О нарастающем дефиците квалифицированной рабочей силы как об обратной стороне автоматизации

Саймон Сталенхаг, постапокалиптическая картина
2902
Саймон Сталенхаг, постапокалиптическая картина

Растет дефицит квалифицированной рабочей силы с новым набором навыков, успевающих в ногу со временем

Век живи – век учись

Для тех, у кого тема о массовой автоматизации рабочих мест и о нарастающем тренде вытеснения человека роботами вызывает шок и трепет.

Говоря о тенденциях автоматизации, многие рисуют в своём воображении страшные картины. Так, например, информация о том, что около 47% рабочих мест в США находятся под риском сокращения в течение двух ближайших десятилетий вследствие автоматизации, вызывает оживленную дискуссию. Многие смотрят на данное явление как на неизбежный процесс замены живой рабочей силы на более дешевую и эффективную неживую. Иными словами, они видят только то, что массы людей будут выброшены на улицу за ненадобностью. Однако, это не совсем так.

Работник – это, прежде всего, набор функций. И в этом смысле робот, как автоматизированный набор функций, является конкурентом тому, кто этими функциями обладает «в ручном режиме». Но надо ли говорить о том, что сами функции, а также задачи и методы их решения находятся в постоянном движении. Так вот, являются ли машины конкурентами человека в плоскости придумывания новых смыслов, создания методологий и усовершенствования процессов, иными словами, – в плоскости движения этих функций?

Быстрый рост технологий и автоматизация рабочих мест порождает ещё одну проблему: работникам становится все труднее соответствовать потребностям работодателей в сфере практических навыков. Масштаб данной проблемы варьируется от экономики к экономике. Наихудший показатель имеет Япония, где около 81% компаний (с 10 и более работниками) испытывают трудности с наймом квалифицированного персонала. В Индии таких компаний 64%, в Бразилии – 63%, в Германии и США – по 40%, в Китае – 24% (см. инфографику).

В целом по миру, согласно исследованию OECD, около 45% среднестатистических работников (а это уже взгляд с другой стороны) считают, что им недостаточно имеющихся навыков для того, чтобы эффективно выполнять свою работу. Иными словами, Четвёртая промышленная революция создаёт не один, а целых два глобальных тренда, связанных с рынком труда. Первый тренд – это масштабная автоматизация рабочих мест и невиданное ранее вытеснение человека машинами. А второй – нарастающий разрыв между задачами, с которыми сталкиваются работодатели в ходе все более усложняющихся бизнес-процессов, и теми практическими навыками, которыми обладают их работники или потенциальные кандидаты. Проще говоря, дефицит квалифицированной рабочей силы с новым набором навыков.

Поскольку компьютеры и прочее оборудование становятся все сложнее и более способными к выполнению задач, ранее выполняемых людьми, человеческий персонал будет все больше нуждаться в развитии навыков, которые дают им преимущество над машинами, и, в первую очередь, такими, как критическое мышление и креативность. Это не следует воспринимать только как новый вызов, с которым человечество уже столкнулось и от которого никуда не уйти. Это также вполне разумный ответ на вопрос о том, что делать тем, чья работа попадает в зону риска автоматизации.

Отсюда напрашивается ещё один вывод. Образование и все, что связано с данной сферой, приобретает в наши дни степень критической важности. И это не случайно. Изменения, которые происходят в мире технологий, в глобальной экономике и общественном развитии, поднимают необходимость обучения на совершенно другой уровень. Ведь мы уже вошли в новую экономическую реальность, когда для того, чтобы иметь хорошую работу, человеку недостаточно один раз получить диплом. Теперь, для того, чтобы держаться на плаву, учиться придется, фактически, всю жизнь.
Роман Комыза
Сооснователь и председатель совета Центра экономической интеграции и устойчивого развития

кар.jpg