Вечные мытарства

Вечные мытарства
783

В сентябре премьер-министр АреснийЯценюк снова сделал ряд PR-заявлений относительно реформирования деятельности фискалов – таможенников и налоговиков. По его словам, нужно все сделать по примеру формирования новой полиции – кадровое «обнуление» (хотя его по факту в милицейских структурах не произошло) и набор новых патрульных полицейских по конкурсу (одно из немногих светлых пятен в работе новой власти). Замечание абсолютно точное и правильное. Нодавно стало очевидным, что люстрационные процессы в Украине – абсолютная фикция, которая не дает того эффекта, который ожидал бизнес. При этом реальные изменения в тех или иных сферах происходят, как правило, рефлекторно под действием внешних факторов, в т.ч. скандалов.Не стал исключением и процесс реформирования таможенных органов.

 

Условные рефлексы

Напомним, что в июне Арсений Яценюк совместно с министром финансов Наталией Яресько и главной ГФСУ Романом Насировым на пресс-конференции презентовали реформу фискальных органов. Основная реакция экспертной среды на эти идеи оказалась негативной. В конце июня предложенную концепцию правительство формализовало в законопроект №2177а «О внесении изменений в Таможенный кодекс Украины относительно оптимизации территориальных органов государственной фискальной службы», который три месяца пылился в парламентских комитетах. В начале октября его таки рассмотрел Комитет ВРУ по вопросам налоговой и таможенной политики. На Комитете законопроект заслуженно был подвергнут жесткой критике.

Одна из главных правительственных идей – подчинить налоговой службе таможенные органы. Как отметил БИЗНЕСу член профильного парламентского комитета Александр Кирш:«Продолжается борьба налоговиков и таможенников. Налоговики хотят, чтоб таможенники им полностью подчинялись. Таможня хочет существовать отдельно от налоговой». По мнению депутата, таможня должна оставаться в составе ГФС, но на правах автономии. В противном случае, кадровые дрязги могут блокировать реформаторские, в том числе антикоррупционные, инициативы.

Эта реформа так бы и обсуждалась кулуарно, если бы не серия сентябрьских скандалов вокруг таможенного вопроса. Напомним, что губернатор Одесской области Михаил Саакашвили жестко раскритиковал политику правительства в отношении определения таможенной стоимости товара. На каком таможенном посту она ниже – туда и устремляются импортеры. Проблема «ручного» регулирования этого процесса в Украине существовала всегда.

Вторым информационным поводом вернуться к «обсуждению» реформы стало увольнение Константина Ликарчука с должности зампреда ГФСУ (отвечал за таможенные органы). Г-н Ликарчук последовательно и публично критиковал предложенную правительством концепцию и рассказывал об общеизвестных коррупционных схемах на таможне.

На поднятые скандалы власть отреагировала традиционно рефлекторно. В середине сентября правительство издало постановление №724, утвердившее архаичные индикативы таможенной стоимости товаров. О негативных последствиях для бизнеса этого нормативного акта мы уже писали.

 

Парламентский подход

Выход подобного постановления – это еще один наглядный пример внутрикоалиционного противостояния между президентским и правительственным крылом. Дело в том, что 14 сентября (за два дня до принятия кабминовского документа) в парламенте был зарегистрирован законопроект №3085 «О внесении изменений в Таможенный кодекс Украины (относительно таможенной стоимости товаров). Законопроект был зарегистрирован группой народных депутатов. Как ни странно одним из авторов стал Антон Геращенко – соратник Авакова и Яценюка. Впрочем, подозреваем, что главную скрипку в этой авторской группе играет глава налогового комитета Нина Южанина (БПП и давняя соратница Петра Порошенко). Законопроект получился с огрехами, но более продуманный, лояльный к бизнесу и способный частично решить проблему таможенного беспредела при определении импортной стоимости товара, чем правительственное постановление. Несколько ужесточаются требования к действиям таможенников при выборе и применении того или иного метода определения таможенной стоимости. Свои решения таможенникидолжны обосновывать. Одновременно с этим, при так называемом резервном методе определения импортных цен (именно при его применении и реализуются коррупционные схемы), предлагаетсяввести понятие средних (сопоставимых) цен по всей территории Украины. Разработать методологию их определения должен будет Кабмин. А сама методология должна опираться не некую общую обезличенную базу данных об импортных ценах на товары. В общем, остается риск внедрения той же системы индикативных цен, предложенных правительственным постановлением.

Наш источник, нефтетрейдер, пожелавший остаться неназванным, рассказал о сложностях прохождения нефтепродуктов через таможню: «Везем 10 тыс. тон бензина, огромная партия, прямой договор с заводом, декларируем по контрактной стоимости. А на таможне говорят: таможенная стоимость очень низкая. В соседней области зашел этот же бензин в полтора раза дороже. – А какая там партия? Ответ: 10 тонн. Так это же несравнимые объемы, у нас  оптовая цена. Ответ: не важно,по такой цене оформлять не будем. А дальше обкладываются документами, проверяют, «маринуют» до тех пор, пока взятку не дашь».

Еще один наш собеседник, глава Всеукраинской ассоциации автомобильных импортеров и дилеров Олег Назаренко говорит, что такая система выгодна, в первую очередь, «серым» импортерам, которые занижают стоимость товаров. «Официальныеавтоимпортеры этого не делают. Представьте, приходит импортер на немецкий завод Mercedes, и просит сделать по документам более низкую стоимость за «откат». Немецкие заводы так не работают, это будет последний разговор. А вот «серые» открывают фирму-прокладку, покупают автомобили в салонах, и продают по документам не за $100 тыс., а за $20 тыс. А потом ищут более дешевую таможню с кумом, сватом, «откатом», – комментирует Олег Назаренко. – «Чтобы вскрыть обман, таможенники начали использовать автоматизированную систему управления рисками. В случае невозможности определения таможенной стоимости товаров, импортируемых в Украину, за основу берется или цена, по которой идентичные или подобные товары были проданы в Украине, или исчисленная стоимость товаров».

 

Нет у люстрации начала…

В общем, ждать бизнесу реального реформирования таможенных органов, внедрения системы пост-аудита при определении таможенной стоимости и т.п. – еще долго. Более того, не приходится рассчитывать и на согласованную стратегическую позицию по решению проблемы таможенного оформления товаров. Пример тому – еще одно детище Правительства&ГФСУ: законопроект, которым хотят создать Службу финансовых расследований, наделив ее дополнительными фискальными правами по контролю над бизнесом при импортных операциях.

При этом воззвание Арсения Яценюка о кадровой люстрации фискалов выглядят как минимум странными. По информации наших источников, таможню продолжают контролировать одиозные фигуры режима Януковича – Виталий Хомутынник, Игорь Калетник, Геннадий Романенко. А назначения первых лиц в структурах ГФС, по неофициальной информации нашего визави, согласовывается непосредственно с Игорем Коломойским.

Но не будем о том «как корабли бороздят просторы космоса». Элементарно не выполняются прямые нормы закона «Об очищении власти». Сил профильного Департамента по вопросам люстрации при Минюсте не хватает для элементарного контроля над правильностью и точностью применения люстрационных норм по всей плеяде украинских чиновников. Да и сами нормы в законе прописаны так, что оставляют возможности для двояких трактовок.

Например, БИЗНЕС промониторилна предмет соблюдения люстрационного законодательства состав «руководства территориальных (региональных) органов центрального органа исполнительной власти, который обеспечивает формирование и реализует государственную налоговую и/или таможенную политику» (цитата дословно из закона «Об очищении власти»). Мы попытались выяснить попадают ли те или иные таможенные чиновники под действие прямых норм закона – запрет на госслужбу в связи с занятием определенных должностей во времена правления Януковича. Согласно Таможенному кодексу к органам доходов и сборов относятся как центральный орган, так и таможни и таможенные посты. При этом на сайте ГФСУ таможни и таможенные посты размещаются под рубрикой «территориальные органы». Теоретически их руководители, времен Януковича, должны быть люстрированы? Как бы не так. Во-первых, существует множество юридических зацепок, позволяющих таможенным бонзам оставаться при должностях, и более того идти на повышение. Во-вторых, найти в свободном доступе биографические данные всех таможенных начальников не представляется возможным – указывается, что, мол, уже давно верой и правдой служит таможенником, налоговиком или милиционеромна разных должностях. Такой возможности (оперативного доступа к полным биографиям) нет даже у люстрационного департамента при Минюсте. Далеко не у всех таможенников, вопреки антикоррупционному законодательству, в свободном доступе выложены имущественные декларации.

БИЗНЕС пока обнаружил только пять руководителей нынешних областных таможен, которые теоретически могут попадать под действие прямых норм закон «Об очищении власти».Подозреваем, что наш перечень – это малюсенькая часть айсберга. Поэтому предложение Арсения Яценюка всех в ГФСУ уволить и набрать новых (по реальному конкурсу с участием бизнеса) мы только приветствуем. Но премьер-министру пора перестать делать PR-заявления, а начать выполнять хотя бы элементарные нормы антикоррупционного законодательства, или – заставить это делать своих подчиненных. А бизнесу предлагаем присылать в редакцию информацию о реальном имущественном состоянии подобных чиновников и их биографии (при условии, что они попадают под люстрационные нормы).

 

Алла Чиж, Олег Руденко

 

Комментарии

 

Татьяна Козаченко, начальник Департамента по вопросам люстрации Минюста

ГФС – очень проблемная структура, и тут есть случаи саботажа люстрации. Сейчас мы как раз планируем очередную проверку, а также инициируем дополнения в закон «Об очищении власти», которые позволят уволить тех, кто не попал под прямые нормы, поскольку, например, не был руководителем или замом руководителя территориального органа, но мог обеспечивать коррупционные действия. Налоговики сейчас говорят, что до 2012 года закон на них не должен распространяться, потому что шло переформатирование налоговой службы, или что в законе указаны под люстрацию не те должности.Оспаривают увольнения в судах. Эти юридические выкрутасы уже вывели за рамки закона ряд должностей в структуре ГФС.

 

Леонид Емец, народный депутат, соавтор закона «Об очищении власти»:

Люстрация предусматривает абсолютно автоматическую процедуру для тех чиновников, которые работали во времена Януковича на высоких должностях, там нет субъективного анализа их виновности или невиновности. Если работал, должен уйти, и 10 лет не заниматься госслужбой. Никакой дискуссии по этому поводу вообще не может быть. Почему есть примеры, что чиновники остаются на должностях? – Причина в наших коррумпированных судах. Они обращаются в суды и те, именем Украины, разрешают им дальше работать. Пока мы не изменим судебную систему, говорить о том, что у нас будет полноценная люстрация и борьба с коррупцией, не имеем права. Также среди лазеек, которые используют чиновники, – он может пойти в отставку по собственному желанию и вернуться советником, а де-факто он остается в своем кабинете, а новоназначенный руководитель сидит в подсобке и не выполняет никаких функций, кроме как ставить подписи. ГФС – одно из самых «жирных» мест, где можно украсть деньги, и чиновники много лет крали. А теперь, благодаря украденным деньгам, распространяют коррупцию вокруг себя: подкупают судей, силовиков, прокуроров.

 

Топ-5

Руководители таможенных органов, которые по некоторым общим признакам могут попадать под действие норм люстрационного закона (критерии в пп. 1-2 ст. 3)

 

Чиновник

Биографическая справка

Имущественное состояние (декларация 2014 г.)

Олег Кравченко, первый замначальника Сумской таможни

С2011 г. по 2012 г. замначальника таможенного поста «Купянск» Харьковской областнойтаможни

Декларант: доход – 150 тыс. грн., земучасток – 6,9 соток, дом – 65 кв. м,

Члены семьи:доход – 413 тыс. грн., земучастки– 13 соток, дома–100 кв. м, иная недвижимость– 245 кв. м, авто ToyotaPrado (2005 г.в.), SmartFortwo (2009 г.в.), NissanLeaf (2013 г.в.)

Ираклий Катамадзе, и.о. начальника Николаевской таможни (рекомендован во второй тур по конкурсу на начальника Одесской таможни)

Был в разное время упомянут как начальник таможенного поста «Борисполь-аэропорт» - 01.06.2013 г. , 27.01.2014 г.

На официальной странице биографии И. Катамадзе сайта ГФСУ декларация отсутствует

Андрей Кондратюк, заместитель начальника Житомирской таможни

07.2006 – 03.2011 – заместитель начальника Житомирской таможни Государственной таможенной службы Украины

Декларант: доход – 95 тыс. грн., квартира – 53 кв. м (из них в собственности 17,5 кв. м), авто – NissanTiida (2008 г.в.), на банковских счетах – 88 тыс. грн.

Члены семьи: доход – 53 тыс. грн., квартира – 53 кв. м (из них в собственности 35 кв. м)

Александр Мирза, первый заместитель начальника Днепропетровской таможни

05.2010 - 07.2013 –первый заместитель начальника Харьковской областной таможни

Декларант: доход – 79 тыс. грн., квартира – 73 кв. м

Члены семьи: доход – 24 тыс. грн., квартира – 83 кв. м

Степан Павлов, заместитель начальника Черновицкой таможни

1 июня 2009 г. - 13 июня 2013 г. – замначальника Черновицкой областной таможни Государственной таможенной службы в Украине

Декларант: доход – 111 тыс. грн., квартира – 73 кв. м, авто – Мерседес (1994г.в.), Газ-69 (1957 г.в.)Члены семьи: доход – 74 тыс. грн., земучастки – 7 соток, 2,3 га (наследство) дом – 23 кв. м (1/2 часть наследство)

 

*Чиновники времен Януковича, которые занимали определенные должности (подпадающие под критерии закона) не меньше одного года с 25 февраля 2010 по 22 февраля 2014, или не уволились с этих должностей по собственному желанию в период с 21 ноября 2013 г. по 22 февраля 2014 г.

 

 

 

Последние новости: