Потерянное время

Потерянное время
511

колонка редактора

После Революции достоинства и выбора европейского вектора развития многие в Европе ожидали от Украины открытой экономики, свободного рынка и прозрачной конкуренции.

Для крупного международного бизнеса Украина открывалась в качестве большой промышленной площадки с высококвалифицированной рабочей силой. Многие рассматривали Украину в качестве хаба для дальнейшей экспансии на Ближний и Средний Восток.

Даже несмотря на боевые действия в стране, многие ожидали начала “последней в Европе крупной распродажи государственных активов”. Часть хеджевых фондов даже пересмотрели свои лимиты, увеличив украинскую долю — за счет продажи российских государственных бумаг.

Но дальше слов и желаний дело не пошло. С 2014 г. все “приватизационные” инициативы Кабинета министров Арсения Яценюка блокировались парламентом. Сначала Рада не могла утвердить списки подлежащих и неподлежащих приватизации объектов.

Потом началась эпопея с принятием законопроекта о запрете допуска к приватизации покупателей из страны-агрессора и отмене предварительной продажи 5-10% пакетов акций на фондовом рынке. Последний документ в правительственной редакции безуспешно обсуждался в парламенте 13 раз.

Процесс приватизации застопорился из-за отсутствия на уровне руководства коалиции единого мнения по поводу того, что продавать. Поскольку многие предприятия из списка как-то неожиданно стали попадать в сферу интересов окружения то Президента, то премьера.

Но вечно стоять на пороге с “замороженными” денежными активами иностранные фонды не могли. В июле 2015 г. почти все фонды, “заточенные” на приватизацию, расформировали свои лимиты на Украину.

А инвестиционные компании от сопровождения и аналитической поддержки потенциальных объектов вернулись к своей обычной работе — сопровождению внутренних сделок и “переносу компетенций за рубеж” (покупки бизнеса украинцами за рубежом).

Правительство Владимира Гройсмана тоже не смогло пока сдвинуть приватизационный процесс с “мертвой точки”. Почему было так важно продать Одесский припортовый завод? С одной стороны, это индикатор готовности иностранных инвесторов работать в Украине.

С другой — это возможность показать международным финансовым донорам, в числе которых и МВФ, что украинское правительство может самостоятельно изыскивать ресурсы для государства.

Кроме того, это внешняя оценка эффективности чиновников и демонстрация прекращения “большой коррупции” за счет государственных активов. Именно этого и ждут от украинской власти в ЕС. Убрать причину появления коррупционных денег.

А пока мы снова становимся созерцателями 25-летнего “экономического сериала” о неэффективном государственном управлении собственностью и потере инвестиционной привлекательности некогда стратегических объектов.

Вячеслав Мироненко,
главный редактор
еженедельника БИЗНЕС
Последние новости: