МОЗ нации

МОЗ нации
361

Больше двух месяцев прошло с тех пор, как сменился глава МОЗ Украины. В течение этого времени министр охраны здоровья Олег Мусий неоднократно озвучивал основные направления реформирования отечественной системы здравоохранения, а также говорил о необходимости урегулирования “больных” вопросов фармацевтического рынка. БИЗНЕС сравнил видение нового руководства МОЗ и участников рынка относительно направлений реформирования украинской системы здравоохранения.

Векторы реформ

Оценивая начатую предшественниками реформу (о ней см., например, статью "Для работодателей будет установлен дополнительный взнос"; о реформе аналогичной системы в США ), г-н Мусий, по специальности анестезиолог и реаниматолог, еще в марте заявлял, что реформирование реализовывалось не так, как должно, поэтому будет кардинально пересмотрено, но не остановлено.

И в текущем году министерство проанализирует то, что было сделано в рамках реформы в пилотных регионах, чтобы в дальнейшем использовать этот опыт для всей страны. Как неоднократно заявлял г-н Мусий, намечены три основных направления реформирования украинской системы здравоохранения: управление охраной здоровья, финансирование, подготовка медицинских кадров.

Изменение системы управления охраной здоровья подразумевает ее демонополизацию, дерегуляцию, развитие профессионального врачебного, медицинского, провизорского самоуправления. Что касается пересмотра системы финансирования, то министр не открыл Америку, сказав, что введение общеобязательного медицинского страхования (ОМС) без реформирования налоговой системы страны невозможно.

Поэтому сроки внедрения ОМС в очередной раз переносятся. Кроме того, участие государства в финансировании медицины необходимо увеличивать (о доле госрасходов в здравоохранении см. “Средства...” ). Как заметил г-н Мусий, “бюджет в 3,5% ВВП абсолютно не устраивает отечественную систему охраны здоровья”.Средства, выделяемые на охрану здоровья в Украине

Что касается сроков реформирования, то буквально в начале мая министр пообещал, что в ближайшее время на обсуждение общественности будет вынесена Концепция строительства новой системы охраны здоровья. После ее утверждения экспертами правительство разработает пошаговый план реформирования, рассчитанный на три года.

По словам экспертов и участников рынка, озвученные векторы преобразований правильны и не могут вызывать возражений, потому что слишком общие. Их больше интересуют конкретные шаги по реализации анонсированных изменений (см. “Блиц-интервью” ).

“Важно не столько определение того, что будет делаться, сколько того, как это будет делаться. Если у МОЗ хватит сил, терпения и мудрости, чтобы организовать экспертную работу по тем направлениям, которые министр обозначил, успех возможен”, — не исключает Иван Глушков, заместитель генерального директора по развитию холдинга STADA CIS (г.Москва, РФ; фармацевтический холдинг в составе международного концерна STADA; представительство группы компаний STADA в Украине; г.Киев; продвижение лекарственных препаратов компании STADA; с 2003 г.; 200 чел.).

ОМС

Хотя ОМС обсуждается в Украине давно, законодатели продолжают дискутировать о механизмах и принципах его внедрения. Например, Владимир Дудка, член Комитета ВР по вопросам здравоохранения, считает, что Фонд ОМС должен быть подотчетен Кабмину (соответствующее положение закреплено в законопроекте №2597-1 “Об общеобязательном государственном медицинском страховании”).

“Этот же документ предполагает, что на протяжении пяти лет Фонд должен иметь статус центрального органа исполнительной власти, его бюджет должен утверждать Кабмин, а председателя правления — назначать Президент”, — говорит г-н Дудка.По мнению игроков рынка, на переход к ОМС и решение кадровых вопросов (повышение уровня подготовки специалистов) может уйти не менее 7-10 лет.

“Введение ОМС без качественных изменений системы здравоохранения — это очередной налог на потребителя. Сейчас нагрузка на фонд оплаты труда составляет около 50%. Недоверие к государству как управляющему налоговыми поступлениями граждан — не лучшее условие для реализации еще одного проекта”, — считает Виктор Козин, генеральный директор, владелец клиники “Исида” (г.Киев; акушерство, гинекология, лечение бесплодия, лабораторные услуги; с 1992 г.; 488 чел.).

Эксперты говорят, что если технически (ввести на законодательном уровне новый фискальный платеж — взнос на ОМС, определить плательщика, установить размер ставки, базу и объект налогообложения, разработать механизм взимания и т.п.) перейти к ОМС сложно, но можно, то практически (обеспечить взимание взноса на ОМС и его целевое использование) — почти нереально.

“Как обеспечить полномасштабную уплату взносов на ОМС в условиях преобладания в Украине теневой экономики, зарплат “в конвертах” и неофициального трудоустройства, а также целевое использование уплаченных взносов на реформирование системы здравоохранения и обеспечение медицинского обслуживания застрахованного населения? Без системной “детенизации” экономики и искоренения коррупции эти практические задачи решить вряд ли удастся”, — полагает Юлия Ноговицына, старший менеджер отдела налоговых и юридических услуг, руководитель отраслевой практики “Фармбизнес” ООО “КПМГ-Украина” (г.Киев; аудиторские, налоговые, юридические и консультационные услуги; с 1992 г.; 350 чел.).

Регулирование цен на лекарства

Если реформирование системы здравоохранения — перспектива отдаленная, и конкретных шагов рынок дождется нескоро, сфера оборота лекарственных средств (ЛС) в этом смысле более показательна.

Еще в марте, говоря о ценах на ЛС, г-н Мусий заявлял, что МОЗ не имеет рычагов влияния на коммерческие аптеки и фармпредприятия, оно может регулировать только цены на лекарства, закупаемые за госсредства. Тем не менее уже в мае министерство прибегло к непопулярному способу регулирования цен, издав приказ №311 от 08.05.14 г. “О декларировании изменения оптово-отпускных цен на лекарственные средства по состоянию на 24 апреля 2014 г. и внесении их в реестр”.

Также, несмотря на то что МОЗ было против обложения медикаментов НДС (см. статью "Власточкино гнездо"), 1 апреля налог был все-таки введен. И пока в течение двух недель чиновники исправляли ошибки в налоговом регулировании, участники рынка несли убытки. Конечно, не всегда позиция профильного министерства может быть принята правительством, но игроки рынка в принципе хотели бы получить сигнал, что министр может влиять на ситуацию и в Кабмине к нему готовы прислушиваться.

БИЗНЕС уже упоминал, что г-н Мусий считает одной из причин дороговизны лекарств в стране коррупционные схемы в Гослекслужбе. 7 мая на заседании Кабмина было принято решение вывести Гослекслужбу из подчинения МОЗ с дальнейшим координированием ее действий Кабмином.

Кроме того, в правительстве обсуждается возможность передачи функции госрегистрации (перерегистрации) препаратов от МОЗ Гослекслужбе. Позволят ли эти перестановки очистить от коррупционной составляющей фармрынок, пока неочевидно. Некоторые эксперты считают, что такие изменения могут очень негативно отразиться на отечественном фармрынке (см. “Блиц-интервью” ).

Новый руководитель МОЗ также говорил о возможном введении с июля 2014 г. референтного ценообразования на ЛС, отпускаемые по рецептам. И это при том, что участники рынка и профессиональные ассоциации неоднократно заявляли, что референтное ценообразование не должно предшествовать введению обязательного медстрахования и механизма реимбурсации.

“Референтная цена используется в странах ЕС как инструмент для определения предельного уровня возмещения стоимости лекарств государством, но не как инструмент прямого ее ограничения”, — поясняет Наталия Сергиенко, исполнительный директор комитета по охране здоровья Европейской бизнес ассоциации.

Специалисты считают, что реализация этой инициативы сейчас может привести к исчезновению с рынка некоторых жизненно важных препаратов. Оптимальным было бы постепенное внедрение референтного ценообразования путем расширения перечня молекул с обеспечением реимбурсации соответствующих лекарств в рамках пилотных проектов.

То есть практику пилотного “антигипертензивного” проекта (когда государство частично компенсирует пациентам стоимость медикаментов для лечения гипертонии) постепенно расширять на другие заболевания. Разумеется, реализация пилотных проектов требует госфинансирования, что в нынешних условиях проблематично.

По данным г-на Дудки, в результате секвестра госбюджета в 2014 г. на реализацию вышеназванного пилотного проекта будет выделено 135 млн грн., на 53 млн грн. меньше, чем планировалось. Надо сказать, что и сам министр говорил, что с 2015 г. необходимо запустить пилотный проект по сахарному диабету 1-го типа (возмещение стоимости инсулина), а в дальнейшем — по туберкулезу и СПИДу. Почему при этом он инициирует введение референтных цен на рецептурные препараты — непонятно.

Госзакупки

Заявления нового руководителя МОЗ свидетельствуют о его стремлении изменить отношение общества к государственным закупкам медикаментов. Олег Мусий отметил, что благодаря проведению тендерных закупок медикаментов по новым стандартам, без коррупционных схем, государство может сэкономить 40% средств.

Министерство даже делает определенные шаги в этом направлении, в частности в состав всех рабочих групп по подготовке документов к тендерам планируется ввести по два-четыре представителя общественных организаций, пересмотреть кандидатуры основных внештатных специалистов МОЗ, которые могут оказывать влияние на формирование перечня ЛС для тендерных закупок. Но специалисты считают, что этого недостаточно.

В частности, по мнению Бориса Даневича, партнера юридической фирмы Marchenko Danevych, важными условиями преодоления коррупции в сфере госзакупок должны быть реальные примеры выявления и привлечения к ответственности коррупционеров. Кстати, г-н Мусий неоднократно заявлял о необходимости перехода в дальнейшем на систему электронных торгов, а также о том, что с 2015 г. госзакупки, возможно, частично, будут переориентированы на заключение долгосрочных контрактов с производителями ЛС.

Участники фармрынка по-разному оценивают инициативу прямых контрактов с производителями медикаментов. Олег Сяркевич, директор по развитию бизнеса ПАО “Фармак” (г.Киев; производство лекарственных средств; с 1925 г.; ОАО — с 1991 г.; 1,3 тыс.чел.), в частности, не исключает, что локальные производители, которые договорятся об условиях, могли бы поставлять препараты напрямую, а иностранные производители — часть напрямую, а часть через локальных эксклюзивных представителей.

Иван Глушков считает, что заключение прямых контрактов с производителями не позволит снизить стоимость медикаментов: “Оптовое звено пока исключить практически невозможно. Чтобы обслуживать большое количество контрактов, производителю нужны свои склады, персонал. Эту функцию выполняет и должен выполнять дистрибутор”.

По мнению Владимира Игнатова, исполнительного директора AIPM Ukraine (Ассоциация международных фармацевтических производителей; г.Киев; с 2009 г.; объединяет 15 компаний), необходимо в принципе уходить от системы централизованных закупок, которая не учитывает реальных потребностей больных. “Это все равно, что закупать на всю страну кирзовые сапоги 43-го размера. С уходом от централизации снизятся риски коррупции”, — считает он.

{{cut}}

Блиц-интервью

“Выведение Гослекслужбы из подчинения МОЗ грозит развалом системы регистрации лекарственных средств”, — полагает Наталия Сергиенко, исполнительный директор комитета по охране здоровья Европейской бизнес ассоциации (ЕВА; г.Киев; неправительственная организация; объединяет более 700 европейских международных и отечественных компаний, работающих в Украине; с 1999 г.)

— Можно ли, проанализировав первые месяцы работы нового руководства МОЗ, говорить о его четком видении развития отечественной системы здравоохранения?

— Пока сложно. Мы знаем, что МОЗ разрабатывает Концепцию создания новой системы здравоохранения, но пока мало информации, чтобы дать ей оценку, а главное — невозможно понять, как планируется внедрять ту или иную часть документа.

Тем не менее мы позитивно оцениваем некоторые инициативы МОЗ Украины. В частности, министерство подготовило проект постановления Кабмина об отмене перерегистрации лекарственных средств, об упрощении регистрации инновационных лекарственных средств и препаратов-сирот (препараты для лечения редких заболеваний.Ред.), зарегистрированных Европейским агентством по лекарственным средствам.

Также при МОЗ недавно собрали рабочую группу по разработке нового Закона “О лекарственных средствах” на базе Директивы 2001/83/ЕС, а также возобновила свою работу группа по внесению изменений в приказ №690 о порядке проведения клинических исследований в Украине. Это шаги, которые, надеемся, приведут к позитивным результатам для сферы здравоохранения.

В то же время некоторые проблемы, требующие более активных, на наш взгляд, действий, до сих пор, к сожалению, не решены. В частности, остается острым вопрос наличия в стране шприцев, хирургического материала, катетеров, аппаратуры и других медицинских изделий. Мы уверены, что государство не готово к введению нового регулирования (технических регламентов) в сфере медицинских изделий с 1 июля 2014 г. К сожалению, регуляторная база все еще не подготовлена, нет согласованного решения всех министерств и ведомств по этому вопросу.

— Чего ждут участники рынка от МОЗ? Что должно предпринять министерство, чтобы улучшить ситуацию в отечественном здравоохранении?

— Участники рынка ожидают прежде всего взвешенного, прогнозируемого и прозрачного подхода к разработке и последующему принятию регуляторных актов с обязательным привлечением к консультациям профессиональных ассоциаций.

Мы надеемся, что положения приказа МОЗ №247 от 28.03.13 г. “Лекарственные средства. Надлежащая регуляторная практика” будут действительно использоваться в практике работы министерства. За последние годы регуляторную сферу в области здравоохранения сотрясают хаотично принимаемые изменения в законодательство, которые внедряются без достаточного анализа влияния на рынок и результатов для населения.

В целом, любые новшества и изменения в такой чувствительной и социально важной сфере, как здравоохранение, должны анализироваться с точки зрения наличия явных доказательств их пользы на долгосрочную перспективу и минимизации негативного влияния на игроков рынка.

Нас по-прежнему беспокоят как подходы к регулированию сферы здравоохранения, так и способы внедрения тех или иных решений. В то время как рынок все еще ощущает последствия несвоевременного и непрозрачного введения обложения НДС операций по импорту лекарственных и медицинских средств, появилась информация об уже подготовленном и одобренном постановлении правительства о переподчинении Гослекслужбы Украины непосредственно Кабмину.

Также 12 мая мы увидели пока неопубликованный проект изменений в постановление Кабмина о передаче функций по регистрации лекарственных средств от МОЗ Гослекслужбе. Совершенно непонятно, почему неожиданно эта идея, форсируемая предыдущим правительством, снова стала одним из приоритетов работы нынешнего правительства Украины и почему мнением профессиональной общественности опять никто не интересуется.

К сожалению, это подтверждает нехорошую тенденцию, сложившуюся в последнее время, — нарушение основных принципов регуляторной политики. К тому же такие глобальные изменения в системе управления и руководства фармацевтической сферой, по нашему мнению, не могут приниматься — даже на стадии проектов — в таком темпе.

Выведение Гослекслужбы из подчинения МОЗ грозит развалом всей сложной и уже европейски ориентированной системы регистрации ЛС, которая выстраивалась годами и постепенно приближалась к лучшим международным стандартам.

И это происходит в условиях уже ухудшившейся по объективным причинам экономической доступности ЛС в стране, что обусловлено нестабильностью украинской валюты, введением обложения НДС и тяжелым финансово-экономическим положением населения! Мы уверены, что в сложившихся условиях вопрос передачи другому органу функций, от которых зависит физическая доступность ЛС, не должен рассматриваться.

В системе регулирования фармацевтической сферы объединение функций контроля качества и регистрации лекарств в одном ведомстве означало бы, по нашему мнению, “содействие” возможным коррупционным схемам и монополизации этой сферы. Наоборот, по нашему мнению, для дальнейшей оптимизации деятельности органов исполнительной власти сферы здравоохранения необходимо четкое разделение разрешительных функций и функций государственного контроля.

“Ряд действий МОЗ свидетельствует о попытках бороться с кризисными явлениями и готовности услышать рынок”, — говорит Борис Даневич (32), партнер юридической фирмы Marchenko Danevych (г.Киев; с 2013 г.; 20 чел.)

— Прослеживается ли, на ваш взгляд, по первым месяцам работы четкое видение новым руководством МОЗ развития отечественной системы здравоохранения?

— По состоянию на середину мая 2014 г. все еще не хватает четкого видения, о наличии которого можно было бы судить на основании принятых документов и решений. В то же время ряд действий МОЗ свидетельствует о попытках бороться с кризисными явлениями и готовности услышать рынок и его проблемы.

Следует отметить значительно большую открытость высшего руководства МОЗ, вплоть до министра, к общению, обсуждению проблем рынка с профильными ассоциациями. И хотя многочисленные встречи пока не приносят быстрого результата, сам по себе подход вселяет определенный оптимизм.

Кроме того, есть понимание, что новому руководству МОЗ сейчас приходится работать в условиях если не открытого конфликта (как в случае с бывшим руководством Гослекслужбы), то, во всяком случае, без активной поддержки со стороны других правительственных органов.

— Олег Мусий говорил о том, что практика пилотного проекта по гипертонии должна расширяться (имеются в виду проекты по возмещению стоимости препаратов для лечения сахарного диабета 1-го типа, туберкулеза и др.). Насколько позитивен опыт первого пилотного проекта, чтобы распространять его дальше?

— Проект по гипертонии был первым пробным проектом, связанным с реимбурсацией стоимости лекарств для пациентов. То, что он функционировал, хотя и не полностью (не все запланированные финансовые средства распределялись), и был продлен на последующие периоды, свидетельствует о его позитивной политической оценке.

Более того, предыдущее руководство МОЗ активно использовало этот проект для демонстрации своей успешной деятельности. Для объективной оценки очень важно открытое обсуждение результатов, как позитивных, так и негативных, при участии пациентов, медицинских специалистов, представителей бизнеса.

Проект по программе реимбурсации инсулинов, а также заявления о планах ее введения для таблетированных противодиабетических средств, лекарств против ВИЧ/СПИД и туберкулеза тоже были озвучены около года назад. Безусловно, программы реимбурсации — это прогрессивный европейский подход, однако в Украине у участников рынка возникает много претензий к деталям ее реализации.

Это может быть связано, например, с ограничением перечня аптек, которые принимают участие в программе, а также с подходами к формированию референтных цен и зависимости возможности применения реимбурсации от цены ЛС. Правительству, безусловно, следует двигаться в направлении введения реимбурсации, но обязательно обсуждать детали программ со всеми их участниками (включая компании), чтобы избежать негативных последствий для конкуренции и обеспечить доступ пациентов к качественному лечению.

Последние новости: