Стоит ли требовать отзыва украинских вертолетов из миссий ООН?

Стоит ли требовать отзыва украинских вертолетов из миссий ООН?
387
В середине августа Министерство обороны Украины озвучило планы по отзыву из миссий ООН 16 вертолетов МИ-8МТВ-1, находящихся в аренде у единственного украинского аккредитованного перевозчика ООН — авиакомпании “Украинские вертолеты”. Украинские коммерческие вертолеты являются важным компонентом миротворческих и гуманитарных операций ООН, но правительство хочет сейчас задействовать их для собственных нужд на территории Украины, разорвав контракт с ООН.
БИЗНЕС поинтересовался:

Стоит ли требовать отзыва украинских вертолетов из миссий ООН?

PRO
Евгений Огарков (33),
партнер юридической фирмы U&G Partners (г.Киев; с 2005 г.; 10 чел.):

— По моему мнению, эта инициатива разумна и подлежит выполнению. Однако возврат переданной ООН техники — это процесс не одного дня.

Как нам известно, Министерство обороны передало военную технику в аренду авиакомпании “Украинские вертолеты”.

Договор может быть расторгнут по соглашению сторон. По моему мнению, на данном этапе проблем возникнуть не должно (хотя в дальнейшем это может выразиться в недополучении прибыли), и договор может быть расторгнут, хотя, не видя самого договора и его условий,

в этом нельзя быть уверенным на 100%. Вторым этапом возврата техники будет прекращение международного контракта между авиакомпанией “Украинские вертолеты” и ООН.

Такое прекращение контрактных обязательств возможно путем применения форс-мажорных обстоятельств, прописанных в контракте, и действующей практики трактовки таких обстоятельств.

В частности, совместным постановлением Кабмина и НБУ субъектам предпринимательской деятельности Украины рекомендуется применять типовые платежные условия внешнеэкономических договоров (контрактов) и типовые формы защитных оговорок.

Этим постановлением предусмотрена следующая оговорка о применении форс-мажорных обстоятельств: “Стороны согласились, что в случае возникновения форс-мажорных обстоятельств (действия непреодолимой силы, которая не зависит от воли Сторон),

 а именно: войны, военных действий…, других действий государств, которые делают невозможным выполнение Сторонами своих обязательств,… стороны освобождаются от выполнения своих обязательств на время действия указанных обстоятельств.

В случае если действие указанных обстоятельств длится более ___ дней, каждая из Сторон имеет право на расторжение договора (контракта) и не несет ответственности за такое расторжение при условии, что она сообщит об этом другой

Стороне не позже чем за ___ дней до расторжения. Достаточным доказательством действия форс-мажорных обстоятельств является документ, выданный уполномоченной организацией
”.

Таким образом, военные действия на востоке Украины являются именно теми условиями, которые включают механизм применения форс-мажорных обстоятельств и расторжения контракта.

CONTRA

Дмитрий Шемелин (30),
юрист юридической фирмы “Ильяшев и Партнеры” (г.Киев; с 1997 г.; 100 чел.):

— Если бы я сейчас сидел в окопе под Иловайском, я бы горячо молился, чтобы все 12 тыс. когда-либо выпущенных Ми-8 немедленно и любой ценой появились на вооружении украинских сил АТО.

Но войну выигрывает тот, у кого крепче нервы. Ссылки на форс-мажор в его классическом понимании в данной ситуации вряд ли уместны.

В украинском праве форс-мажор — это основание для освобождения от ответственности или для прекращения обязательства, которое стало неисполнимым, на будущее.

Однако, строго говоря, договор аренды вертолетов, которые сейчас находятся в Конго или Судане, не стал неисполнимым вследствие войны в Украине. Простой пример.

Вы арендуете квартиру на год, а через месяц арендодатель приходит ее забирать, потому что у него, дескать, был пожар и ему негде жить.

Пожар, конечно, можно называть форс-мажором, и арендодателя по-человечески можно понять, но здесь нет оснований для прекращения вашего договора аренды.

На самом деле, скорее всего, речь идет о специфическом положении договора с “Украинскими вертолетами”, которое позволяет Минобороны в чрезвычайной ситуации расторгнуть договор и срочно отозвать вертолеты.

Если такое положение действительно существует и текущая ситуация под него подпадает, тогда расторжение, конечно, правомерно. Странно, правда, что Минобороны об этом сразу не объявило.

Однако, кроме правомерности, есть еще и целесообразность. С этим, как мне кажется, большие проблемы. Украина пока, к счастью, не находится в ситуации “пушки или масло”, когда, как в 1942 г., нужно любой ценой ковать оружие и обеспечивать армию.

Спикер Минобороны на том же брифинге, где объявил об отзыве машин “Украинских вертолетов”, сообщил буквально через несколько минут, что “вертолетов у нас хватает” и 17 машин “ключевой проблемы не решат”.

При этом отзыв почти всего вертолетного парка компании “Украинские вертолеты” достаточно очевидно означает потерю заказа ООН, который мгновенно и надолго перехватят те же россияне на тех же Ми-8.

Результат предсказуем — тяжелейшие финансовые потери и вероятное банкротство компании.

И это при том, что в теперешней ситуации каждый конкурентоспособный экспортер, который уже успешно работает на внешнем рынке, для Украины должен быть на вес золота.

Война закончится нашей победой, а потому стоит уже сейчас думать, что делать с этими вертолетами после войны в случае потери заказа ООН и банкротства оператора.


Последние новости: