Входящие платные

Входящие платные
313
Сфера охраны здоровья в нашей стране нуждается в серьезном реформировании, и в этом нет сомнений. Мнения расходятся только по одному пункту: какие именно реформы ее поднимут.

Самым новым проектом по спасению отрасли стала Концепция построения новой национальной системы охраны здоровья Украины, представленная 7 августа Министерством охраны здоровья (МОЗ).

Страх божий
Главным изменением, декларируемым Концепцией, является внедрение так называемой бюджетно-страховой модели. Как пояснил министр охраны здоровья Олег Мусий, речь идет о введении обязательного медицинского страхования при сохранении бюджетного финансирования (подробнее о нем см. статью "Для работодателей будет установлен дополнительный взнос").

Эта идея сразу же подверглась критике. По словам Александра Охрименко, президента Украинского аналитического центра (г.Киев; с 2008 г.; 12 чел.), качественная медицинская страховка должна стоить не менее 5-6 тыс.грн. на человека.

Но самая большая проблема — это страхование за госсчет детей, инвалидов и пенсионеров. В местных бюджетах нет на это денег. Да и мелкие предприниматели будут стараться экономить на страховках”, — отмечает г-н Охрименко.

Об этой же проблеме говорит Николай Величко, директор центра личных видов страхования страховой компании “Allianz Украина” (г.Киев; с 2005 г.; данные о количестве сотрудников не предоставлены): бизнес в нашей стране теневой, зарплаты — “серые”.

“Необходимо пересмотреть налоговую нагрузку и таким образом вывести бизнес из тени, чтобы работодатель мог страховать своих работников”. По его мнению, идея страхования в нынешнем ее виде направлена на экономию средств, а не на улучшение качества услуг.

Известный общественный деятель, доктор медицинских наук Ольга Богомолец считает, что страховая медицина нужна, но она невозможна без уничтожения коррупции. “Средства как разворовывались, так и будут разворовываться — как в системе страховой медицины, так и в системе государственной медицины. Это будет еще один финансовый поток, позволяющий тратить средства не по назначению”, — уверяет она.

Действительно, заявленные реформаторами цели (см. “Декларируемые…”) нуждаются в финансировании, и главный вопрос в этом случае: не придется ли за все платить пациентам?

 Впрочем, Олег Мусий по вопросу бесплатной медицины придерживается четкой позиции: “Бесплатной системы здравоохранения нет нигде, да и быть не может. Она может существовать без оплаты из кармана человека: за счет либо бюджета, либо фонда медицинского страхования, который должен был бы существовать в государстве”.

По данным МОЗ, сейчас из бюджета и фондов соцстрахования финансируется только 57,2% медицинских услуг. Еще 1,1% поступает через больничные кассы и добровольное медицинское страхование, частные корпорации оплачивают всего 1,5%, 0,2% финансируется за счет “других источников”. То есть получается, что 39,6% оплачивают пациенты из собственного кармана.

Авторы Концепции заявляют, что Фонд обязательного государственного социального медицинского страхования позволит оплачивать из общественных источников не 57,2%, а более 90%.

За эти деньги пациенты получат некий “гарантированный объем услуг”. А остальные 7-10% будут уплачиваться в больничные кассы или через систему добровольного медицинского страхования.

По словам Константина Надутого, начальника управления реформ системы охраны здоровья МОЗ, Концепция позволит переориентировать средства: увеличить долю расходов на первичную медпомощь до 25-20% общих затрат, но при этом уменьшить долю расходов на стационарную помощь до 46% (см. “Декларируемые цели…”).

Однако порядок оплаты некоторые эксперты считают недоработанным. “О какой оплате услуг может идти речь, если у нас нет нормальных, не мин­здравовских расчетов стоимости услуг?

Также мы не имеем права приступать к реформированию, сохраняя архаичную систему подготовки медицинского персонала, причем не только врачей
”, — говорит Семен Глузман, президент Ассоциации психиатров (г.Киев; с 1991 г.; 2189 чел.).

Не пошло
Необходимо учесть, что Концепция — прямая наследница медицинской реформы, которая реализуется с 2012 г. в четырех пилотных регионах — Винницкой, Донецкой, Днепропетровской областях и в Киеве.

Реформа подразумевала создание семейной медицины и экстренной службы медпомощи. Кроме того, в соответствии с ней все медицинские услуги делятся на три типа:
  • первичная медицинская помощь, предоставляемая в центрах первичной медицинской помощи и амбулаториях. На нее приходится 80% медицинских услуг, а также профилактических мер. По проекту, она должна предоставляться семейными врачами — специалистами широкого профиля. Центры ее предоставления и амбулатории должны находиться в пределах пешей доступности от жилищ пациентов;
  • вторичная медпомощь, которая должна оказываться в поликлиниках, больницах и хосписах. На нее приходится 15% обращений. Предоставляется она по специальным направлениям: в частности, речь идет о гинекологии, стоматологии, педиатрии;
  • третичная медпомощь, предоставляемая только в специализированных медицинских центрах. Ее доля — оставшиеся 5% услуг.

По словам министра, 80% средств у нас направляются именно на третичную медпомощь — в областные больницы, а реформа предполагает, что большей части пациентов даже не придется туда обращаться.

Тем не менее к 2014 г. реализация реформы заметно застопорилась. Олег Мусий на первой же пресс-конференции после вступления в должность заявил, что она осуществлялась не так, как надо: “Реформа продолжится. Но будет серьезно пересмотрена, точнее — уже пересматривается”.

В реализации реформы Александра Бетлий, координатор проекта “Анализ реформы здравоохранения” Института экономических исследований и политических консультаций (г.Киев; с 1999 г.; 20 чел.), видит несколько серьезных проблем:

Прежде всего, нет комплексного подхода, который был бы основан на тщательном планировании и достаточном финансировании. Отсутствие достаточного финансирования быстро поставило реформу под вопрос.

Повлияло и сопротивление медработников, которые просто не знают, что их завтра ждет. Население также ожидало только худшего. А причина — в непроведении информационной кампании: власть не объяснила гражданам, какова цель реформы
”.

По словам заместителя председателя Днепропетровского облсовета Владимира Павлова, проблемы возникли и с семейными врачами: их переучивали за полгода из участковых, что, конечно, не позволяло лечить и детей, и стариков.

 “Мы постарались максимально развести потоки пациентов. Для детей создали профилактический день здорового ребенка. Семейный врач выделяет отдельные часы приема для детей и взрослых. Также решено было “закрепить” детей за семейными врачами, имеющими педиатрическую специальность”, — рассказывает чиновник.

Все не так
Глава Донецкой областной ассоциации врачей общей практики Сергей Северин тоже считает, что все упирается в кадры. Он отмечает, что врачей с дипломом общей практики семейной медицины мало.

В идеале, подготовка такого специалиста — шесть лет в медвузе и два года интернатуры. Во время шестимесячных курсов бывшему участковому, например, приходится учиться принимать роды. На эту важную практику выделяют две недели.

Еще одним препятствием стало плачевное состояние системы скорой помощи, обусловленное прежде всего проблемами с финансированием. “Изношенность автомобильного парка у нас составляет около 70% — это те автомобили, которые подлежат списанию”, — заявляет Виталий Мохорев, директор департамента охраны здоровья Киевской горгосадминистрации.

И это в Киеве! Как говорит юрист по медицинскому праву Олег Веремеенко, обеспеченность бригадами скорой помощи меньше утвержденных норм: в столице вместо одной бригады на 10 тыс. населения приходится всего 0,43.

На 2 тыс. вызовов в сутки по городу курсируют 145 машин днем и всего 102 ночью. “Последствия имеет и отмена специализированных бригад. К больному с подозрением на инфаркт должен приехать кардиолог, к беременной — неонатолог, ведь это позволит начать оказывать помощь сразу, по дороге в больницу”, — поясняет г-н Веремеенко.

Медицинская же реформа подразумевает, что скорая помощь доберется до пациента за 10 минут, но как быстро начнется процесс оказания помощи и как быстро удастся доехать до больницы — не уточняет.

Впрочем, основной проблемой реформирования медицинской отрасли были и остаются деньги. Олег Мусий утверждает, что ни одна бюджетная программа не финансируется на 100%.

Согласно анализу бюджетных программ, которые есть в МОЗ, некоторые программы вообще не финансируются, некоторые — на 20-30%, а некоторые — на 90%, но 100%-ного финансирования сейчас нет.

Более того, медикаменты, которые используются в государственных программах, на 80% — импортного производства, поэтому их стоимость очень серьезно привязана к курсу валют
”, — поясняет министр.

Он же сетует на то, что сейчас на медицину выделяется всего 3,2-3,4% ВВП, тогда как, согласно рекомендациям Всемирной организации здравоохранения, необходимо выделять не менее 6% ВВП.

Бывший глава МОЗ Николай Полищук считает, что прежде всего нужно подумать о том, насколько рационально расходуются средства. “85-90% средств, выделяемых на медицинскую помощь, идет на содержание самой сферы здравоохранения, в том числе на выплаты зарплат.

По разным данным, лишь 10-15% средств уходит на нужды пациентов. А в странах, где медицина развита нормально, на нужды пациентов уходит 30-40%. Дело не в том, какая у нас система, а в том, насколько она достигает цели — лечения пациентов
”, — говорит экс-министр.

Свободу попугаем
Кроме идеи страховой медицины, в Концепции предполагается, что административным управлением по-прежнему будет заниматься МОЗ, но многие функции на местах возьмут на себя организации профессионального самоуправления врачей, рыночные организации в системе здравоохранения и общественность — с помощью наблюдательных и общественных советов.

Медучреждениям обещают больше свободы, в том числе финансовой. Олег Мусий отмечает, что сейчас больницы и поликлиники — это бюджетные учреждения с постатейным финансированием, но в ближайшее время им можно предоставить статус неприбыльных предприятий с правом распоряжаться деньгами.

Это позволит заключать контракты с врачами и организациями (и введение общеобязательного медицинского страхования, и перевод медучреждений “на хозрасчет” давно уже реализовано в России; см. статью "Сметная казнь". — Ред.).

Коснутся изменения и медицинского образования: предлагают сделать его более практическим и ввести трехуровневую подготовку специалистов на последипломном этапе.

 “Нам нужна новая, евроинтегрированная, ориентированная на профилактику система, — поясняет г-н Мусий. — Тогда люди почувствуют улучшение уже через три года, а через 10 лет мы сможем сказать, что продолжительность жизни украинцев достигла европейского уровня”.

Изменения ожидают и фармацевтический сектор. По словам Людмилы Коношевич, начальника управления фармацевтической деятельности МОЗ Украины, Концепция предполагает упрощение разрешительной системы в соответствии с европейским законодательством.

По ее словам, сейчас запланирована и разрабатывается новая редакция Закона “О лекарственных средствах”, гармонизированного с действующей редакцией Директивы 2001/83/ЕС Европарламента и Совета ЕС.

Цель — превратить аптеки из торговых точек, которыми они являются сейчас, в заведения охраны здоровья, которыми они должны быть в соответствии с законодательством”, — поясняет г-жа Коношевич.
Последние новости: