Залечь на дно в Киеве: опыт Миклоша, экс-министра финансов Словакии

Виллем ван дер Влиет, «Аллегория», 1627
7615
Виллем ван дер Влиет, «Аллегория», 1627
На днях Иван Миклош, экс-министр финансов словацкого правительства, порадовал своих читателей колонкой. Называлась она так: «Как победить дракона: пару советов по борьбе с олигархами». Говорим мы о ней потому, собственно, что автор этой инструкции сопредседательствует в стратегической группе советников премьер-министра и правительства Украины. В тексте г-н Миклош обличает украинских коррупционеров и дает советы по борьбе с этим явлением. Все правильно, коррумпированность украинских чиновников ни у кого не вызывает сомнения. Только из уст г-на Миклоша звучит этот факт как-то не очень убедительно. В походе против украинских олигархов словацкий чиновник как бы забывает о своей «борьбе за права и интересы» работников словацкого государственного аэропорта. Приватизацию госпредприятия он отстаивал вместе с министром транспорта Прокоповичем в правительстве Дзуринды. Тот кейс пристально рассматривался словацкой Фемидой ввиду того, что в материалах «Гориллы» (слив информации, аналогичный пленкам Мельниченко) утверждается факт связи Миклоша с компанией Penta. Она боролась тогда за приватизацию госсобственности. Миклош, и другие фигуранты скандала свою причастность отрицали. Но есть важная деталь: документы, которые могли бы пролить свет на тендеры 2005-2006 годов, подозрительным образом исчезли из реестров

Без преувеличения вклад Ивана Миклоша и тогдашнего премьера Дзуринды в реформирование словацкой экономики существенен и был по достоинству оценен европейскими институциями, принявшими Словакию в ЕС. При этом следует понимать, что фигура Миклоша не лишена такого знакомого нам по доморощенным дельцам от политики флера приближенности к большому бизнесу. Оппозиционные к Миклошу политики в разное время рассматривали возможность причастности реформатора к получению откатов провластной партией при приватизации государственных компаний. В то время Миклошу удалось избежать уголовного преследования, но оппозиционные к его партии словацкие политические деятели настаивают на том, что даже если имело место молчаливое невмешательство и прямых доказательств не было, то Миклошу следовало бы уйти из морально-этических соображений. Вот он и ушел. Но не из политики, а в соседнее государство, как заслуженный реформатор. Скандал, связанный с выходом материалов «Горилла», был одной из причин отставки правительства, в котором трудился Миклош. А название компании Пента, которая была бенефициаром по многим приватизационным сделкам, у словацкого бизнеса и политической среды прочно связано с именем Миклоша и Дзуринды.

К слову, само расследование продвигается крайне медленно. Ключевые фигуранты не могут быть заслушаны в течении уже более чем четырех лет. Вот и выходят словацкие майдановцы на очередную годовщину их «Гориллы», и боль народная неутихающая отзывается эхом в сердцах покинувших страну словацких реформаторов. Примечательны отзывы о наших западных реформаторах на словацких сайтах. Пишут соскучившиеся словаки о том, что неплохо было бы в Киев автобусный тур организовать, приехать группой активистов, объяснить доступно украинцам про их «Гориллу» уже на киевском Майдане. Неизвестно, приедут ли они, но, похоже, что Миклош готовит в случае удачной конъюнктуры новый заход в словацкую политику после почетных реформаторских подвигов в Украине. Он создал центр MESA 10, разрабатывающий видение реформы образования в Словакии.

Вернется ли он на родину — не очень интересно. Следует наблюдать и оценивать его так же внимательно, как и украинских политиков. И когда он говорит о том, что именно его действия приведут к устранению власти олигархов в Украине, надо посмотреть, как именно он работал с местными олигархами в Словакии. К сожалению, в Украине за три года никто не удосужился почитать открытые источники, и узнать, что же думают о реформаторе в родной стране.

В целом следует трезво оценивать, что любой иностранный политик независимо от того, с какой стороны — западной или восточной он прибыл, является носителем своей уникальной повестки, миссии и задач. В отличие от украинской перепуганно-постсовковой дипломатии, которая в экономической сфере работает не для исполнения интересов Украины, а по принципу «чего изволите», любой представитель другой страны, облеченный официальными полномочиями или прибывший в качестве эксперта, работает на позитивный результат своего государства или межгосударственного объединения.

Сложно не заметить то упорство, с которым Миклош борется против любых попыток организовать реиндустриализацию в Украине, наладить местное производство или простимулировать экспорт – тренды, которые неоспоримо являются главными сегодня в мире. Я уже писал о том, что автопром в Словакии во многом обязан своим успехом Ивану Миклошу, и сегодня главная проблема этой отрасли в том, что не хватает кадров. Поэтому поток молодых квалифицированных эмигрантов из Украины, связанный с отсутствием возможности трудоустройства, частично оседает и в родной ему Словакии. И поверьте, это нормально. Правда, с точки зрения Словакии.

Для Украины в некоторых случаях деятельность иностранных консультантов внешне безвредна, но дарит обществу ложные надежды и создает позитивный фон «движения в Европу» и «активных реформ». Очень часто пришлые реформаторы, овеянные ореолом европейских достижений, выполняют банальную роль прагматичных лоббистов. Старая колониальная, еще со времен российской и советской империи, традиция в том, что все пришедшее с Запада, по умолчанию воспринимается нами как нечто не подлежащее сомнению, приобщающее нас, неумелых, к подлинным ценностям. Но реформаторы реформаторам рознь, несмотря на хорошие костюмы и располагающие нотки профессионализма в голосах.
Последние новости: