Нерастраченный потенциал: Украина рискует навсегда остаться «потенциально привлекательной» для инвесторов

Неизвестный умбрийско-сиенский мастер,
1369
Неизвестный умбрийско-сиенский мастер, "Геркулес на распутье", 1505

Уголовное преследование бизнеса является крайней мерой во многих странах, но, к сожалению, не в Украине. Здесь массовость открытых уголовных производств и количество проведенных обысков не просто впечатляет, а, уместнее сказать, шокирует.

Согласно опубликованным данным на сайте Генеральной прокуратуры Украины, в 2015 году было открыто 3 633 уголовных производства по факту мошенничества в особо крупных размерах. При этом подозрение было объявлено только 1 318 лицу, а передано дел в суд с обвинительным актом – 1 049. Это значит, что больше 3 тысяч дел были инициированы лишь на основании предположений представителей правоохранительных органов, но, при этом, сопровождались обысками, допросами, изъятием документов и арестом имущества. Чем вам не поле для активных действий конкурентов или самих же силовиков, желающих обогатиться.


Согласно указанным данным мы видим, что из 100% инициированных уголовных производств по популярным «бизнес-статьям», подозрение чаще всего объявляется буквально 30-40% «жертв», а в суды с обвинительным актом передается не более 20% дел. Получается, что основной массив обвинений не подтверждается доказательствами. Логично предположить, что это либо дело рук конкурентов, либо дело рук самих силовиков, которые таким образом пытаются обогатиться, либо дело рук «рейдеров нового поколения».

Такое положение напрямую влияет на инвестиционную привлекательность страны.

Украинские ИТ-сектор, агробизнес, пищепром и даже рынок финансов, а также фармацевтика и девелопмент остаются в сфере интересов иностранных инвесторов, но и этих немногих смельчаков могут отпугнуть нелогичные и необдуманные законодательные изменения, а также мощное давление со стороны правоохранительных органов.

К сожалению, мы вынуждены констатировать, что применение прогрессивных норм уголовного процессуального законодательства породило новые проблемы для бизнеса.

Начнем с механизма автоматической регистрации уголовного производства, согласно которого любое заявление о совершении преступления должно быть внесено представителем правоохранительных органов в Единый реестр досудебных расследований (ЕРДР) и проверено в рамках досудебного расследования. Изначально этот механизм был призван бороться с произволом правоохранителей, которые отказывались расследовать заявления о преступлениях.

Сейчас такая «доступность» уголовного производства получила широкое использование среди конкурентов в бизнес-среде. Это позволяет не только усложнить предприятию условия совершения хозяйственных операций и поддержку конкурентоспособности, но и полностью заблокировать его деятельность (например, путем изъятия в рамках «временного доступа» оригиналов документов, печатей предприятия, системных блоков компьютеров и пр.).

Но и на этом потенциал уголовно-правовых инструментов не исчерпывается. Их правильное использование может помочь также «захватить» конкурента. В середине 2000-ных такой захват осуществлялся преимущественно с помощью полученных незаконным путем судебных решений о смене состава учредителей. В последнее же время к нам все чаще обращаются с проблемой силового захвата желаемых объектов с привлечением вооруженных представителей добровольческих батальонов.

Фактически сегодня наблюдается такой себе симбиоз рэкета 90-х и рейдерства «нулевых» в его худших проявлениях.

Не исправляет ситуации и активная законодательная деятельность парламента, проходящая под лозунгами выполнения требований соглашения об Ассоциации с ЕС.

Неоднократно подчеркивалось наличие реальных рисков расширения круга лиц и объектов собственности с целью применения специальной конфискации. Например, третьи лица, которые приобрели свое имущество по оплачиваемому договору и, по мнению органов следствия, знали или должны были знать о том, что продавец избавляется от имущества, полученного преступным путем, должны будут самостоятельно доказывать добросовестность приобретения.

Не могут не вызывать опасения неоднократные попытки очередного реформирования института специального (заочного) досудебного расследования. Возможность заочного производства по искусственному обвинению при обязательном условии «скрывание за пределами Украины более 6 месяцев, нахождение в зоне АТО или временно оккупированных территориях» позволяет также использовать указанный институт для решения бизнес-конфликтов, последствием чего может стать как потеря бизнеса, так и личной свободы.

Вполне очевидно, что необходимым условием нормального применения правовых норм (или контроля их применения) является наличие непредвзятой судебной системы и независимого объективного следствия. В то же время, внедрение новелл в условиях нынешнего уровня коррумпированности государственных органов в «умелых» руках может легко превратиться в инструмент борьбы за бизнес-интересы.
Последние новости: