих.

Речь идет о смене негативной системы отбора, когда приходят и остаются либо некомпетентные, либо недобросовестные чиновники”, — считает Денис Бродский, экс-председатель Нацагентства госслужбы.

По словам г-на Божко, бизнес получит возможность участвовать в формировании государственного аппарата: в комиссии по отбору кадров высшего корпуса государственной службы будут входить представители всеукраин­ских объединений организаций работодателей и общественных объединений.

Новый орган будет проводить конкурсы на занятие вакантных должностей госслужащими категории А, устанавливать требования к их профессиональной компетенции и давать согласие на их досрочное увольнение с должности.

Кроме того, авторы Закона попытались минимизировать влияние политической составляющей при формировании кадрового состава госслужбы. Министр и его заместители определены как политические фигуры, а их помощники, референты, советники и секретари отнесены к патронатной службе.

Госслужащими теперь являются только сотрудники аппарата министерства.
Иными словами, отставка руководства госоргана теперь не подразумевает кадровых перестановок по всей вертикали.

Такое новшество способно существенно облегчить жизнь бизнесу — повседневный процесс оформления документов, проведения тендеров, выдачи разрешений, осуществления госнадзора и т.д. не будет прерываться.

Правда, ответственность за качество этого процесса в очередной раз оказалась “размыта”: в новом Законе оставлена крайне неудачная норма о том, что вред, нанесенный действиями чиновника, возмещается государством (а уже потом государство отдельно разбирается со своим госслужащим).

То есть персональная ответственность чиновника за свои действия не определена. Стоит заметить, что здесь разработчики Закона не оригинальны: при принятии налоговых изменений и Госбюджета-2016 законодатели не приняли и очевидные необходимые изменения в процесс администрирования, которые предполагали бы персональную ответственность фискальных чиновников и материальную ответственность государства за нанесение вреда налогоплательщикам.

Из положительных новелл Закона можно назвать возобновление института госсекретарей. Помимо выполнения обязанностей по подбору кадров и обеспечению преемственности власти госсекретарь представляет министерство как юридическое лицо.

Иными словами, предприниматели получили ответственного сотрудника, который будет представлять госорган в суде.

Для чиновников
По мнению Владимира Пилипенко, представителя Украины в Венецианской комиссии, благая цель разделения политических, административных и патронатных (обслуживающих. — Ред.) должностей реализована не лучшим образом.

 “Например, помощники судей потеряют статус госслужащих — теперь их должности относятся к патронатной службе. В то же время работники канцелярии и архива суда статус госслужащих сохранят, — поясняет г-н Пилипенко.

— Это приведет к тому, что помощники судей не будут подавать декларации о доходах, получат возможность совмещать работу с другими видами деятельности, в том числе и оплачиваемыми. Кроме того, для них отменяется запрет на ограничение работы близких родственников в непосредственном подчинении друг друга: в такой ситуации судья и его помощник могут быть связаны семейными отношениями”.

Более того, Закон содержит норму о том, что госслужащий не обязан выполнять поручения работников патронатной службы. Тут заложена возможность откровенного саботажа: скажем, помощнику судьи могут не выдать дело из архива, поскольку архивариус не обязан выполнять поручения помощника.

“Подобные нормы без внесения системных изменений в другие законодательные акты, которые регулировали бы особенности занятия патронатных должностей, повлекут значительные коррупционные риски”, — полагает эксперт.

Остаются вопросы и с мате­риальным и социальным обеспечением чиновников. С одной стороны, новым Законом установлено, что в общем размере заработной платы госслужащего должен преобладать должностной оклад, а максимальный суммарный размер премий за год не может превышать 30% годового должностного оклада.

Эксперты называют такое нововведение прогрессивным. “Сейчас размер премий государственным служащим никоим образом не ограничен, зато должностные оклады установлены и являются мизерными. Учитывая тот факт, что руководитель лично решает, получит служащий премию или нет, говорить о независимой госслужбе не приходится”, — рассказывает Владимир Пилипенко.

С другой стороны, сами размеры окладов, предусмотренные Законом, мотивировать граждан работать в госслужбе смогут вряд ли.

“Денег на повышение зарплат в Бюджете не нашли, и европейцы их давать не торопятся. С деньгами позитивный эффект от документа был бы виден через год”, — говорит Денис Бродский.

Напомним, что Нацагентство госслужбы рассчитывает получить на зарплаты госаппарата EUR90 млн из Фонда ЕС. Правда, реальный бюджет увеличенного зарплатного фонда, по оценкам специалистов, будут составлять миллиарды гривень.

Основные новеллы
Закона “О государственной службе”
  • Разграничивает политические и административные должности (выводит из разряда госслужащих руководителей министерств, ведомств и их заместителей)
  • Запрещает членам политических партий занимать должности руководителей секретариатов и их заместителей в центральных органах исполнительной власти, в Конституционном Суде, Верховном Суде, в высших специализированных судах, руководителей госорганов, не входящих в состав Кабмина, глав местных госадминистраций (т.е. должности категории А)
  • Запрещает руководителям политических партий занимать должность госслужащего
  • Ограничивает срок пребывания в должности десятью годами
  • Запрещает совместную работу родственников
  • Ликвидирует кадровый резерв и спецпенсии
  • Внедряет исключительно конкурсный отбор
  • Четко устанавливает заработную плату
  • Восстанавливает институт госсекретарей



Последние новости: