Наличное дело

Наличное дело
285

В прошлый вторник, 13 мая, депутаты приняли в первом чтении законопроект №3216-1 от 19.09.13 г. “О внесении изменений в Закон “Об основных принципах государственного надзора (контроля) в сфере хозяйственной деятельности” относительно ответственности должностных и служебных лиц органов государственного надзора (контроля)”.

Его авторы — народный депутат Оксана Продан и шесть ее коллег — попытались создать механизм персональной материальной ответственности этих самых лиц за вред, причиненный предпринимателям их действиями или бездействием (см. “Как это делается”). Проблема — сверхактуальная, поскольку действующее законодательство не предусматривает возмещения такого вреда непосредственно чиновниками. Беда же законопроекта в том, что и предложенный механизм вряд ли окажется действенным.

Повторение пройденного

Возмещение госорганом вреда, причиненного предпринимателю, например, в ходе незаконно проведенной проверки, даже при наличии соответствующих судебных решений — чрезвычайно редкая вещь в Украине. Так, Владимиру Головко, директору днепропетровского ООО с иностранными инвестициями “Галилей”, понадобилось 10 лет, чтобы заставить налоговиков вернуть 1,9 млн грн. в качестве денежной компенсации причиненного ему вреда за безосновательно изъятое оборудование.

Ему пришлось постоянно судиться с Казначейством, которое несколько раз отказывалось проводить бесспорное списание денег госбюджета под тем предлогом, что таковых просто нет (см. статью "Путь “Галилея”). Точно такая же ситуация и с возмещением вреда самими проштрафившимися чиновниками.

Как уже говорилось, действующее законодательство не предусматривает здесь процедуры “из рук в руки”. Согласно Гражданскому кодексу и изменениям в Закон “О государственной службе”, которые вступили в силу 01.01.14 г., вред, нанесенный действиями или бездействием должностного лица, возмещается за счет государства, которое имеет право обратного требования (регресса) по отношению к этому чиновнику.

При этом, отмечает Татьяна Старцева, юрист юридической компании “Дешунин и партнеры” (г.Киев; с 2009 г.; 9 чел.), в Госбюджете-2014 на возмещение такого вреда государством выделено около 19 млн грн., т.е. для десяти случаев, подобных тому, что приключился с “Галилеем”.

А потому предприниматели редко выбивают положенные им деньги из Казначейства, и регрессная система не работает. В этом смысле нормы законопроекта, по сути, повторяют нормы вышеназванных законодательных актов с тем лишь отличием, что возмещение предлагается проводить из бюджетных средств, предназначенных для финансирования надзорных органов в целом, а не только по отдельной статье.

Что нужно поправить

Практикующие юристы отмечают, что регрессная норма законопроекта на практике будет малоэффективной. Михаил Сорока, адвокат адвокатской фирмы “Грамацкий и партнеры” (г.Киев; с 1998 г.; 38 чел.), считает, что никаких новых норм и гарантий обиженным проверяющими предпринимателям эти изменения не принесут, если при подготовке документа ко второму чтению в нем не будет выписана конкретная обязательная процедура обратного требования на сумму возмещенного вреда.

“Обязанность инициировать ее, например, можно возложить на Казначейство, которое, после проведения в пользу лиц частного права выплат по решению суда, должно обратиться с соответствующим заявлением в прокуратуру, а та, в свою очередь, — в суд, и поддержать требование о регрессе”, — предлагает юрист.

В свою очередь, Олег Малиневский, партнер юридической компании FCLEX (г.Киев; с 2003 г.; 34 чел.), подчеркивает, что вопрос регрессной ответственности виновного лица перед бюджетом законопроектом урегулирован недостаточно, поскольку не устанавливается размер такой ответственности (полная либо ограниченная).

Поэтому в предложенном виде законопроект лишь дублирует соответствующие положения законодательства о труде. Следовательно, по его мнению, вопрос общественной пользы от принятия подобного закона является спорным. “Так, с одной стороны, мы получаем специальную норму в специальном законе, что, возможно, на какое-то время облегчит защиту интересов лиц, пострадавших от чиновничьего произвола. С другой — потенциальные правовые коллизии в случае изменения общих норм в сфере гражданского, трудового, бюджетного законодательства”, — резюмирует г-н Малиневский.

А вот Андрей Тарасов, адвокат, управляющий партнер юридической компании “Тарасов и партнеры” (г.Киев; с 2008 г.; 10 чел.), вообще сомневается в целесообразности этого документа. Во-первых, потому, что предпринимателю чрезвычайно сложно доказать размер вреда от незаконных действий проверяющих, во-вторых, у работников прокуратуры, которые должны реагировать на такие случаи со стороны государства, банально нет желания заниматься процедурой регрессного возмещения.

“Таким образом, если и устанавливать индивидуальную ответственность за незаконные решения и вред при проведении проверок, то не дублированием уже существующих норм, как это имеет место в законопроекте, а путем автоматического привлечения к ответственности (вплоть до уголовной) должностного лица, которое приняло решение, впоследствии отмененное судом”, — полагает г-н Тарасов.

Как это делается

Авторы законопроекта предлагают внести в ст.9 Закона “Об основных принципах государственного надзора (контроля) в сфере хозяйственной деятельности” норму о том, что вред, нанесенный предпринимателям действиями или бездействием контролеров, возмещается за счет бюджетных средств, предусмотренных для финансирования надзорного органа, независимо от вины должностного или служебного лица.

В свою очередь, это лицо несет перед государством ответственность в порядке регресса в размере выплаченного из бюджета возмещения. Иными словами, обязано будет выплатить искомую сумму из своих кровных.

Последние новости: