«Восточный экспресс»: 6 уроков Украине, как повторить корейское «индустриальное чудо»

«Цветущая Корея, или Весенний праздник Чеджу», современная корейская живопись
2669
«Цветущая Корея, или Весенний праздник Чеджу», современная корейская живопись

Как пройти путь от аграрной страны без малейшей технологической базы к мощному промышленному гиганту и инновационной экономике, Украине следует поучиться у Южной Кореи.

Уникальность этого опыта заключается в том, что выйти на этот путь страна смогла после военного конфликта 1950-1953 гг. И это первый аргумент, почему стоит поучиться у этой страны. Как и в современной Украине, послевоенная Корея испытывала острый инвестиционный голод. Поэтому ставку на первых этапах было сделано не в пользу привлечения прямых иностранных инвестиций, а через механизмы обратного инжиниринга, имитации инноваций, производства комплектующих и приобретения иностранных лицензий. Кроме чисто экономической выгоды, они, таким образом, обеспечили подготовку и повышение квалификации собственной рабочей силы. Использование иностранных технологий жестко регламентировалось, и было сфокусировано на потребностях стратегических отраслей. Вместе с этим, зеленый свет был дан импорту капитальных товаров и заводов "под ключ".

Локомотивами развития стали частные конгломераты (чеболи). В свете неразвитой инфраструктуры, дефицита на рынках капитала, квалифицированной рабочей силы и технологий, они взяли на себя расходы и риски внедрения сложных технологий и их дальнейшего развития. Результатом стало создание мощностей мирового уровня, а также собственных брендов и сетей сбыта.

Наравне с постепенной либерализацией режима иностранного инвестирования в 1980-х гг, в Корее был создан ряд индустриальных парков (так называемых «зон иностранного инвестирования). Специально для них ввели налоговые льготы и скидки, ослабление административного регулирования, снижение арендной платы, сокращение лизинговых затрат на землю для строительства заводов. Также для иностранных инвесторов ввели денежные гранты для реализации проектов, способствующих развитию научно-исследовательского потенциала Кореи и развитию национальных высокотехнологичных производств.

Такая политика позволила Корее в период с 1960 по 2015 гг. увеличить ВВП на душу населения с 110 до 27440 дол. (непосредственно ВВП – с 3,9 млрд. до 1400 млрд. дол.), товарный экспорт – с 32 млн. до 526 млрд. дол., импорт – с 344 млн. до 436 млрд. дол. Вместе с этим за последние 25 лет доля высокотехнологичных товаров в корейском экспорте выросла с 18 до 27%. Более «человечные» цифры – с 1960 года численность населения возросла вдвое – с 25 до 50 млн. чел., а продолжительность жизни – с 53 до 82 лет.

До сих пор страна продолжает политику поддержки промышленного развития. Более того, концепция финансовой поддержки со стороны правительства трансформировалась из обычного кредитования стратегических отраслей в активную инвестиционную политику, направленную на развитие креативной экономики. Для содействия этому создан научно-производственный комплекс «Технопарк» – специальная зона для венчурных компаний. Правительство начало реализовывать политику полной финансовой поддержки – ее логика очень проста: если хотя бы один человек является владельцем венчурной фирмы, государство финансирует R&D и берет расходы, связанные с оплатой арендованных помещений.

Поствоенный современный корейский опыт показателен для Украины, особенно в свете значения промышленной политики в экономике. Конечно, слепо копировать без учета местных особенностей неправильно. Поэтому с учетом «украинского материала» корейские рецепты индустриализации, по моему мнению, должны учитывать минимум 6 задач:

1. Довести до логического решения вопрос о назначении ответственного лица за развитие промышленности на уровне заместителя министра МЭРТ и начало полноценного функционирования профильного департамента министерства;

2. Инвентаризация технологий – организация комплексного аудита существующих технологий и создание соответствующего государственного фонда нематериальных активов. На первом этапе он должен предупредить неподконтрольный отток технологий за границу;

3. Анализ промышленного «правового поля», который должен включать разработку закона «О промышленной политике», пересмотр отраслевых программ развития промышленности, в частности авиастроения, судостроения, космической, энергетической отраслей, военно-промышленного комплекса, инфраструктуры и т.д.;

4. Формирование государственного заказа для стимулирования внутреннего спроса на промышленную продукцию;

5. Законодательное совершенствование практики создания и функционирования индустриальных парков. Стимулирование на государственном уровне привлечения иностранных инвестиционных проектов на базе индустриальных парков.

6. Создание полноценного экспортно-кредитного агентства для страхования и гарантирования экспортных контрактов, а также частичной компенсации процентных ставок по кредитам и стоимости страховых полисов (за счет госбюджета, госгарантий, международной финансовой помощи).

Эти шаги – минимально необходимый набор для промышленной реанимации. Пока на стадии рассмотрения парламентом и Кабмином вопросы создания индустриальных парков и экспортно-кредитного агентства. И насколько удастся с ними справиться – покажет, есть ли задел у власти для дальнейших шагов. Опыт поствоенной Кореи и Германии показал, что вернуться на путь развития после активных военных действий можно даже через 5 лет. Не вижу причин, почему нам не повторить этот опыт.