Интеллектуальное, но еще сырье: эксперт об IT-отрасли Украины

Сальвадор Дали,
1003
Сальвадор Дали, "Геополитический младенец", 1943

Сегодня в отечественной IT-индустрии задействовано порядка 100 тысяч человек. На первый взгляд, это одна из наиболее перспективных и динамично развивающихся отраслей экономики. Максим Праздников, Logitech Country Manager Ukraine & CIS, к столь оптимистичным прогнозам относится осторожно. Он уверен, что наша IT-отрасль занимается в основном экспортом интеллектуального сырья, и в этом следует быть осмотрительными.

Максим Праздников.JPG

Вы действительно считаете отечественную IT-отрасль сырьевой?

Львиная доля того, что создают наши программисты – написание кода. А это хоть и интеллектуальное, но сырье. Объективно конечных продуктов в Украине сейчас практически не производится. На внутреннем рынке на них нет спроса, потому что нет денег. А зарубежные заказчики заказывают продукт частично, пока еще достаточно редко наши специалисты разрабатывают полноценный проект. А если это и происходит – то пользуются им за пределами Украины.

Создать IT-продукт с высокой добавленной стоимостью в наших реалиях сложно. Для этого, кроме грамотных программистов, требуется еще и развитая инфраструктура, а главное – навык продавать. Среди наших же талантливых программистов, увы, не так уж много талантливых sales-менеджеров. Тогда как в Штатах, например, не только создают продукт – там его правильно позиционируют, красиво упаковывают и преподносят инвестору. Вот оттуда и «выстреливают» сотни миллионов прибыли.

Но и у нас есть успехи. Тот же одесский стартап Looksery, проданный за $150 млн.

Давайте называть вещи своими именами: ни копейки из этих денег не зашло в страну. Компания, которая продавалась, по сути, не украинская. Там было несколько раундов инвестиций, и на тот момент, когда компания фактически была продана, де-юре она к Украине имела опосредованное отношение. Да, физически часть команды находилась в Украине. Но после того, как продукт продали, люди переехали в Кремниевую долину. То есть даже те деньги, которые они заработали, будут потрачены в Штатах.

Это, к слову, один из самых серьезных вызовов отечественной IT-индустрии – эмиграция специалистов. Ежегодно не малый процент разработчиков, способных создавать IT-продукт с высокой добавленной стоимостью уезжают. Причина? Они востребованы на мировом уровне, и Украина в этой битве проигрывает.

Наши программисты так востребованы?

У них хорошая репутация с точки зрения соотношения «цена – качество», что позволяет занимать лидирующие позиции на мировом рынке труда. Этим и обусловлен высокий уровень доходов украинских IT специалистов и, увы, еще одна проблема отрасли – непростые отношения с государством.

Не секрет, что оплата труда в IT-секторе иногда в несколько десятков раз превышает среднюю зарплату по Украине. $2000-2500 считаются нормой. При этом все понимают, как платятся налоги: зачастую работа программиста оформляется в виде договора с частным предпринимателем и платится некий фиксированный небольшой налог. Является ли это уходом от налогообложения и нужно ли это менять? Спорный вопрос со многими ЗА и ПРОТИВ.

Давать отрасли какие-то преференции фискалы не хотят. Аргумент: «Почему только айтишникам? У нас есть, например, еще фермеры». Но чиновники забывают, что если большинство работающих украинцев физически привязаны к Украине (к земле, к заводам и т. п.), то главный актив IT – мозги. Программист сегодня живет здесь, завтра собрался и уехал в другую страну.

Каковы, по-вашему, перспективы развития индустрии?

Отрасль весьма привлекательна, и если мы научимся правильно себя позиционировать, если будет создана определенная инфраструктура, то в долгосрочной перспективе IT-отрасль выйдет на первое место по объемам экспорта, обогнав и металлургию, и химпром, и сельское хозяйство.

Сейчас лидеры по капитализации – это Apple, Google, Amazon, Microsoft и Facebook, то есть бизнесы, работающие с высокими технологиями. Вот где сосредоточены сегодня деньги. Сможет ли Украина занять достойное место на этом рынке? Хочется верить, что да. Но объем работы, которую предстоит проделать, колоссальный. К тому же, как показывает опыт общения с чиновниками, далеко не всегда есть понимание потенциала IT-сферы и того, насколько важна для ее дальнейшего развития поддержка государства.

Вы несколько раз упомянули инфраструктуру – что имеется в виду?

Возможность нормально работать, делать качественный продукт, правильно выходить на рынок и иметь доступ к финансированию, а также реформа системы образования, которая бы повысила качество знаний и навыков ІТ-специалистов и юристов, специализирующихся на интеллектуальной собственности. А что, в свою очередь, мы видим на сегодня – нестабильное законодательство, регулярные проблемы с фискальными органами, плюс отсутствие в Украине достаточного числа венчурных инвесторов, готовых участвовать в каких-либо проектах. Да, есть несколько фондов, например UAngel, фонд TA Venture, фонд AVentures Capital, но это, пока, капля в море. Это нельзя сравнить с IT-индустрией развитых стран, разница в сотни, а то и тысячи раз.

То есть, пока рано говорить об инвестиционной привлекательности IT-отрасли?

Все не так неоднозначно. С одной стороны, вот у нас есть прецедент, когда Сорос купил долю в Ciklum. Есть и другие примеры. Но это пока разовые прецеденты. Хорошо, что они в принципе есть, ведь и этого могло не быть. Но опять же, насколько часть из них можно назвать инвестицией в отечественную IT-отрасль? Это как с Looksery. Было ли это было вложение в Украину? Люди купили продукт и забрали всю команду из страны. Нет, конечно же отрасль была и остается привлекательной, но насколько нам удастся реализовать ее потенциал, я думаю, мы увидим в ближайшие несколько лет.