Стареющие «чикагские мальчики»

Стареющие «чикагские мальчики»
4269

Почему приход чикагских мальчиков в Украину для перспектив государства страшней агрессии России

Американский экономист Артур Лаффер (на фото) стал новым советником министра финансов Украины. Некоторые комментаторы стали даже пророчить его в нового вице-премьера ответственного за экономические реформы. Лаффер, известный как один из “чикагских мальчиков”, во главе с Нобелевским лауреатом Милтоном Фридманом, были фактическими авторами «чилийских шоковых реформ» времен диктатора Аугусто Пиночета. Позднее Лаффер был советником Рейгана и Тетчер.

Сейчас в Украине снова, как в начале 90-ых, очень модно говорить об успехе чилийских, грузинских и прочих суперлиберальных реформ. 

Давайте же глянем, чего на самом деле добились либералы в Чили и сравним их успехи с реформаторами Республики Кореи. 

До начала 70-ых годов Чили явно по всем экономическим и социальным показателям превосходила Южную Корею — беднейшую страну Азии.

Во время Второй мировой войны, страны Латинской Америки оказались в уникальной ситуации — Европу — традиционный рынок импортера их сырья и источник экспортера продукции, охватил пожар войны: спрос и предложение упало, а морская война фактически ввела блокаду и не дала США в полной мере занять освободившуюся нишу. Торговля континента с миром была почти парализована. Согласно всем либеральным теориям это должно было вызвать глубочайший кризис и паралич экономики. На деле же получилась обратная ситуация — местный бизнес, лишившись сильных заморских конкурентов, стал вкладывать в переработку сырья и развивать местное производство. Два послевоенных десятилетия — вплоть до 1972 года в Чили все время рос реальный ВВП (в среднем на 5% в год). ВВП на душу населения вырос за 22 года на 45% и в 1972 году составлял 5126 долларов США. В тоже время к концу правления Пиночета в 1990 году он вырос только на 17% до 6147 долларов США. За тот же самый период, другой антикоммунистический режим —Южная Корея — сумел увеличить реальный ВВП в более чем 10 раз, а подушевный в 3,5 раза и достиг в 1990 году 9952 доллара США (все цифры в этом абзаце в пересчете на цены 1996 года). 

Чили и Республика Корея — это два самых наглядных примера ошибочности либеральной теории свободной торговли. В обоих странах почти одновременно начались экономические преобразования. Обе страны в 70-80-ые были образцом антикоммунизма. Но то, насколько разные получились результаты просто поражает. Средняя зарплата в Чили после уплаты налогов, сейчас в чуть больше 300 евро, в Республики Корея — свыше 2600 евро. В Корее производят авианосцы и газовые терминалы, смартфоны и автомобили, чипы и микросхемы: Samsung, Hyundai, LG, Daewoo, Kia и еще несколько десятков производственных корпораций мирового имени. А что вы знаете чилийское кроме дешевых вин? 

Все «чилийское чудо» зиждется на экспорте цветных металлов и в первую очередь меди. Влиять на биржевую цену, которой производитель практически не может. Ради обеспечения добычи и беспошлинного вывоза сырья фактически и был произведен и переворот, и все последующие реформы, обнулившие пошлины. Чилийская промышленность за 20 лет «реформ» ужалась на 6%, в то время как южнокорейская выросла в 15 раз. И, если львиную часть чилийского ВВП формирует добыча и экспорт полезных ископаемых, то в Южной Кореи уже в с 80-ых высокотехнологичное производство. 

Генерал Пиночет и его соратники никогда не признавали, что совершили военный переворот — они подчеркивали, что победили в короткой гражданской войне «марксискую чуму». Норвежский профессор Эрик Райнерт заметил, что «Чили — это та страна в которой в гражданской войне победили южане-конфидераты». Имея в виду, иллюзию на гражданскую войну в США середины XIX века. Тогда основу экономики США составляли плантационное сельское хозяйство на Юге и нарождающаяся промышленность на Севере. Гражданскую войну в США развязали не за свободу рабов, как с советских времен пишут наши учебники. Спор вызвали стратегические вопросы развития страны: расширение прав штатов, что позволило бы плантаторам контролировать собственные дела; федеральное налогообложение (южане не хотели платить налоги на развитие промышленной инфраструктуры). Но самое главное – свобода внешней торговли, которая была выгодна южным плантаторам – экспортерам сельхозсырья, чтобы без пошлин продавать свои товары за рубеж на переработку и беспошлинно импортировать промышленную продукцию (от плугов и косилок до предметов роскоши). Северяне, победив в этой войне, полностью сменили экономическую систему в угоду северному промышленному капиталу — хлопок пошел на переработку к ним, а не за океан; импорт дешевой и качественной европейской продукции ограничили заградительные пошлины. Менее чем за поколение США стали мировой индустриальной державой. 

В Чили же все случилось наоборот. После прихода к власти Пиночета по совету либералов А.Лаффера и М.Фридмана были обнулены пошлины, полностью либерализован рынок труда, приватизированы иностранными инвесторами главные предприятия. В результате простые чилийцы стали еще беднее, чем до реформ, показатели развития инфраструктуры упали на 40%, выиграли же только крупные транснациональные корпорации, которые через подконтрольные СМИ создали миф об успехах реформ. В 90-ых эти реформы копировал Аркадий Гайдар в России, позже Саакашвили в Грузии.

В тоже время за тот же период Южная Корея все делала с точностью наоборот: 

• национализировала все банки, 
• создала плановую экономику — четко указывая, что какая частная промышленная группа должна производить,
• закрыла местный рынок для иностранных инвесторов (вплоть до конца 90-ых годов), и сейчас львиная доля иностранных инвестиций просто кредиты,
• массово кредитовала промышленные группы под символические годовые,
• ввела заградительные пошлины, как на вывоз сырья, так и на ввоз готовой продукции, 
• компенсировала местным промышленникам приобретение иностранных патентов и технологий,
• создала олигархию — всю экономику разделили между 30-тю предприятиями: чеболями, которым была гарантирована защита от конкуренции,
• установила высокие налоги и постоянно повышала минимальную заработную плату и социальные требования. 

В результате сейчас Южная Корея стартовавшая с позиций намного хуже Чилийских (а тем более современных украинских) одна из самых крупных экономик мира — 13-ая по объему ВВП, 10-тая по средней заработной плате, 12-ая в рейтинге по индексу человеческого развития, 4-ая по количеству патентов и 1-ая по международному инновационному индексу. Одновременно в стране выросла новая ответственная элита, чьи задачи полностью совпадают с интересами Родины. Она зарабатывает и инвестирует в Корее, не вывозя наследников и капиталы в Майами (как латиноамериканская) или Лондон (как СНГшная). Уже упомянутый Рейнарт объясняет это постоянной угрозой вторжения с севера, которому Республика Корея сможет сопротивляться, только если крепкая экономика позволит содержать сильную современную армию, а простой народ довольный жизнью встанет на защиту Родины и элиты. 

То, что несут либеральные рецепты чикагской экономической школы во всех без исключения странах, применения вели только к уничтожению местной промышленности и крупного бизнеса (в угоду транснациональным компаниям), и как результат еще большему обнищанию населения. Вспомним американский урок и зададим себе вопрос: неужели Украина положила тысячи молодых достойных лучшего голов в войне на Востоке, чтобы в результате победившие «плантаторы Юга» тащили страну в «третий мир» под руководством стареющих «чикагских мальчиков», провалившихся везде до этого? Хотя, возможно, они вовсе не провалили реформы — просто у задач этих реформ не было ничего общего с развитием местного бизнеса и улучшением жизни населения страны. 
Последние новости: