Труд пруди

Труд пруди
305
Никто уже не сомневается, что Украина может похвастать едва ли не самым лучшим кадровым потенциалом в Европе.

Недаром отечественные трудовые мигранты высоко ценятся на Западе, куда они выезжают в поисках лучшей доли.

Украинские специалисты способны удивить потенциального работодателя высокой квалификацией и мотивацией,

готовностью к изменениям и желанием работать, куда бы ни забросила их эмигрантская или гастарбайтерская судьба (в 2012 г. из Украины выехали 1,2 млн трудовых мигрантов).

Они бы с радостью оставались дома, но экономическая ситуация в родных краях далека от идеала: велики опасения остаться за бортом надолго.

Отечественный рынок труда пока не может удовлетворить имеющиеся запросы трудоспособного населения (см. “Численность...” на стр.29).

Хотя, если присмотреться, то и в Украине трудолюбивым гражданам есть чем заняться. Было бы желание.

Точки роста
Резкий прирост количества вакансий в сфере торговли стал главным трендом этой осени: по последним аналитическим данным карьерного портала rabota.ua (г.Киев; с 2000 г.; 50 чел.), на эту сферу пришлось 12% всех предложений работы.

Все хотят заполучить классных продавцов, способных, как говорится, продать шампунь даже лысым.

Лидерами “поиска” становятся менеджеры по продаже, интернет-маркетингу, торговые представители всевозможных уровней и направлений, продавцы-консультанты”,

 — говорит Мария Локтинова, управляющий партнер компании H-Art (г.Киев; управленческий и кадровый консалтинг; с 2007 г.; 22 чел.).

Что вполне объяснимо в связи со снижением оборотов. В дальнейшем эксперты прогнозируют только активизацию спроса на продавцов.

Несмотря ни на что, в украинской экономике традиционно растет спрос на IT-специалистов. При этом борьба за квалифицированные кадры привела к тому,

что ведущие отечественные IT-компании почти сравняли свои предложения по заработным платам и компенсациям.

Бесплатные сникерсы и соки в холодильнике для работников таких компаний стали уже не приятным сюрпризом, а нормой. Как и свободный рабочий график, медицинское страхование и т.п.”, — отмечает г-жа Локтинова.

Да и в развитие ценных специалистов работодатели инвестируют с не меньшим рвением, поэтому потенциал действительно огромен:

по уровню квалификации наши “айтишники” зачастую не уступают европейским и американским специалистам.

Отметим: в этом году украинское правительство совместно с представителями IT-компаний приступило к разработке планов по созданию до 2020 г. около 100 тыс. новых рабочих мест в IT-сфере.

В связи с этим, по словам Дмитрия Шимкива, заместителя главы Администрации Президента,

Украина рассчитывает получить более $10 млрд от экспорта IT-услуг в США и ЕС, для чего готова инвестировать $1 млрд в расширение и модернизацию образовательной системы.

И хотя эксперты не склонны преувеличивать возможности Украины в части реализации столь грандиозных планов,

определенные идеи относительно того, как приблизиться к заветной мечте, все же есть.

Сейчас в отрасли трудятся, по некоторым оценкам, примерно 200 тыс.чел. Из них около 20% — высококвалифицированные сертифицированные специалисты, создающие конкурентоспособную экспортно-ориентированную продукцию.

Тем не менее мы пока проигрываем в конкурентной борьбе другой стране — поставщику IT-аутсорсинга — Индии.

Единственный недостаток украинских программистов по сравнению с индийскими состоит в невысоком уровне владения английским языком.

Предполагается, что если буквально со следующего учебного года начать менять учебные планы для IT-специальностей,

перераспределяя 25-30% учебного времени в пользу изучения английского, то разговорный английский у выпускников будет не хуже, чем у индусов.

А с учетом того, что сейчас Украина занимает четвертое место в мире по количеству сертифицированных IT-специалистов после США,

России и Индии, конкуренцию в этой отрасли в глобальном масштабе мы сможем выиграть, как минимум, у ближайшей соперницы.

В 2013 г. Украина уже улучшила свои позиции в рейтинге развития информационных и коммуникационных технологий Международного союза электросвязи ООН, поднявшись на 68-е место.

По оценкам Всемирного банка, к 2015 г. Украина может занять шестое место в мире по объему IT-экспорта.

Но не только IT-специалисты нынче в большом почете. Растет также спрос на узкопрофильных топ-менеджеров в сферах производства и ритейла

 (здесь речь идет об операционных директорах, директорах по логистике, категорийных менеджерах).

По-прежнему наши вузы в основном игнорируют потребности и запросы коммерческого сектора, что, в свою очередь, порождает дефицит высококвалифицированных кадров.

В результате компании вынуждены тратить деньги на обучение, тренинги, стажировки
”, — говорит Анд­рей Кривокорытов, генеральный директор компании Brain Source International (г.Киев; подбор руководителей высшего и среднего звеньев; с 1999 г.; более 30 чел.).

Новое поколение выбирает
Если говорить о человеческих ресурсах в целом, то эксперты утверждают, что отечественные специалисты в большинстве своем готовы учиться и переучиваться,

если их квалификация не соответствует занимаемой должности.

Опрошенные порталом rabota.ua украинские директора по управлению персоналом отмечают, что в среднем количество отказов сотрудников от дальнейшего обучения и повышения квалификации в компаниях не превышает 4%.

При этом украинцы достаточно быстро обучаются, адаптируются к изменениям, реорганизациям и модернизации предприятия (не принимают изменений и покидают компанию в среднем 12% сотрудников).

Что касается перечня востребованных профессий, то под влиянием выбранного Украиной инновационного курса в течение ближайшего десятилетия ожидаются довольно серьезные его изменения.

И это уже сейчас стоит учитывать при разработке стратегических планов как бизнесу, так и государству в лице системы образования (см. “Профессии...” на стр.28).

Из примечательных факторов роста в прошлом году аналитики портала rabota.ua также отметили рост количества актуальных вакансий,

размещенных в рубрике “Культура — шоу-бизнес”: в течение зимы их стало больше на 38%.

Наиболее востребованы специалисты, занимающиеся организацией мероприятий (41% всех вакансий).

В этом году в августе, по сравнению с июлем, спрос в сфере культуры, шоу-бизнеса и развлечений вырос на 16%.

Заметим: это сразу же сказалось на количестве и качестве организуемых в Украине культурологических мероприятий.

Несмотря на боевые действия на востоке Украины, общество проявляет интерес к разнообразным культурным акциям, повышающим общий фон патриотических и социально мобилизующих настроений.

В это сложное время государство не только не отказалось от проведения традиционных фестивалей искусства, таких как “ГогольFest”, Koktebel Jazz Festival, но и содействует появлению новых культурологических форматов.

В частности, в октябре в Киеве будет реализован культурологический социальный проект “КОД — культура, образование, духовность”,

направленный на повышение интеллектуально-культурного уровня нового поколения Украины, “рожденного” “Революцией достоинства”.

Все — на учениях
Украина традиционно гордится высоким уровнем образованности граждан. Осталось только дать людям шанс воспользоваться знаниями с пользой для себя и для Родины.

В 2013 г. у нас в стране насчитывалось более 325 государственных и коммунальных вузов ІІІ-IV уровней аккредитации, а после 2010 г. ежегодно выпускались примерно 500 тысяч дипломированных специалистов.

Согласно переписи населения, на протяжении последних 60 лет количество граждан, имеющих полное высшее образование, в Украине увеличилось почти в восемь раз.

Вследствие этого важнейшей проблемой в государственной образовательной политике остается влияние все большего предложения высококвалифицированной рабочей силы на уровень оплаты труда.

При прочих равных условиях рост предложения таких работников должен приводить к снижению уровня их зарплат, что мы и наблюдаем в последнее время в Украине.

Избежать проблем, связанных с обесцениванием высшего образования как такового, возможно с изменением экономической конъюнктуры,

когда экономический подъем формирует, соответственно, и увеличение потребности в специалистах с высшим образованием.

Вместе с тем функциональная несогласованность рынка образовательных услуг и рынка труда приводит к тому, что подготовленные специалисты остаются невостребованными.

Возникает феномен “избыточности образования”, когда работники с высокой формальной подготовкой выполняют низко­квалифицированную работу,

что свидетельствует либо о низком качестве образования, либо о нерациональном использовании труда.

Согласно мониторинговому исследованию Института социологии НАН Украины “Украинское общество”,

лишь 54% опрошенных работают по специальности, 32% признают, что их текущая работа не соответствует их образовательно-профессиональному уровню.

В городах с населением более 250 тыс.чел. 22% опрошенных отмечают, что для выполнения их работы образование вообще не нужно, а 20% хватило бы нескольких недель или месяцев для переподготовки.

К сожалению, средний возраст работников сферы материального производства в Украине, по данным Национального института стратегических исследований (г.Киев; с 1992 г.; 18 отделов), сейчас составляет 55 лет.

То есть производство до сих пор эксплуатирует трудовой потенциал, сформированный в основном еще в советское время.

Переподготовку (повышение квалификации) работники в Украине проходят в среднем раз в 13-15 лет (в развитых странах — раз в три-пять лет),

и при условии сохранения указанных тенденций в 2015 г. национальный рынок труда будет обеспечен квалифицированными кадрами на 35-40%.

Заказник

В Украине государство пытается прогнозировать и “заказывать” необходимое количество специалистов в каждой сфере.

Всего в этом году на финансирование обучения запланировано потратить на 185 млн грн., или на 1%, больше, чем в 2013 г., когда уровень финансирования государственного заказа достиг показателей 2010 г. — периода,

который предшествовал значительному сокращению объема государственных средств, выделяемых на подготовку кадров, ввиду наличия демографической ямы.

Наибольшее количество бюджетных мест выделяется сейчас инженерным и производственным специальностям:

на протяжении последних шести лет их доля в общей структуре госзаказа, по данным Центра исследования общества, держится на уровне 35%.

Частично неэффективность такого прогнозирования, как и деятельности сектора высшего образования, может проиллюстрировать экономическая активность населения.

Согласно официальной статистике, по состоянию на 2012 г. в Украине было 1,6 млн безработных.

Из них 32,5% высвобождены по экономическим причинам, еще 17,1% — после завершения обучения.

То есть столько людей не могут найти работу ввиду структурных дисбалансов на рынках труда и образования.

Как следствие, Украина становится поставщиком человеческих ресурсов для зарубежных рынков, в частности для стран Западной Европы.

При динамичном развитии экономики в планировании подготовки студентов нужно ориентироваться на качество, а не количество специалистов определенной категории.

Для решения проблемы специалисты Лондонской школы экономики предлагают фокусироваться на фундаментальных специальностях,

позволяющих выпускникам быть более гибкими при выборе будущей профессии.

Принятый в июле текущего года новый Закон “О высшем образовании” предусматривает постепенное изменение системы распределения государственного заказа и введение с 2016 г. некоторых элементов так называемого подхода “деньги следуют за студентом”.

 В долгосрочной перспективе подобная система подготовки кадров так или иначе поспособствует повышению качества работы системы образования и перераспределению приоритетов в выборе профессиональных сфер.

Эксперты советуют оставить систему государственного заказа только в тех учебных заведениях, которые готовят специалистов для оказания услуг государства.

Речь идет прежде всего об учителях, врачах, кадрах для силовых структур. Для подготовки необходимого количества таких специалистов государство может задействовать механизмы сбора данных и точно спрогнозировать потребность в них.

В других отраслях прогнозирование потребностей рынка труда является малоэффективным и приводит к напрасным расходам государственных средств.

Рабочий движок
Что касается системы профессионально-технического образования (ПТО), то вынуждены констатировать: без глубоких реформ здесь не обойтись (см. статью "Злокачественное образование").

Концепция государственной программы развития ПТО, принятая распоряжением Кабмина в 2010 г., предполагает на 2011-2015 гг. финансирование в объеме 3,5 млрд грн.

Эти средства планируется направить на развитие сети новых учебных заведений и их материально-техническое обеспечение.

Хотя реализацию проекта стоило бы начинать с обеспечения системы новыми педагогами. Необходима децентрализация ПТО и активное привлечение работодателей к формированию учебных планов, стандартов и финансированию программ.

Как это делается, например, в Великобритании, Дании, Франции, где работодатели, стимулируемые государством, принимают непосредственное участие в профессиональной подготовке рабочих кадров для себя и для экономики в целом.

Блиц-интервью
“Стагнация и война — это время говорить о людях и о будущем”, —
считает Анна Власова, основатель и директор Школы HRM (г.Киев; с 2003 г.)

— Каким вы видите развитие общей ситуации в стране?

— После войн, стагнации всегда следует подъем, и только люди могут его обеспечить. Недавно была в Администрации Президента.

В одном из кабинетов висела карта Донецкой области, где сейчас идут боевые действия. Но говорили мы вовсе не о войне, а о людях и будущем развитии.

Мы ведь останемся и будем восстанавливать инфраструктуру с теми, о ком позаботимся сегодня.

И если о выпускниках и ключевых специалистах не подумать сейчас, то когда война закончится и откроются границы, мы этих людей просто потеряем.

— Что же нужно сделать незамедлительно?

— Сейчас каждый должен действовать на своем уровне: корпорации — поддерживать и помогать своим специалистам пережить непростые времена,

государство — пересматривать кадровые и производственные стратегии.

— А давайте прямо сейчас попробуем сформулировать эту стратегию.

— Да пожалуйста! Мне кажется, мы должны строить стратегию на четырех столпах. Украина — уникальная страна, с точки зрения земельного фонда.

Весь мир, около 80% населения Земли, ест синтетическую пищу. Но 20% из 7 млрд чел. хотят питаться натуральными продуктами. Вот он, наш потребитель.

Наше сельское хозяйство может дать эти продукты (см. стр.44, 45. — Ред.). Это первая сфера, в которой мы могли бы стать ведущими. Вторая — цветная металлургия.

В нашей стране для ее развития есть все: вода, энергия, руды. Третья — интеллектуальные ресурсы.

У нас, украинцев, по признанию мирового сообщества, мозги уникальные, гибкие — образно говоря, прошедшие “совок”, бардак и теперь впитывающие все новое с неимоверной скоростью.

Так что в IT-сфере у нас большие перспективы. Причем IT и сельское хозяйство могут дать невероятную синергию.

Представьте, если обеспечить сельхозотрасль новейшей системой логистики и учета урожая, ни одно же зернышко не пропадет!

Еще одна перспективная сфера — фармацевтика. А еще необходим туризм (см. стр.46, 47. — Ред.). Но не столько для заработка на отдыхающих, сколько для повышения имиджа страны.

— Наша система образования готова поддержать подобную стратегию развития?

— Учитывая косность системы в целом, я даже не хочу эту тему поднимать. Честно говоря, я бы оставила бюджетное финансирование только тем вузам, которые обеспечивали бы человеческим ресурсом упомянутые стратегические отрасли.

Всех остальных отправила бы на вольные хлеба, на конкурентный рынок. Теперь о самой системе обучения.

Необходим принципиально иной подход к процессу обучения. Наши вузы абсолютно не учат ответственности и самостоятельности. Приведу наглядный пример.

Моя дочь училась в Англии, и в вузе, и в бизнес-школе. В первые же дни занятий им задали написать эссе, которое нигде не спишешь, а потом тщательно анализировали все вместе.

Так учат четко формулировать мысль, глубоко анализировать и нести ответственность за сказанное. В результате выпускник может работать где угодно, в любой отрасли.

Наша же система образования этому не способствует абсолютно.

— Но ведь не все хотят работать в сельском хозяйстве, сфере информационных технологий, фармацевтике, металлургии.

Мы же не можем заставить всех идти в профильные университеты, чтобы обеспечить стране нужный кадровый потенциал.


— А заставлять и не надо. Нужно менять систему обучения, начиная с младшей школы. В Канаде, например, первые три года в школе детей не учат математике, чтению и т.п.

Их знакомят с миром вещей, прививают любовь к людям, стране, государству. Далее популяризируют знания и присматриваются к профильным интересам.

Дальнейшая капитализация человеческих ресурсов увеличивается благодаря индивидуальному образованию. На этот опыт нам и придется ориентироваться.

Блиц-Интервью
“Реформа высшей школы позволит выпускать более конкурентоспособных специалистов”,
считает Егор Стадный (26), руководитель образовательных программ Центра исследования общества (г.Киев; с 2009 г.; 15 чел.)

— Что, на ваш взгляд, препятствует подготовке специалистов в соответствии с запросами рынка труда?

— От Советского Союза нам в наследство осталась система госзаказа на подготовку кадров, которая предполагала запрос от предприятий на обучение тех или иных специалистов и дальнейшее распределение заказа и бюджетного финансирования между вузами.

Уже давно не существует ни плановой экономики, ни распределения выпускников на производство,

однако система, по которой государство финансирует подготовку специалистов в высших учебных заведениях, продолжает функционировать по старинке, абсолютно не обеспечивая современные потребности.

При этом работодатели, которые и должны, по идее, быть главными заказчиками, признают, что не могут спрогнозировать стратегическую потребность в персонале.

 Единственное, на что они могут ориентироваться в своих запросах к государству, — это на производственные мощности бизнеса и пенсионный возраст имеющихся работников.

Все остальное — это или очень рискованное прогнозирование в условиях Украины, или недоступно рядовому работодателю.

К тому же государство до сих пор не определило собственные приоритеты в сфере международной кооперации труда и, соответственно, не может сориентировать бизнес.

Мы не знаем, на чем Украина может специализироваться в глобальном масштабе. Вот и получаем госзаказ, не совпадающий ни с реальными потребностями рынка, ни со стратегической направленностью страны в целом.

Добавьте к этому непонимание обществом роли высшего образования, и получим чудную картину дисбаланса.

— А в чем общество-то виновато?

— Посмотрите на перечень специальностей, на которые ежегодно идет больше всего контрактников, — это обществоведение и гуманитарные науки: политология, социология, обществоведение, право, экономика и услуги.

 Это означает, что как бы государство ни пыталось с помощью госзаказа корректировать выпуск специалистов, оно все равно не сможет этого сделать, потому что контрактники решают по-своему.

Сейчас в сфере IT и инженерии у нас количество бюджетных мест превышает количество контрактных, но это абсолютно не помогает переориентировать людей на обучение нужным для страны специальностям.

У нас очень часто идут в вузы, не понимая, зачем это надо. Тут оказывают давление ажиотаж в обществе (установки непрестижности) и рынок труда (абсурдные требования к работникам об обязательности высшего образования).

Родители толкают детей в вузы по принципу “лишь бы диплом вуза и лишь бы на бюджет”. Совершенно не учитываются ни профессиональные стремления, ни целесообразность того или иного уровня профессиональной подготовки.

Соответственно, диплом о высшем образовании обесценивается. Происходит так называемая инфляция высшего образования.

У нас, к сожалению, динамика этой инфляции перешла все допустимые границы.

— Возможно, в сложившейся экономической ситуации люди просто не могут себе позволить оплачивать обучение?

— Проблема не столько в деньгах, сколько в том, что в нашем обществе люди не видят себя без высшего образования. Соответственно, вузы преувеличивают его значимость.

Пять-шесть лет человек непонятно чему учится, выходит на рынок труда, а там ему говорят: нам таких не надо, у вас завышенные запросы.

Необходимо держать курс на профилизацию средней школы. Если два-три последних года школа будет обеспечивать профильное обучение, страна получит более сознательных выпускников и абитуриентов.

При этом надо уходить от узкой специализации. Посмотрите: ни в одной стране нет нормативного перечня из 149 специальностей, как у нас.

Да, кстати, если присмотреться к этому перечню, то можно заметить, что в нашем обществе распространены специальности, которые, по сути, направлены на развитие средств потребления, а не средств производства.

Это обусловлено тем, что университеты не имеют технических парков, лабораторий, где студенты, обучаясь, по ходу изобретали бы новые средства производства и технологии.

А так имеем сплошную “теоретизацию” образования. Соответственно, в этих условиях новые технологии практически не генерируются. За редким исключением, конечно.

Тут большой вопрос, как должно строиться взаимодействие с работодателями, которые говорят, что система образования не дает им квалифицированных специалистов.

В хороших зарубежных университетах подготовка специалистов происходит в том числе при участии работодателей в научных и технологических разработках.

Схема такова: бизнес финансирует новые разработки, разработками занимаются в лабораториях университетов,

затем результаты исследований включаются в учебные программы, после чего из университетов выходят специалисты, способные реализовать эти разработки в виде тех же коммерческих проектов.

Только так можно создать системное квалификационное опережение в подготовке кадров, на которое так уповают отечественные работодатели.

— Реформа высшего образования позволит нам приблизиться к этой схеме обучения?

— На это, собственно, и рассчитываем. В любом случае реформа высшей школы позволит упорядочить структуру и выпускать более конкурентоспособных специалистов.

Согласно новому Закону о высшем образовании, вступившему в силу в начале сентября, украинские университеты смогут создавать фонды стабильного развития, где будут аккумулироваться активы: пожертвования, спонсорская помощь и т.д.

А благодаря дивидендам от этих активов университет сможет нарастить технологические и научные “мускулы” в виде собственных технопарков.

Инвесторам, собирающимся открывать в Украине производственные мощности, в том числе и отечественным, я бы рекомендовал сразу идти в бизнес-инкубаторы университетов и финансировать через них подготовку специалистов.

— В каком направлении Украина могла бы себя наилучшим образом реализовать на глобальном рынке труда?

— В сфере информационных технологий, безусловно. К тому же мы аграрная страна, и для нас перспективна индустрия глубокой переработки аграрной продукции.

Не стоит зацикливаться только на производстве и экспорте зерна. Далее, наверное, химическая промышленность — не только агрохимия, но и фармацевтика.

Также металло­обработка и точное машиностроение.

— В достаточной ли степени мы владеем менеджерскими навыками?

— Навыками владеем, искусством — нет. Меня не пугает, если в сфере образовательного менеджмента мы будем сначала полагаться на иностранных специалистов.

Наши руководители, увы, не умеют еще мыслить стратегически.

Блиц-интервью
“Главный индикатор реформ — крах коррупции”, —
утверждает Сергей Квит (48), министр образования и науки Украины

— Когда Украина вступит в ЕС?

— Когда найдет силы провести необходимые экономические и социальные реформы.

Сегодня политическая культура украинцев значительно опережает экономические усилия нашего государства.

Тем не менее главный индикатор реформ — не экономический рост сам по себе, а крах коррупции.

— Какие отрасли являются точками роста в Украине?

— Это IT-отрасль, сельское хозяйство и оборонная промышленность.

— Что мешает установлению партнерских отношений власти и бизнеса?

— Постсоветская психология. Какие-то квазипартнерские отношения в государстве поддерживаются, но они имеют теневой, непрозрачный характер и иное название — коррупция.

Право подменяется неофициальными договоренностями, которые неформально определены как “понятия”.

Тот, кто не в схеме, оказывается вне игры. Постсоветский человек просто не знает, что такое нормальные партнерские отношения бизнеса и власти. Сейчас как раз время их формировать.

Блиц-интервью
“Квалифицированный рабочий с инструментом будет востребован”, —
считает Лариса Лисогор, заведующая отделом социальных проблем рынка труда Института демографии и социальных исследований им.М.В.Птухи, доктор экономических наук, профессор

— Какие трансформации ожидают оте­чественный рынок труда в ближайшее время?

— Если экономика пойдет по инерционному пути (производство традиционных товаров и услуг на старом технологическом базисе), это будет один сценарий.

Если Украина выберет инновационный путь, путь радикальных реформ, то есть перспективы другого сценария — инновационного развития рынка труда.

Вполне вероятно, что в чистом виде ни тот, ни другой варианты выбраны не будут. Возможно, у нас будет реализован инерционный вариант с элементами инноваций.

Но это нормально. К тому же у экономики Украины высокий потенциал конкурентоспособности, в том числе и кадровый.

— Достаточен ли уровень профессиональной подготовки для ответа на новые вызовы и потребности экономики?

— В принципе достаточен. Но давайте будем реалистами. Полученное хоть высшее, хоть профессионально-техническое образование вовсе не гарантирует выпускникам рабочие места в условиях стагнации.

— Давайте попытаемся сориентировать завтрашних абитуриентов: какие специальности им выбирать сегодня, чтобы завтра найти работу?

— Кого у нас реально не хватает, так это инженерных кадров и квалифицированных рабочих с профессионально-технической подготовкой.

Государство пытается сгладить диспропорции между рынком труда и рынком образовательных услуг на этапе подготовки специалистов, стимулируя госзаказ.

Благодаря чему мы впервые за несколько лет можем видеть прирост количества студентов инженерных специальностей.

Это направление будет оставаться перспективным. Квалифицированный рабочий с инструментом будет востребован даже в высокоинновационной экономике.

— Разные эксперты пророчат бум украинскому сельскому хозяйству.

— Перспективы у агросектора очень серьезные. Государство, конечно, будет наращивать производительность в сельском хозяйстве.

Однако повышение производительности труда неминуемо влечет сокращение численности занятых.

Да, агрономы, логисты, профильные юристы будут востребованы, но только при условии их конкурентоспособности.

Поэтому о подготовке высококлассных специалистов в этой сфере нам надо думать уже сейчас. Кстати, большой потенциал у органического земледелия.

 Так что фермеры нам тоже будут нужны.

— Насколько высоки миграционные настроения среди украинцев?

— Профессиональной миграции не стоит бояться. Но только в том случае, если она будет носить возвратный характер.

Если в Украине будут созданы условия: рабочие места, инфраструктура, доступные кредиты, жилье, то украинцы будут возвращаться на Родину.

Тем более что сейчас мы наблюдаем подъем патриотизма в обществе. Молодежь после обучения за границей возвращается домой.

Необходимо стимулировать этот ее порыв, позволить молодежи занимать себя в малом и среднем бизнесе.

Самозанятость, кстати, могла бы стать своего рода буфером, который помог бы нам пережить трудные времена.
Последние новости: