Венчурное финансирование или финансовая пирамида?

Иван Айвазовский,
1051
Иван Айвазовский, "Аю-Даг в туманное утро", 1853

В Украине сейчас большой дефицит “продуктовых” историй - это когда люди создают инновационный продукт и успешно налаживают его экспорт. Поэтому сегодня все свои усилия я направляю на то, чтобы помогать предпринимателям выходить на зарубежные рынки. В процессе создания бизнеса heart in lab я приобрел опыт и знания, которыми и решил поделиться. 

Перспектива акселерации

Обычно наши талантливые люди что-то изобретают, и их патенты тут же перекупаются за смешные деньги международными корпорациями. Иностранные инвесторы буквально “выхватывают” у нас перспективные разработки и потом успешно их коммерциализируют на своих рынках, зарабатывая сотни миллионов долларов.

Моя первая цель на сегодняшний день: запустить акселератор для команд разработчиков, у которых уже есть готовые прототипы технологических инноваций в области медицины, потенциально интересные для вывода на зарубежный рынок.

Мой опыт в инженерии, программировании, привлечении инвестиций и общении с инвесторами помогает оценить проекты и посмотреть, на что команда способна и на что она может рассчитывать. К осени планируем отобрать пять команд, чтобы в ноябре они уже могли получить все необходимое - помещение, оборудование, и начали работать.

Соответственно, решается ряд важных социально-экономических задач. Люди остаются здесь, сам продукт и прибыль от него остаются в стране.

Инвесторская сага

Вторая сфера моих интересов – хочу как можно большему количеству людей из IT-отрасли рассказывать, как надо работать с инвесторами, чтобы не попасть впросак. Мне жалко иногда наблюдать, когда в процессе общения две заинтересованные стороны не находят общий язык, и при этом теряются перспективные наработки и проекты.

Хочу привить в Украине такие же принципы взаимопомощи, как в американской Кремниевой долине. Там при встрече и обсуждении идей обязательно подскажут направление мыслей и к кому можно обратиться за советом и помощью. Для меня - это сплав бизнеса и желания обмена опытом, идеями.

Тем не менее, я избирательно подхожу к контактам. Если разговор идет о быстрых деньгах, то с такими людьми меня ничего не связывает. Выбираю лишь тех, кто готов играть в длинную и разделяют мои “созидательные” убеждения. Создание инновационного продукта - это не быстрый и не легкий путь, он занимает не менее 5-7- лет.

Я, к примеру, создал 15 компаний за 25 лет. Два десятка моих проектов при этом потерпело катастрофу, я вложил и потерял деньги. И это еще очень хороший процент! Убедился в том, что системный подход в бизнесе рождает увеличенный процент удачи.

Гонка с десятью нулями

Увы, наша власть никак не может понять, что все благосостояние нынешней государственной системы состоит из кирпичиков, которые создают талантливые люди. Если эти люди будут уезжать, система развалится.

Сейчас борьба идет за то, чтобы создать здесь такие условия, при которых люди не хотели бы отсюда уезжать. Борьба за таланты - это гонка с десятью нулями. Именно такие суммы сегодня тратят дальновидные страны, чтобы удержать таланты. Особенно в сфере IT. Потому что это впоследствии приносит им суммы еще больше.

Венчурная схема работает не умно…

Три года назад я впервые решил привлечь инвестиции для одного из своих проектов —VoIP-мессенджера CallsFreeCalls. До этого я развивал проекты на свои деньги, но в определенный момент мне стало интересно, как работает венчурный рынок и в чем заключается ценность фандрайзинга.

В процессе общения с инвесторами выяснилось, что фандрайзинг — это самая настоящая работа и ей нужно заниматься с утра до вечера, забыв про управление бизнесом. Я задавал всем инвесторам один и тот же вопрос — как можно заниматься бизнесом и развивать компанию, если все время должен заниматься привлечением инвестиций? Инвесторы пожимали плечами — это твои проблемы, как хочешь, так и крутись.

В итоге, финансирование для этого проекта я получил почти случайно. Один из инвесторов оказался достаточно умен, чтобы просто начать работать, разделив со мной все коммерческие риски. С тех пор я сделал вывод: если ты не уверен на 100% в партнере, лучше все делать самому.

Чем быстрее в головах будущих предпринимателей закончится эйфория насчет “золотого” инвестиционного дождя, тем проще им будет собраться с собственными силами и консолидировать усилия в самостоятельном достижении успеха. На самом деле никто не афиширует то, что по всему миру в день закрывается 5-6 стартапов, даже тех, которые получили и “освоили” инвестиции от $1 млн до $5 млн.

Главная задача венчурных инвесторов — выторговать как можно большую долю и за счет одной успешной компании покрыть предыдущие неудачные инвестиции. Вместо того, чтобы искать бизнесменов, способных построить бизнес, они ищут людей, согласных оплачивать чужие ошибки. Фонд вкладывает деньги в 20–30 компаний, из них взлетает одна, после этого создается новый фонд и история продолжается.

Похоже на пирамиду, и самое смешное, что она работает. В этом и заключается основное противоречие — венчурный рынок создан из желания поймать не-бизнесмена, который уже построил бизнес, но сам еще не понял, что у него это получилось.

Венчурные инвесторы отказываются от 99% сделок на миллионы, чтобы найти 1% на миллиард. А между тем “забракованные” ими 99% при должном участии и партнерстве со стороны инвестора могли бы стать неплохим бизнесом. Просто у венчурных капиталистов сейчас такая позиция – забрать как можно больше у предпринимателя, чтобы, если его проект выстрелит, забрать все. Я, например, не готов работать на таких кабальных условиях, даже если мне оставят всего 1% от компании, стоящей пару миллиардов долларов.

Условия венчурных фондов — это отдельная тема для разговоров. Но думаю, что в ближайшие 7-8 лет эта тенденция будет переломлена. Конечно, есть рынки, например, e-commerce, где в определенный момент без инвестиций ты просто не выживешь. Но в B2C-бизнесе можно создать продукт стоимостью в сотни миллионов с относительно небольшими вложениями и без венчурных инвестиций.